От ГУЛАГа до Кремля. Как работала охрана НКВД-КГБ, стр. 20

Мы передали Кнешту подарок из советских продуктов и двух бутылок водки.

ВСТРЕЧИ С ЧАРЛИ ЧАПЛИНОМ

В конце нашего пребывания нашей делегации в Женеве меня пригласил к себе В.М. Молотов и спросил:

— Вы знаете, что здесь неподалеку живет Чарли Чаплин?

— Да, знаю, — ответил я. — Об этом мне говорили Любовь Орлова и ее муж кинорежиссер Александров. Они вручали на вилле Чарли Чаплину Международную премию мира.

Говорят, Чарли Чаплин выпустил очень хороший кинофильм «Огни рампы», — сказал Вячеслав Михайлович. — Нельзя ли договориться с ним, чтобы он дал этот фильм для просмотра нашей делегации? Если речь пойдет об оплате за прокат, мы заплатим.

— Об этом фильме очень хорошо отзывается пресса, я попробую организовать просмотр.

Разговор состоялся в пятницу, а на другой день я вместе с Геннадием Борзовым рано утром выехал к Веве к Чарли Чаплину. В 9.00, поставив недалеко машину марки «Ситроен», мы подошли к калитке и нажали на кнопку. Через несколько минут к нам подошел портье лет пятидесяти с длинными бакенбардами. Мы представились и попросили доложить Чаплину, что представители советской делегации хотели бы поговорить с ним по поручению господина Молотова.

— Пожалуйста, пройдите вот в эту беседку, — сказал нам привратник и указал на ротонду в метрах пятидесяти от калитки. Минут десять мы осматривали здание виллы, аллеи и кустарники, которые были красиво подстрижены, аллеи посыпаны мелким серым песком, а газоны гладко скошены газонокосилкой. Словом, райский уголок.

Вскоре мы увидели идущих к нам двоих мужчин. Один из них был среднего роста в белой рубашке навыпуск в светлых ботинках без головного убора. На голове пышная как снег шевелюра. Я бы никогда не подумал, что это Чарли Чаплин. Вместо маленького бродяжки с черными усиками и неизменной бабочкой, котелка на голове и трости в руках, вместо узкого жилета и вечно сваливающихся штанов, вместо больших ботинок, выбрасываемых при ходьбе в разные стороны, к нам степенной походкой шел человек выше среднего роста в белоснежной сорочке, в светлых серых брюках.

Мы были сильно взволнованы, а когда Чаплин подошел ближе, это волнение заметно усилилось. Но благодаря простому обращению Чаплина с нами быстро пришли в себя и представились. Чаплин пригласил нас присесть и сразу же спросил, чем может быть полезен.

— Мы приехали к вам по поручению господина Молотова с просьбой разрешить нам взять напрокат ваш фильм «Огни рампы», о котором так хорошо отзывается пресса. Нам нужен один сеанс для просмотра этого фильма советской делегацией. Все расходы мы согласны оплатить. Если вы удовлетворите нашу просьбу, мы вам, мсье Чаплин, будем очень благодарны.

— О! — воскликнул Чарли Чаплин, — Для советской делегации я дам этот фильм с удовольствием. Ни о какой плате не может быть и речи. Знаете, я, возможно, сам приеду. Мне очень бы хотелось познакомиться с Молотовым. Если же не приеду я, тогда киноленту привезет вот этот человек, — сказал Чаплин на пришедшего вместе с ним мужчину. Это был, видимо, продюсер фирмы Чаплина. На вид ему было лет пятьдесят, среднего роста, с полноватой фигурой, с залысинами на голове. После приветствия он все время молчал.

Я поблагодарил Чарли Чаплина за оказанную любезность и сказал, что мы были бы очень рады видеть его у нас в гостях не только в Женеве, но и в Советском Союзе, куда он обещал приехать Орловой и Александрову.

— Я постараюсь у вас побывать. Я давно мечтаю посетить вашу страну, но обстоятельства складываются так, что я не могу выбрать время и выбраться к вам.

— В нашей стране, мсье Чаплин, вас хорошо знают по фильмам «Огни большого города», «Новые времена» и другим, которые прошли на советском экране с большим успехом.

— Я слышал об этом и мне это очень приятно.

В это время на дорожке появился гарсон с подносом, на котором были кофе и коньяк.

— Прошу вас, — пригласил нас Чарли Чаплин. — Выпьем по чашке кофе, пока он не остыл, и, пожалуйста, коньяк.

Когда кофе и коньяк были выпиты, пользуясь хорошим настроением знаменитого собеседника, я похвалил его виллу.

— Да, она мне тоже нравится. Очень тихо, я здесь отдыхаю душой и телом и одновременно работаю.

— А по Америке не скучаете?

— Нет, я не жалею, что уехал из США. Меня там перестали понимать.

— Мсье Чаплин, у нас, в Советском Союзе, вас знают не только как великого мастера кино. В период войны вы активно выступали на митингах, боролись против фашизма, за что вас в США критиковали и травили. В советской печати, например, публиковали письма с благодарностью за оказанную вами поддержку илья Эренбург, Константин Симонов, Александр Довженко, многие другие. А вам в Америке припомнили, что вы так и не приняли американского гражданства.

— Да, гражданства я действительно не менял. Спасибо вам за высокую оценку моей деятельности. Я всегда восхищаюсь советским народом.

Мы поблагодарили Чаплина за беседу и угощение и направились к машине. Он проводил нас до калитки и, попрощавшись, пожелал счастливого пути.

В воскресенье, во второй половине дня приехал продюсер фирмы Чарли Чаплина, привез ленту «Огни рампы». Сам Чаплин не приехал, так как в этот день он неожиданно выехал в Англию.

Просмотр мы организовали в кинозале отеля «Метрополь». Фильм «Огни рампы» произвел очень хорошее впечатление. В. Молотов и все зрители были довольны. После просмотра фильма Молотов сказал мне: «Николай Степанович, хорошо угостите продюсера, пусть он запомнит наше русское гостеприимство». После угощения нам пришлось вести под руки продюсера к машине, где его ждал водитель, которого мы хорошо накормили.

Чарли Чаплин женился второй раз в 1943 году на дочери известного драматурга Юджина О'Нила. Ему было пятьдесят четыре года, а жене, юной Ундине — восемнадцать, но это не помешало им прожить вместе более тридцати счастливых лет и воспитать восемь детей. Дочь Джеральдина Чаплин говорит, что разница в возрасте не создавала никаких проблем между ними. Они были безумно влюблены друг в друга и никогда не расставались.

Вторая моя встреча с Чарли Чаплиным состоялась в сентябре 1955 года, когда советская делегация, возглавляемая Хрущевым и Булганиным, находилась в Англии с официальным визитом. В состав делегации входили Громыко, Курчатов и Туполев. В конце пребывания посол СССР в Англии Малик в ее честь дал большой прием в ресторане отеля «Клареджис», где и размещалась наша делегация. Товарищ Малик, рассчитывая, видимо, на значительный отсев пригласил большое количество гостей. Посол не учел того, что это был первый официальный визит на высшем уровне руководителей партии и правительства СССР и гости явились все. Словом, в залах ресторана было так много гостей, что Малик получил серьезное замечание от главы советской делегации.

Учитывая трудность прохода почетных гостей от подъезда в зал, где находились руководители делегации, Н.С. Хрущев поручил мне встретить премьер-министра Англии Идена и провести к ним в зал. Я совместно с Маликом вышел из подъезда, встретил Идена с супругой и с трудом провел их в зал, где находились руководители советской делегации. Я шел впереди, работая локтями и обращаясь к присутствующим с просьбой расступиться и дать нам дорогу. Когда мы вошли в нужный нам зал, Н.С. Хрущев после обмена приветствиями спросил в шутку Идена: «Как вам удалось добраться до нас?» Иден, показывая на меня, ответил: «Если бы не этот броненосец, то мы не скоро бы попали в этот зал».

Иден с женой на приеме пробыли недолго, я вместе с Маликом вывел их через другой подъезд. После отъезда Идена меня позвали Н.С. Хрущев с женой: «Говорят, что на нашем приеме присутствует Чарли Чаплин с женой? Пригласите их к нам для беседы». «Хорошо, постараюсь это сейчас же сделать. Если они еще здесь».

Вместе с переводчиком я нашел Чаплина в одном из залов в окружении группы гостей, с которыми он оживленно о чем-то беседовал. Через переводчика я сказал, что господин Хрущев желает познакомиться с Чаплиным и приглашает его вместе с супругой пройти к нему.