Красная каторга: записки соловчанина, стр. 88

Высокий парень, опустив топор, с удивлением смотрит на меня, изможденного, в рубище, без шапки.

— Это Финляндия? — спрашиваю я.

— Финляндия.

Я закрываю лицо руками и плачу, плачу…

* * *

Через день в карантине, Хвостенко и Митя Сагалаев рассказали мне об участи Василия Ивановича. Он был смертельно ранен и остался навсегда в лесу…

КОНЕЦ