Боевые машины мира, 2015 № 33 Зенитная самоходная установкам M163A1 «Вулкан», стр. 3

При действии смешанных зенитных подразделений считалось нецелесообразным располагать огневые средства на одной позиции, так как это уменьшало эффективность действия всей системы ПВО в целом. Наиболее целесообразным считалось удаление позиций расчетов ПЗРК от ЗСУ и ЗРК на полтора-два километра, а ЗСУ от ЗРК – в пределах одного. В этом случае обеспечивалось взаимное перекрытие зон поражения и совместный обстрел наиболее опасных воздушных целей. Кроме того, исключалось самонаведение зенитных ракет на трассу снарядов ЗСУ «Вулкан».

Боевые машины мира, 2015 № 33 Зенитная самоходная установкам M163A1 «Вулкан» - pic_10.jpg

Запуск ракеты с ЗРК «Чапарэл»

Боевые машины мира, 2015 № 33 Зенитная самоходная установкам M163A1 «Вулкан» - pic_11.jpg

Морской пехотинец США с полевой радиостанцией передает направление самолета оператору ПЗРК FIM-92 «Стингер» во время боевых учений. 1984 год.

Боевые машины мира, 2015 № 33 Зенитная самоходная установкам M163A1 «Вулкан» - pic_12.jpg

Морской пехотинец армии США ведет стрельбу из ПЗРК FIM-92 «Стингер» во время учений в Калифорнии. 2009 год.

В обороне огневые позиции ЗСУ «Вулкан» размещались таким образом, чтобы обеспечить возможность перехвата целей на основных направлениях действий самолетов и вертолетов противника при условии сохранения огневой связи друг с другом, поэтому расстояние между зенитными установками не должно было превышать 1000 метров.

Наиболее уязвимыми от средств воздушного нападения считаются войска, находящиеся на марше. Поэтому ЗСУ «Вулкан» и ПЗРК «Стингер» предусматривалось размещать в походных колоннах, распределяя их равномерно по всей длине. Расстояние между огневыми расчетами ПЗРК не должно было превышать 3000 метров, а между ЗСУ – 1000 метров. Если же выделенных средств оказывалось недостаточно для равномерного прикрытия колонны, то основные усилия сосредотачивались на прикрытии головы и хвоста колонны. ЗРК «Чапарэл», не обладающим возможностью ведения огня с ходу, предписывалось заблаговременно выдвигаться на позиции вдоль маршрута движения колонны. При этом пусковые установки располагались друг от друга на расстоянии, не превышающем 2000 метров.

ИСТОРИЯ БРОНЕТЕХНИКИ

Taнки Кристи

История развития конструкций колесногусеничных танков неотделима от судьбы и творческой деятельности американского конструктора Джона Уолтера Кристи. Именно ему удалось создать по-настоящему работоспособный колесно-гусеничный движитель.

Будущий конструктор учился в вечерней школе ^ колледжа «Купер Юнион», работая на металлурги- Жческих заводах «Деламатер Айрон Воркс», потом поступил в бесплатную школу для рабочих в Нью-Йорк Сити. Позже работал инженером-консультантом в одной из американских пароходных компаний. Здесь к нему и пришел один из первых успехов в карьере – патент на карусельный станок для обработки деталей башен морских орудий. В1904 году Кристи построил несколько переднеприводных гоночных автомобилей, а в 1912 году на призовые деньги основал компанию по производству таких машин и колесных тракторов, однако успеха на рынке не имел.

Боевые машины мира, 2015 № 33 Зенитная самоходная установкам M163A1 «Вулкан» - pic_13.jpg

Колесно-гусеничный танк М. 1919

Первый заказ

В 1915 году Кристи сконструировал 76-мм зенитное орудие на самоходном шасси, после чего Департамент вооружений заказал ему 203-мм самоходную гаубицу, причем, по замыслу Кристи, она могла ездить как на колесах, так и на гусеницах. Хотя оба проекта военные в итоге забраковали, они заплатили конструктору за одну зенитку и четыре мортиры. Параллельно Кристи разработал САУ калибра 75,100 и 155 мм, но все они не были приняты армией по причине низкой технической надежности. Заказ на свой первый танк Кристи получил 22 ноября 1919 года, а уже в январе 1921 года машина была готова к испытаниям. Главным достоинством танка было то, что он, как и 155-мм САУ, мог передвигаться и на колесах, и на гусеницах, причем переход с одного на другое осуществлялся всего за 15 минут. Танк М. 1919, как и его усовершенствованная модель М. 1921, был сырой конструкцией и интереса у военных не вызвал. Осталась невостребованной и целая серия колесно-гусеничных амфибийных машин для корпуса морской пехоты. Всего же с 1916 по 1924 год было испытано 15 конструкций Кристи. В итоге Департамент вооружений признал нецелесообразным дальнейшее сотрудничество с Кристи. В руководстве Департамента давно росла неприязнь к эксцентричному, амбициозному, не страдающему скромностью и почти неуправляемому конструктору. Оставшись без заказов, Кристи вложил все деньги в новую компанию и перспективное шасси М. 1928. Особенностью этого шасси была индивидуальная свечная подвеска и восемь обрезиненных опорных катков большого диаметра. Задняя пара катков приводилась от ведущих колес гусеничного хода цепями Галля. Кристи назвал шасси «Модель 1940 года».

Боевые машины мира, 2015 № 33 Зенитная самоходная установкам M163A1 «Вулкан» - pic_14.jpg

Колесно-гусеничный танк Кристи М. 1928

Сотрудничество с СССР

После усовершенствования шасси М. 1931 (так оно стало именоваться) заинтересовало армию США, и Департамент вооружений заказал семь танков, но по-настоящему-на этом этапе от разорения спас Кристи «русский контракт».

В июне 1930 года состоялась первая встреча начальника Управления механизации и моторизации Красной Армии И. А. Халепского и сопровождавших его Н. М. Тоскина и В. Д. Свиридова с американским конструктором. Тогда же у советских представителей появилась возможность ознакомиться с новейшей его разработкой – танком М. 1931. При этом Халепский не проявил особого интереса к американскому танку – дело в том, что эта машина не вписывалась в систему вооружения РККА. Тем не менее в июне 1930 года американский конструктор и представители УММ РККА «ударили по рукам». При заключении этого соглашения никаких бумаг не подписывалось и никаких лицензий на производство не приобреталось. Состоялось заключение устного договора на поставку двух танков в полной комплектации с технологической документацией и правом на их изготовление в СССР. Кроме того, Кристи обязался предоставлять информацию о дальнейшей модернизации М. 1931. Общая стоимость контракта составила 160 тысяч долларов.

Боевые машины мира, 2015 № 33 Зенитная самоходная установкам M163A1 «Вулкан» - pic_15.jpg

Колесно-гусеничный танк Кристи в СССР

24 декабря 1930 года машины отбыли из США в СССР. Вопреки расхожему мнению, обе стороны не делали тайны относительно объектов сделки: Кристи уведомил госдепартамент США о том, что он продал Амторгу (торговая советско-американская организация) два танка, и без проблем получил разрешение на вывоз. Следует отметить, что американский конструктор не до конца выполнил условия устного соглашения: машины, отправленные в СССР, не имели башен с вооружением, а комплект документации был неполным. За это с Кристи удержали 25 тысяч долларов, что послужило причиной его отказа от приглашения переехать на работу в Советский Союз. Последнее обстоятельство он с успехом использовал для давления на военное ведомство США и в результате получил заказ на семь танков для американской армии. По договору Кристи обязался информировать советскую сторону обо всех изменениях, вносимых в конструкцию этих машин, но отказался это сделать. Однако оставшийся в США В. Д. Свиридов без особых трудностей приобрел чертежи у помощников Кристи.

Вскоре нужда в деньгах заставила американского конструктора пойти на поклон к представителям СССР, которым он предложил купить новейший образец – «летающий танк» М. 1932. Машина была приобретена советской стороной за 20 тысяч долларов и тайно (в данном случае госдепартамент США наложил запрет на продажу) летом 1932 года переправлена в СССР, где получила обозначение БТ-32. Она прошла испытания и даже была показана на военном параде в Харькове.