Все приключения Электроника, стр. 115

Элечка еще секунду всматривалась в лицо Электроника. Потом повернулась к двери, крикнула:

– Все вы обманщики! Я ухожу! Прощайте!

Одним прыжком Эля миновала веранду, скользнула мимо кустов, перескочила через забор. Исчезла.

В ту же секунду последний блик отсчета времени мелькнул в глазах Рэсси. Пять минут истекли.

Электроник открыл глаза, сел, осмотрелся. Увидел Рэсси.

– За ней! – приказал робот. – Рэсси, догнать! Вернуть Элечку!…

Громов едва заметно улыбнулся: все-таки Элек сумел пересилить болезнь, доказал свою жизненность. Он уловил знаменитую фразу философа, которую Электроник произнес почти про себя: «Я мыслю – значит, я существую».

Да, кризис миновал…

Рэсси, подчиняясь приказу, молнией скользнул в окно и взмыл в вышину неба – над лагерем, над Васильками, над миром, – чтоб отыскать одинокую бегунью.

– Ребята, что же мы?… – громко сказал Электроник, и все очнулись, словно от заколдованного сна.

– Что это? Где мы? Что случилось?

Постепенно лица становились осмысленными, память восстанавливала прошедшее. Вон тот человек, которого Макар обозвал стариканом, – их кумир Гель Иванович Громов; он, как обычно, что-то старательно набрасывает в свой блокнот. Элек на месте, он движется, говорит: вероятно, он самовосстановился. Еще минуту назад здесь, кажется, была Электроничка и кто-то мигал зелеными глазами. Куда они девались? Пожалуй, в комнате случилось что-то необъяснимое, что-то очень важное.

Мальчишки сгрудились вокруг Электроника. Девочки робко вошли в палату.

– Ребята, что мы натворили?! – спрашивал себя и друзей Электроник.

– Электроша… – Сыроежкин коснулся плеча друга. – Ты здоров! Я так и знал, что ты притворяешься… – Он потянулся. – Ох и выспался я!

– Молчи! – оборвал его Элек, прислушиваясь к эфиру. – Рэсси сообщает об Элечке.

Ребята догадались, что Рэсси, следуя за бегущей Электроничкой, передает важную информацию.

– Говори! – потребовал Громов.

– Вернуть ее невозможно! – пересказал Электроник сигналы Рэсси. – Она бежит по шоссе с большой скоростью. Она движется… движется… к морю!

– К морю? – спокойно спросил Громов. – На Белозерск?

– Да. – Элек сел на стул, обхватил голову руками. И тотчас вскочил: – Если ее не остановить, она погибнет!… Вы понимаете, – крикнул он, – она погибнет!

Они окончательно вышли из спячки – волейбольная команда мальчишек: встали рядом, положили руки друг другу на плечи, окружили капитана. А сзади их подпирала волейбольная команда девчонок, тоже готовая сейчас ради своего капитана на все.

– Она будет бежать до самого моря, – горячо говорил капитан «Электроников». – И не остановится. Побежит дальше – под водой, по морскому дну, – вы знаете Элечку. И будет бежать до тех пор, пока морская соль не разъест схемы. Как ее спасти!

– Догнать! – раздался голос профессора.

Громов выбежал из палаты.

– Вперед, ребята! – крикнул Сергей.

Элек выскочил вслед за профессором. Ребята пустились за ним. Ростик и врач не отставали ни на шаг. Их сопровождала молчаливая собачья стая, вынырнувшая из кустов.

Им повезло: третья грузовая машина, остановившаяся на шоссе возле голосующих, следовала в Белозерск.

– В кузов! – скомандовал Ростик, помогая ребятам сесть в машину. – Доктор, следите, чтоб их не продуло. Профессор, прошу в кабину.

За грузовиком некоторое время бежали дворняги; потом они отстали, улеглись вдоль дороги, чтобы дождаться возвращения Рэсси.

И началось головокружительное мелькание полей, рощиц, деревень под бездонным безоблачным небом. Когда-то по этому шоссе Электроник впервые совершал прогулку с электронной девочкой, объяснял ей всю сложность окружающего их мира. Сейчас мир сам летел навстречу, звенел в ушах, ерошил волосы, освежал разгоряченные лица, – мир, открытый заново Электроничкой. Только что она пронеслась здесь, по этой горячей, пыльной дороге, стремясь к своей, неведомой пока ей самой цели. И надо было любой ценой догнать ту, что спасла жизнь Электронику, догнать и объяснить эту цель. Спасти Электроничку!…

Громов пытался растолковать смысл нового открытия в робототехнике и роботопсихологии любопытствующему шоферу, и тот оценил случившееся по-своему:

– Догнать-то догоним! Однако чудеса творятся, да и только!

Но гнал, гнал, гнал свой покорный грузоход.

И автоинспекторы понимали стремительный бег грузовика: только что мимо них проскочила с невероятной скоростью девочка-робот и черная лохматая собака. Надо было их настичь, поймать – значит, спасти… Милиционеры давали команды по рации, освобождая дорогу для резвого грузовика.

– Рэсси, – взывал Электроник, – задержи ее ненадолго. Мы движемся вслед.

«Невозможно, – радировал Рэсси. – Если ее отвлечь, она может разбиться».

– Скажи, что я восстановился, я ее спасу.

«Я не верю, – тут же передал ответ Элечки электронный пес. – Я никому не верю».

– Передай, – подсказал Сергей другу, – что мы ей верим.

– Поздно… – прозвучал ответ девчонки с несмеющимися глазами.

– Вспомнил! – закричал вдруг Вовка Корольков и вскочил со скамьи, чуть не свалившись за борт. Его рывком усадили на место. – Вспомнил! – ликовал Профессор. – Вспомнил все! И размер острова Робинзона… И площадь Африки… И расстояние до конечной галактики… Все, все вспомнил! – И счастливый Профессор неожиданно осознал, какую болезнь он недавно пережил.

– Скажи ей, что я никогда не буду элелекать, – буркнул Макар, толкнув локтем Элека. – Будь другом, не пожалей энергии…

– Скажи ей, – механически повторил электронный мальчик, – что Макар никогда не будет задаваться… Передай, пожалуйста, Рэсси, что я обязательно буду человеком… Я помогу ей…

И услышал по рации ответ Электронички:

– Что же вы, мальчишки?… Эх вы!… Какие вы товарищи?…

– Держись, Элечка! – крикнули дружно девочки. – Мы с тобой!

Слова Электронички, произнесенные почти шепотом, оглушили Электроника. Он вскочил, шагнул за борт и на полном ходу спрыгнул с грузовика.

– Ты куда? – успел лишь крикнуть Сыроежкин.

Доктор забарабанил по кабине. Неожиданно лицо его просветлело. Электроник не упал, не разбился. Он на бегу поравнялся с притормозившим грузовиком, обогнал его, устремился вперед.

Девчонки с обожанием смотрели ему вслед: если бы к ним кто-нибудь так спешил!

Шофер, включив предельную скорость, напряженно следил, как постепенно уменьшается на ленте шоссе фигура бегущего мальчишки.

– У вас все такие отчаянные? – спросил он профессора.

– Когда речь идет о настоящем… о человеческом отношении к людям, то -все, – кратко ответил профессор, попыхивая трубкой. – Гони!

В кузове, подгоняя быстрые колеса, звучали девчачьи голоса:

Позову – и появится вдруг

Мой лохматый, мой ласковый друг…

Все остальные подхватили песню лагеря, сочиненную командой Элечки:

Здравствуй, Рэсси, друг мой Расой,

Будем мы с тобою вместе -

Редкое создание:

Супер… И так далее…

Элек вышел на берег моря и сразу увидел ее.

Она стояла на большом гладком камне и смотрела за горизонт. У ее ног сидел лохматый пес.

Элек подошел к ней спокойным шагом, внимательно посмотрел в лицо.

Электроничка пожала руку друга. И улыбнулась.

– Ты совсем другая, – чуть удивленно произнес Электроник. – У тебя… у тебя смеющиеся глаза…