День с дьяволицей (СИ), стр. 1

Ростислав Корсуньский

ДЕНЬ С ДЬЯВОЛИЦЕЙ

История эта началась десять лет назад, когда я впервые посмотрел фильм «Девятые врата». Сама же история произошла со мной пять лет назад. По началу я решил, что о ней никто не узнает и я никому о ней не расскажу, но сейчас что-то настоятельно, даже не просит, а именно требует написать о ней.

Надо пару слов сказать о моей религии. На тот момент я очень точно осознал и уверовал, что человек должен развиваться, самосовершенствоваться постоянно, а не просто прожигать свою жизнь. Мне не подходили различные религии типа «Веруй, ибо так надо» или «Это великая мудрость божия», которые ничего не объясняли, а только отупляли людей. Познание себя, природы, совершенствование себя — вот моя религия.

Так вот, этот фильм задел что-то, сидящее где-то глубоко внутри меня. Мне периодически хотелось и до этой истории, и после его пересматривать. Я и пересматриваю. Но вот пять лет назад, когда пересматривал его, будучи летом на даче, к концу фильма что-то как-будто взорвалось внутри, и подумал, что с такой «демоницей на практике» и я бы не прочь познакомиться. Именно, познакомиться подумал, а не о чем-то другом. Смотрел я его где-то около двух часов дня. Досмотрел его, закрыл ноутбук, съел банан с апельсином и хотел пойти искупаться на озеро, как раздался стук в дверь. Ждать я никого не ждал, жена осталась в городе и должна была приехать только через два дня, поэтому мне и стало интересно кто же там. Открыв дверь, я увидел девушку, а встретившись с ней взглядом, я сразу понял, кто передо мной. Время замерло: я стоял и любовался ею. Конечно первое, что запомнились это ее глаза — зеленые, не сказал бы, что они были яркими, но и цвет точно прослеживался. Вот только радужка зрачка была синяя. Овал лица, что называется правильный, в моем вкусе, а волосы цвета червонного золота, вьющиеся. Одета она была по нашей летней моде — шортики, не облегающие, а обыкновенные, и топик, не короткий и тоже не облегающий. Про фигуру, наверное, не стоит говорить — она была идеальной для моего вкуса. Ну и на вид ей было где-то около двадцати пяти лет.

— Можно войти? — спросила она.

— Да, конечно.

Я отошел в сторону, она прошла, а я посмотрел на нее сзади, закрыл дверь и тоже вошел в дом. Войдя в дом, она начала с интересом осматриваться.

— И что дальше? — спросил я ее.

— Не знаю — ты меня сюда пригласил.

Она стояла боком ко мне и повернула голову. Я опять стал ею любоваться.

— Тогда пошли погуляем, — ответил я ей.

Мы вышли на улицу, я закрыл дверь, и, взявшись за руки, как малолетние влюбленные, мы пошли гулять. Поселок на даче небольшой и мы пошли в, так называемый, центр поселка, где была небольшая площадь и даже довольно приличное кафе, правда работающее только летом, когда большой наплыв дачников. По началу немного шли молча, я все время смотрел на нее и любовался.

— Что? — как-то спросила она.

Я не сдержался, притянул ее к себе и поцеловал. О! Это было неописуемо. Невозможно описать всю ту бурю эмоций, что нахлынули на меня. Я даже не знаю с чем сравнить ее, чтобы хоть немного дать понять, как это было великолепно. Происходило это прямо на обочине дороги. Сколько это длилось я не знаю. Очнулись мы от того, что кто-то на машине, проезжая мимо, нам весело просигналил. Мы пошли дальше, а Лай стала расспрашивать меня буквально обо всем: что это за дерево, почему оно такое, что это за автомобиль, какие у нас люди. Полное ее имя естественно не Лай, это ее сокращенное. Немного я расспросил ее и о её мире. Сначала спросил правда, что их мир — это мир лавы, как у нас принято считать. Да и компьютерные игры тоже говорят только об этом. Она рассмеялась и спросила меня:

— И как ты представляешь, чтобы мы там жили? Это какая же там должна быть температура!

— Ну, у нас принято считать, что вы нормально переносите такую жару.

— Это уж точно бред! Нет, может и есть где-то такой мир и там кто-то живет, но я о таком не знаю.

Затем она немного рассказала о своем мире. Что совпало с нашим представлением о мирах демонов, так это основной цвет — он действительно красный. Но не от лавы, а там совершенно другой принцип природы — что-то там есть такое, что придает красноту и камням и песку и растениям и даже истинный цвет кожи обитателей тоже красного отлива. Климат очень сухой, но не жаркий, кислород есть. Но его настолько мало, что он существует только в виде пара, то есть атмосфера кислородная, но с малым его содержанием. Поэтому основная природа их — это камни и песок. Деревья у них встречаются, но они совершенно другие. По ее словам их деревья больше похожи на каменные — очень жесткие, твердые, но не ломкие. Она пыталась что-то объяснить, но так и не смогла найти соответствующих слов. У нас основа жизни — это углерод, может у них основа жизни другая разновидность углерода — кремний. А вот их описания у нас действительно близки — женщины у них как обыкновенные женщины, правда с красной кожей, красными глазами и вертикальными зрачками. В последнем я позже убедился лично. А вот мужчины действительно имеют более демонический облик, но безо всяких там клыков, хвостов и прочего. И уж рогов, рожков у них тоже ни у женщин, ни у мужчин нет. Еще у них метаболизм такой, что абсолютно ни у кого нет ожирения — фигуры у всех отличные. Ах да, еще — никакой чешуи у них тоже нет. А еще они действительно могут менять свой облик. Причем это свойство их организма, а никакая ни магия, ни колдовство, ни волшебство. Правда в пределах своих размеров, вернее немного уменьшить себя в объеме могут, а вот увеличить никак. Ну, соответственно, карликом никто из них стать не сможет. И еще живут они действительно долго — порядка двух-двух с половиной тысяч наших лет. Это тоже связано с их метаболизмом. Лай по нашему 800 лет. Кстати, она очень удивилась, узнав сколько мы живем. По ее мнению наш организм, достигая возраста взросления, заражается каким-то вирусом, поэтому так быстро стареет. Или кто-то или что-то высасывает из нас жизненную энергию. Что-то более конкретное она сказать не могла, так как сама не ученый и не мудрец, а как сама сказала: «Я просто девушка».

Вот так мы шли: болтали, останавливались, целовались. А потом проходили мимо церкви (есть у нас в поселке и это). Она остановилась и посмотрела на нее. А я с интересом наблюдал за ней.

— Что это такое?

— А что? — невинно ответил вопросом на вопрос я.

— Здесь чувствуется что-то такое, — и она неопределенно помахала в воздухе рукой, — не могу объяснить.

— Ну, по идее, — отвечаю я ей, — в таких местах таким как ты должно быть неуютно, больно, да и подойти, а тем более, войти во внутрь вы, ну никак, не можете.

— Да? Как интересно! Пошли, посмотрим что там да как.

Мы и двинулись к зданию церкви. Она с интересом рассматривала его. А мне было интересно как отнесутся к тому, что она без косынки, сам я говорить ей об этом не стал. Когда мы вошли внутрь, то бабульки и тетки, которые там занимаются обслугой, смотрели на нее с неодобрением и даже что-то говорили себе под нос, наверняка, нелицеприятное. Попов никаких не было, поэтому мы просто ходили внутри. А Лай с интересом рассматривала все рисунки. Правда отметила, что с художественной стороны — это просто хлам. Затем она прошла смотреть дальше, а я задержался, так как мне пришла смс и надо было написать ответ, причем не маленький. Когда я оторвался от телефона и нашел глазами Лай, то сначала на мой рот набежала улыбка, а подойдя немного ближе к ней, я вообще еле сдерживался, чтобы не заржать. Дело в том, что откуда-то появился поп (или кто-то его позвал) и начал вешать Лай лапшу на уши: мол, в это святое место надо ходить в косынке, надо верить в господа нашего, мол, вижу, что ты тянешься к богу, поскольку пришла в храм, как он сказал. Я стоял немного в стороне и, зная с кем на самом деле разговаривает поп, про себя уже ржал, а на лице у меня была огромная улыбка. Лай же с невозмутимым видом кивала, подтверждая, что она, мол, все поняла. В конце он ей напомнил, что надо дать пожертвование на храм. Через некоторое время мы вышли из церкви, немного прошли, посмотрели друг другу в глаза и разразились хохотом. Смеялись до боли в животе, по крайней мере, я.