Ниндзя. Первая полная энциклопедия, стр. 30

До наших дней дошло немало легенд об Абэ-но Сэймэе. Согласно одной из них, он прятал в своем рукаве чертика по прозванию Сандзяку-но они – Чертик размером в 3 сяку. Рассказывают, что когда Сэймэй приступал к гаданию, он всегда выпускал этого чертика и именно от него получал всю необходимую информацию.

Исследователь истории ниндзюцу Окусэ Хэйситиро выдвинул совершенно кощунственную гипотезу о том, что Сандзяку-но они был попросту карликом-шпионом, который заранее выведывал всю необходимую информацию для «пророка». Окусэ исходил из специфики представлений японцев о чертях. Если для китайцев черт – это, прежде всего, дух умершего человека, призрак, привидение, то для японцев – это некое фантастическое существо с рогами, способное творить чудеса. Причем окончательно представления о чертях в Японии оформились лишь в XIII–XIV вв., а до этого у чертей даже не было каких бы то ни было обязательных атрибутов, вроде рогов. Поэтому чертом, по мнению Окусэ Хэйситиро, в эпоху Хэйан могли объявить и человека, обладавшего какими-то необычными способностями или качествами. В этой связи нужно отметить, что многим легендарным ниндзя японцы тоже приписывали способность повелевать потусторонними силами – чертями, чудесными лисами и собаками.

По мнению Окусэ, вся операция по «прорицанию» выглядела примерно так. Абэ-но Сэймэя приглашали в какой-нибудь аристократический дом, хозяин которого страдал от тяжелой болезни. Сэймэй приходил, опускался на колени и закрывал глаза, медитировал некоторое время, затем гадал по книге «И-цзин» и спрашивал: «Есть ли в этой усадьбе в юго-восточном углу старый колодец?» Когда слуги давали утвердительный ответ, гадатель выдавал замечательный «рецепт»: «Да. Все правильно. В колодце под крышкой томится Золотой дух, болезнь хозяина – результат его дурного влияния. Если выпустить духа и в течение 37 дней совершать очистительные обряды, болезнетворный дух, несомненно, отступит».

Слуги стремглав мчались к колодцу, спускались в него и в грязи на дне находили бронзовое зеркало – божественное тело Золотого духа, отмывали его, приносили ему жертву, надеясь помочь хозяину. Нередко болезнь действительно отступала – такова была сила психического воздействия ритуала изгнания злого духа. В общем, всё происходило примерно так же, как у многих современных «целителей» и «экстрасенсов».

Окусэ Хэйситиро считает, что Абэ-но Сэймэй мог использовать целую группу подручных для осуществления подобных трюков. Например, они могли положить в нужное место зеркало, или амулет, или еще что-нибудь в этом роде, или просто разведать ситуацию в усадьбе, расположение предметов, строений. Чтобы сделать все это незаметно, требовались незаурядная ловкость и находчивость. Поэтому, хоть и с большой натяжкой, этих людей можно назвать предшественниками ниндзя.

Несомненно одно – гадательные и магические методы Оммёдо и его «философия» наложили неизгладимый отпечаток на японское искусство шпионажа.

Мятежный Фудзивара Тиката и его Невидимый черт

К эпохе Хэйан некоторые источники относят и мятеж Фудзивары Тикаты, во время которого загадочная группа из четырех «чертей» немало поизмывалась над правительственными войсками. Подробнее всего это описано в «Тайхэйки», где, однако, мятеж Тикаты отнесен ко времени правления императора Тэндзи (правил в 668–671 гг.).

Фудзивара Тиката (в некоторых текстах Тикадо или Тиёродзу) был владельцем поместья на границе провинций Ига и Исэ. В правление императора Мураками (947–967) он поднял мятеж против центральной власти. По какой причине – точно не известно, но существует версия, что Тиката домогался у императорского двора повышения в ранге, но получил отказ. Вообще, подобные выступления были не редкостью в те времена. Достаточно упомянуть крупнейшие мятежи Тайры Масакадо (935) и Фудзивары Сумитомо (940), повергшие всю страну в смятение.

Как только в столице стало известно о бунте, на его подавление сразу же был брошен крупный отряд правительственных войск. Однако неуловимые отряды Тикаты наголову разгромили его. По сообщению «Тайхэйки», при обороне Тиката прибегнул к помощи четырех чертей, которые и нанесли главный урон карателям. Эти четверо чертей – Ветряной черт (Фуки), Огненный черт (Каки), Земляной черт (Доки) и Невидимый черт (Онгёки) – действовали очень впечатляюще: Ветряной черт уселся на попутный ветер и засыпал вражеский лагерь отравленными стрелами; Огненный черт изводил врага бесконечными неожиданными нападениями и поджогами; Земляной черт укрыл войско Тикаты в пещерах на горе Такао. Для нас, конечно, наибольший интерес представляет Невидимый черт. Согласно «Тайхэйки», он тайно проникал во вражеский лагерь, рубил головы спящим солдатам, крал и ломал оружие, отравлял источники воды, то есть действовал в типично «ниндзевском» стиле.

Ниндзя. Первая полная энциклопедия - _118.jpg

Ниндзя сражен ударом копья. Рисунок по мотивам японских гравюр

В общем, ничего особенно сверхъестественного в действиях «чертей» нет, всё это – обычная тактика партизанской войны. Только у страха, как говорят, глаза велики. Видно, действия командиров мобильных отрядов Тикаты так напугали воинов правительственных войск, что они сочли их за нечисть.

Трижды Фудзивара Тиката отбивал наступления правительственных войск. Слухи о его «магических способностях» и о «потусторонних слугах» дошли до двора, и тогда на подавление мятежа была послана огромная армия. В решающей битве отряды Тикаты были разбиты. Сам он получил несколько ранений от мечей и стрел врагов и попытался бежать по дороге в провинцию Исэ, но был схвачен и казнен в местечке Янаги-но симо в Танэнари провинции Ига.

Внимание историка ниндзюцу не может не привлечь тот факт, что все события мятежа Тикаты разворачивались на территории провинции Ига, которая позже стала важнейшим центром ниндзя. Правда, не известно, был ли Тиката уроженцем этой провинции или переехал откуда-то, получив назначение на пост управляющего уездом. Но что касается четверых «чертей», то они, скорее всего, были выходцами из Ига. Об этом свидетельствуют предания жителей Ивакура деревни Араи, что в уезде Аяма на западе Ига. В этой деревне находится захоронение некоего Тиёродзу. Имя Тиёродзу, так же, как и Тиката, пишется двумя иероглифами. Первые иероглифы в обоих именах одинаковые, а вот вторые различаются всего на одну черту! Предания жителей Араи утверждают, что Фудзивара Тиката бежал сюда после разгрома и здесь же умер, а его подчиненные поселились неподалеку в деревушке, которая получила название Кинэ. Ныне это название записывается как «Корень дерева», но в старинных документах это название записывается как «Чертов корень»! Согласно тем же преданиям, в эпоху Хэйан в Ивакура из столицы по какой-то причине переехала одна аристократическая семья. Возможно, речь идет как раз о Фудзиваре Тикате или его предках. Если это действительно так, тогда вполне понятно, почему Тиката бежал именно в Ивакуру.

Любопытную информацию дает и старинное сказание «Дзюнкоки», где приводятся имена-прозвища четырех «чертей» Тикаты: Яматюки – «Горный комментатор», Микавабо – «Монах из провинции Микава», Хёго рисся – «Законник из провинции Хёго» и Цукусибо – «Монах с острова Цукуси». Это типичные имена горных отшельников-ямабуси! Связь Тикаты с ямабуси всплывает и в легенде о похищении им священного ковчега-микоси из синтоистского храма Хиёси-дзиндзя. Впрочем, предания о Тикате до сего дня остаются мало исследованными и окончательную точку в этой истории ставить еще очень рано.

Кога Сабуро – легендарный основатель ниндзюцу Кога-рю

Предания жителей уезда Кога, находившегося на юге провинции Оми, к северу от Ига, донесли до наших времен имя легендарного военачальника Кога Сабуро Канэиэ, которого традиция ниндзюцу почитает как основателя школы Кога-рю.