Ниндзя. Первая полная энциклопедия, стр. 29

Большое внимание ямабуси уделяли маневру. Этому способствовало их прекрасное знание потаенных горных троп, особенностей рельефа, умение ориентироваться в горах и лесах, действовать в сложных метеоусловиях, извлекать пропитание буквально из-под земли, прекрасное знание географии Японии, что было связано с постоянными паломничествами по святым горам. Кстати, именно эти навыки ямабуси привели к тому, что многие военачальники позднее стали использовать их в качестве своих лазутчиков во вражеских землях. К тому же ямабуси имели право прохода через многочисленные границы без досмотра и документов – им было достаточно продемонстрировать какие-либо профессиональные навыки. Этим стали пользоваться и обычные шпионы, мало-мальски знакомые с ритуалами и молитвами горных отшельников.

Считается, что в конце эпохи Хэйан в лоне ямабуси хэйхо сложилось несколько школ боевого искусства. Так, по легендам, гёдзя из Кумано по имени Хакуун-доси – «Даос Белое облако» – якобы создал в период Ёва (1181.7–1182.5) одну из древнейших школ ниндзюцу Хакуун-рю, которая якобы получила распространение среди ямабуси и буддийских монахов с трех гор Кумано, а позже от нее отпочковался целый ряд более мелких традиций, известных только по названиям: Готон дзюхо-рю – «Школа пяти способов бегства и десяти методов», Гэндзицу-рю – «Реалистическая школа», Гэн-рю – «Школа Тьмы», Кисю-рю – «Школа провинции Кии» – и Рюмон-рю – «Школа врат дракона».

Приблизительно в то же время, и, опять-таки, по легенде, восемь сохэев-ямабуси с горы Курама создали собственную традицию будзюцу, получившую позже название Кёхати-рю – «Восемь столичных школ», или Курама хати-рю – «Восемь школ горы Курама». Опирались эти школы на учение китайских классических книг по стратегии: «Лютао» и «Сань люэ». Интересно, что именно эти книги привез в Японию из Китая и передал на хранение в монастырь Курама-дэра уже упоминавшийся Киби-но Макиби. По легенде, тамошние ямабуси хранили также некий «Тигриный свиток» – «Тора-но маки», основное содержание которого составляют различные заклинания, якобы позволяющие становиться невидимым.

В целом, можно полагать, что ямабуси хэйхо оказало значительное влияние на все воинские искусства Японии. Свидетельством тому – огромное число легенд, повествующих о передаче горными отшельниками своих сокровенных секретов воинского мастерства тому или иному воину, в результате чего рождается новая школа будзюцу. Вот, например, что рассказывается в главе «О создании японского искусства захватов» книги «Бугэй хасири-мавари» («О боевых искусствах») о возникновении знаменитой школы дзюдзюцу Такэноути-рю: «Однажды Хисамори с целью предаться голодной аскезе удалился в горную глушь, называвшуюся Санномия… и воздерживался от пищи, приготовленной на огне, в течение 37 дней. Но для того, чтобы время от времени посылать известия в замок, где он жил, он назначил своим гонцом слепого массажиста, который приходил в нему раз в день, но о его изможденном состоянии не мог знать по причине своей слепоты.

Итак, на 37-й день аскезы по небу пролетело множество коршунов. После этого перед глазами Хисамори по воздуху во все стороны стали носиться предметы из снаряжения ямабуси – дорожные посохи, соломенные шляпы. Он очень удивился этому, закрыл глаза и стал мысленно молиться.

В это время – в 24-й день 6-го месяца 1-го года Тэмбун (1532), под конец 37-го дня аскезы в это место из ниоткуда неожиданно явился один ямабуси и обратился к Хисамори. При этом Хисамори по-прежнему держал глаза закрытыми и на этого человека не смотрел. Было это место не такое, где люди ходят, и он принял его за слепого массажиста, который обычно приходил днем, и спросил, не случилось ли чего в деревне. Тогда ямабуси сказал ему: «Ты всегда любил воинскую доблесть и, будучи слабосильным, стремился научиться одолевать сильных, ты обратился за помощью ко мне, и я явился, чтобы исполнить твое желание».

Хисамори чрезвычайно обрадовался, и после того, как он поведал о своих желаниях, этот ямабуси срезал цветущую ветку длиной в 1 сяку [18] и 2 сун [19] (ок. 37 см), и еще срезал лозу длиной 7 сяку и 5 сун (ок. 230 см) и передал Хисамори пять приемов торидэ (букв. «хватающие руки») для быстрого связывания врага и 35 приемов коси-но мавари (рукопашного боя с ножом) … Хисамори очень удивился, выразил этому ямабуси свое почтение, воспринял приемы во всех деталях и всеми до единого овладел».

Характерно также, что многие наставления по боевым искусствам иллюстрировались рисунками мифических созданий тэнгу, о которых стоит сказать особо. Дело в том, что в народе тэнгу считались прародителями и ямабуси, и ниндзя. Что же представляли собой эти тэнгу?

Слово тэнгу буквально означает «небесная лисица». Согласно японским легендам, они живут на горах, имеют тело человека, длинный красный нос или клюв, птичьи крылья. Тэнгу владеют магией, могут летать по небу, становиться невидимыми. Им приписывали также владение воинскими искусствами и ношение меча.

Народное сознание прочно связывало тэнгу с ямабуси. Существуют изображения и описания тэнгу, в которых они носят одеяния ямабуси, сопровождают отшельников в паломничествах. К тому же в некоторых источниках слова тэнгу и ямабуси используются почти как синонимы. Поэтому наличие рисунков тэнгу в сотнях наставлений по кэндзюцу, дзюдзюцу и другим будзюцу можно рассматривать как свидетельство влияния ямабуси хэйхо на воинские искусства Японии в целом и на ниндзюцу – в частности.

Гадатель Абэ-но Сэймэй и ниндзюцу

В начале эпохи Хэйан на основе традиционной астрологии, магии и гаданий по книге «И-цзин» в Японии сложилось специфическое религиозное учение, называемое Оммёдо – «Путь полярных сил Инь (яп. Ин, Он) и Ян (яп. Ё)». Оммёдо имеет тесные связи с эзотерическим буддизмом и сюгэндо. Заметное влияние оказало оно и на ниндзюцу. Недаром два основных раздела ниндзюцу называются Ёнин и Иннин – буквально «Янский раздел ниндзюцу» и «Иньский раздел ниндзюцу». Немалое место различные гадания из арсенала Оммёдо занимают и в так называемом саккидзюцу – «искусстве наблюдения за энергией ки». Его суть – в понимании, интуитивном постижении космических процессов на их энергетическом уровне, которые проявляются, например, в интуитивном прочувствовании опасности через ощущение и оценку энергетических потоков в окружающем пространстве. Кроме того, именно из Оммёдо в ниндзюцу пришли методы прогнозирования погоды и прочие знания, связанные с астрономией. Поэтому неудивительно, что уже в старину появилась легенда, утверждающая, что создателем «искусства невидимости» явился основатель Оммёдо Абэ-но Сэймэй.

Абэ-но Сэймэй – фигура почти мифическая. По легенде, его матерью была старая лиса по прозванию Кэцураноха из рощи Синода. Современные ученые полагают, что Абэ-но Сэймэй происходил из рода, который поклонялся священной лисице. Он изучал гадания по книге «И-цзин», астрологию и магию у Камо Тадаюки и постиг все премудрости этих наук, а несколько позже соединил все эти элементы в единое учение.

Абэ-но Сэймэй обладал невероятным даром безошибочного прорицания, а его молитвы по эффективности не уступали молитвам высших иерархов эзотерического буддизма. Поначалу он действовал в среде провинциальной знати, но вскоре его слава достигла императорского дворца, и его пригласили ко двору, где он был удостоен почетных званий тэммон хакуси – «профессор астрологии» и оммё-но касира – «глава Инь и Ян». Благодаря своим выдающимся способностям Сэймэй быстро смог поставить под контроль всё аристократическое общество столицы.