От ГУЛАГа до Кремля. Как работала охрана НКВД-КГБ, стр. 39

Когда мы подошли к ним вплотную, президент сказал, подавая руку: «Гут монинг». «Гут монинг, мистер президент», — ответил я, пожимая его руку. После этого леди Жаклин также поздоровалась и подала мне руку, которую я поцеловал.

Макхью меня представил как генерала и коллегу по работе.

— Обо всем ли вы договорились? — спросил Кеннеди. — Нет ли каких нерешенных проблем?

— Благодарю вас, мистер президент, — ответил я. — Мы с генералом Макхью нашли общий язык и решили все интересующие нас вопросы, также как и с вашим помощником по печати министром Сэлинджером.

— Очень хорошо! — сказал Кеннеди. — Желаю вам успеха. До свиданья.

Они прошли мимо нас, а я, поблагодарив генерала за гостеприимство, уехал к себе в посольство.

Это была моя первая встреча с президентом США Кеннеди. Ранее мне приходилось встречаться с президентом Эйзенхауэром. В 1955 году в Женеве по поручению маршала Г.К. Жукова и в США во время гостевого визита нашей правительственной делегации. Кроме того, мне случайно довелось видеть бывшего президента США Трумэна в Нью-Йорке. Я завтракал в отеле Валдорф-Астория, когда пришел и сел за соседний стол Трумэн. Одет он был в светлосерый костюм с бабочкой вместо галстука. Вообще это был глубокий старик, с лицом землистого цвета и птичьим носом. Оказывается, об этом я узнал позже, этот сын бывшего фермера, став президентом США, позволял себе постоянно арендовать целый этаж фешенебельного, баснословно-дорогого отеля Валдорф-Астория.

Джон Кеннеди был только что избран президентом США. Высокий рост, спортивная фигура, моложавость, приятная наружность внушали к нему симпатию. Правда, моложавость, частая улыбка на лице, юношеская динамичность в движениях не создавали той солидности, которую, скажем, имел Эйзенхауэр. Но, в принципе, мне Кеннеди понравился. У Жаклин — приятное, не лишенное красоты лицо с очаровательной улыбкой. Она выше среднего роста, со стройной фигурой. Одета в темно-серый костюм, плотно ее облегающий.

После приезда нашей делегации на другой день начались переговоры вначале в американском посольстве. С нашей стороны в переговорах участвовали, кроме Н.С. Хрущева, А.А. Громыко и др. С американской стороны — президент Кеннеди и госсекретарь Раск. Кеннеди встретил нашу делегацию на улице у главного входа в посольство. Далее встречи происходили поочередно, так что мне неоднократно приходилось встречать президента. Завидев меня, он всегда пожимал руку, как старому знакомому, а впоследствии подарил мне медаль со своим изображением, которую я храню в память о встречах.

В ходе переговоров были даны приемы в американском и советском посольствах, по окончании их прием дал канцлер Австрии в бывшем императорском дворце Хофбург. На этих приемах во всем блеске показала себя Жаклин Кеннеди.

Когда прием проходил в нашем посольстве, мне пришлось принимать серьезные меры по обеспечению охраны и порядка на улице около нашего посольства, так как неимоверно большое количество кино-фотокорреспондентов и зрителей буквально запрудили улицу и окружили здание посольства со всех сторон так, что трудно было гостям подъезжать к подъезду. Н.С. Хрущев, выйдя на балкон и увидев огромную разношерстную толпу, запрудившую улицу, подозвал меня и сказал: «Товарищ Захаров, принимайте меры, а то президент не сможет подъехать и войти в посольство». Я ответил, что с помощью полиции порядок будет установлен. Действительно, по моей просьбе решительными действиями полиции проезд был расчищен и соответствующий порядок наведен.

Президент Кеннеди прибыл в сопровождении мотоциклетного эскорта. Навстречу вышли Громыко, заведующий протокольным отделом Молочков и наш посол Авилов. Когда автомашина президента остановилась, я открыл заднюю дверь, и из нее вышел Кеннеди. Затем я подал руку миссис Жаклин, которая, выйдя из автомашины, взяла меня под руку. Окинув взглядом собравшийся на улице народ, президент сказал: «Ого, сколько здесь собралось людей, как на митинг!»

Поскольку Жаклин не отпускала моей руки, я так под руку с первой леди США и дошел до верхней ступени лестницы, где гостей встречали Н.С. Хрущев и его жена Нина Петровна.

На этих приемах присутствовало, как правило, большое количество гостей из числа членов правительства Австрии и дипломатический корпус, среди которых было много, как всегда, богато одетых, декольтированных дам. Однако объективности ради надо отдать предпочтение жене президента, которая была примой на этих приемах.

Особенно мне запомнился прием, который давал в честь высоких гостей канцлер Австрии во дворце Хофбург. Это огромное красивое здание с не менее прекрасным парком. Наша делегация прибыла раньше американской. Н.С. Хрущев был с женой Ниной Петровной, которая была одета в платье темно-серого цвета, невыгодно смотрящееся на фоне разнаряженных, расфуфыренных, излишне декольтированных западноевропейских дам.

Через несколько минут после нашего приезда в зале появился Кеннеди с женой Жаклин, которая была так одета, что при виде ее окружающие зааплодировали. Да простят читатели, мне, генералу КГБ, наверно, не пристало описывать дамские туалеты. Но как мужчина, я не могу удержаться от того, чтобы не передать вам этого восторга. На ней было длинное платье, плотно облегавшее ее стройную фигуру, цвета серебристой рыбьей чешуи, сверкавшее от множества люстр, волнообразно изгибавшееся и искрившееся при малейшем движении его обладательницы. Я смотрел на Жаклин завороженно.

Но как может быть глубоко обманчива внешняя красота, особенно красота женщины, сколько в ней коварства и измены. Мог ли кто-нибудь поверить, что эта первая леди США, давшая клятву над гробом трагически погибшего мужа быть верной ему до конца своей жизни и в знак верности положившая в гроб свое обручальное кольцо, через некоторое время, позарившись на миллионы долларов, выйдет замуж за миллиардера Онассиса. Этот брак, безусловно, не имел никакой взаимной симпатии. Это была коммерческая сделка, от которой миссис Жаклин выиграла немного. Она вынуждена была вернуться в США…

Прием во дворце Хофбург был прощальным. Он проходил в дружественной обстановке. Этому способствовали положительные результаты переговоров на высшем уровне между советской и американской сторонами. Во время приема мы с генералом Макхью по-дружески беседовали и распрощались, как старые знакомые. В голову не приходила тогда мысль, что его шефа ждет такая трагическая судьба. В ноябре 1963 года Джон Ф. Кеннеди был убит в американском городе Далласе.

ВТОРЫЕ ПОХОРОНЫ СТАЛИНА

Двадцать второй съезд КПСС проходил в Кремле с 17 по 31 октября 1961 года в только что отстроенном Дворце Съездов. Я был избран делегатом от Московской партийной организации и имел право решающего голоса. Казалось, страна оправилась от шока, вызванного разоблачениями преступлений сталинизма. В целом, критике культа личности внимание уделялось, но активность ораторов была уже не такой яркой, как несколько лет назад. Да и на ряде следственных материалов, касающихся расследования преступлений тех лет, вновь появился гриф «секретно». Даже в высоких общественных кругах боязнь неожиданно оказаться за решеткой притупилась, но не исчезла. Стране необходимо было преодолеть страх возвращения к прошлому.

Вопрос о перезахоронении Сталина поднимался неоднократно. Видимо, поэтому на съезде и готовилось решение о выносе саркофага Сталина из Мавзолея и перезахоронении его тела у Кремлевской стены. Как полное и окончательное прощание с «отцом народов» и его эпохой.

Мы с комендантом Кремля генерал-лейтенантом Андреем Яковлевичем Ведениным о готовящемся решении узнали раньше принятого на съезде постановления. В начале работы последнего дня партийного форума нас пригласил в комнату президиума Н.С. Хрущев и сказал: «Прошу иметь в виду, что сегодня, вероятно, состоится решение съезда партии о перезахоронении Сталина».

«Место обозначено. Комендант Мавзолея знает, где рыть могилу, — добавил Никита Сергеевич. — Решением Политбюро ЦК КПСС создана комиссия из пяти человек во главе со Шверником: Мджаванадзе — секретарь ЦК компартии Грузии; Джавахишвили — председатель Совета Министров Грузии; Шелепин — министр; Демичев — секретарь Московского обкома партии и Дыгай — председатель Моссовета. Дальнейшие инструкции вы получите от товарища Шверника. Обратитесь к нему. Необходимо, чтобы перезахоронение прошло без шума, работу надо закончить сегодня вечером».