Четвертая магическая война, стр. 80

Со вновь начавшего концентрировать из воздуха влагу щита в голову Олегу ударила мощная струя бурлящего кипятка, опасная не столько пробивной силой, сколько высокой температурой. Давно отключивший себе болевые ощущения Олег принял ее на изувеченную сторону лица, порадовавшись, что шлем скрыл следы перенесенных его телом травм. Иначе гидромант не поверил бы согнувшемуся в три погибели парню, с воем прижавшему руки к давно опустевшей глазнице. И не переключился бы на толпящихся в окопе за ним матросов, пытавшихся нашпиговать его пулями. Причем зачарованными. За искалеченного коллегу прибыло мстить еще двое авиаторов.

Выигравший пару секунд форы целитель старательно принялся накладывать на вражеского ведьмака все быстродействующие проклятия, какие только знал. И чары мага-медика смогли обойти защищающий от материальных тел и грубых потоков энергии барьер, заставив застонать мужчину от наведенной на его нервные клетки боли. Его индивидуальный щит рассыпался искрами, поскольку, по всей видимости, поддерживался личными силами утратившего контроль над заклятием австрийца. Впавшего в состояние нокдауна противника распрямившийся Олег ударил штыком в живот, а после поднял в воздух и просто перекинул через себя, давая добить подранка следующим за ним матросам.

– Как-то это слишком… Что-то тут не так! – с натугой пробурчал он, приваливаясь к стенке окопа и пытаясь перевести дух. Судя по шуму сражения, раздающемуся со всех сторон, ударная группа русских войск никак не могла сломить сопротивление обороняющих орудия врагов. Слишком уж те оказались сильными, злыми и упорными. Натиск ударной группы, поддерживаемый орудиями их кораблей, словно о бетонную стену разбился! Лишь то, что нападавших было достаточно много, пока хоть держало весы битвы в неустойчивом равновесии. – Нас тут ждали? Хотя нет, кому мы на фиг сдались… Ждали тут только его одного!

Взгляд Олега уперся в заметную с громадного расстояния фигуру полированного сверхголема, добивающего костяного дракона. Собственно, от скелета крылатой рептилии почти уже ничего и не осталось, если не считать скрывающей некроманта клетки из ребер, которую сейчас машина упорно пыталась раздавить обеими руками.

– Где Андрэ? Капитана не видели! А ну лежи смирно! – Олег пробивался по окопам сквозь круговерть своих и чужих солдат, с остервенением лишающих друг друга жизни. Собачья свалка, в которой трудно было найти хоть какой-то порядок, изрядно нервировала его, но альтернативного способа изложить свои подозрения командованию не имелось. – Оп-па… Знакомый визг! Прямо как при нашей первой встрече.

Голоса Анжелы Олег даже среди битвы не узнать не мог. В основном потому, что женщин здесь и сейчас вообще находилось как-то немного. Среди солдат противника, например, ему на глаза ни одной и не попалось. Да и рядовые русской армии были представлены исключительно крепкими мужиками. Как раз сейчас один из них, находящийся в паре метров от целителя, голыми руками душил стремительно синеющего австрийца… Стоящего над трупом летуна, которому гидромант отрубил ногу. Подобравшаяся сзади парочка врагов просто и без затей дорезала раненого авиатора, а потом одному из них воткнули топор в череп так, что он там застрял. А второго лишившийся оружия солдат вынужденно принялся нейтрализовывать без проделывания лишних дырок в шкуре.

– Найди командира, вели, чтобы готовились к отходу. Кажется, мы сунули свои головы прямиком в засаду. – Олег пришел на помощь соотечественнику и закончил мучения австрийца, просто остановив тому сердце. А после стремительно сдернул с еще не успевшего остыть трупа летуна левитационный пояс, в котором еще должны были иметься хоть какие-то крохи заряда. – А это мне сейчас нужнее!

Взлетев над полем боя на высоту пяти метров, Олег рванул к источнику женского визга… Но уже метров через десять утратил управление чужим артефактом и рухнул прямо на чью-то голову. Правда, при этом ему дважды повезло. Во-первых, шею он сломал противнику, а во-вторых, прибыл в общем-то куда надо. Парню следовало сразу сообразить, что даже очень знакомый голос в круговерти битвы он сможет уловить и распознать лишь с крайне близкого расстояния, например из соседней линии траншей. Да и не успел экипаж «Воздушной танцовщицы» далеко разбежаться – ведь времени прошло куда меньше, чем это казалось субъективно.

– Уры? – обернулся на шум один из орков. Пятеро одетых в лишь отдаленно напоминающие форму тряпки мутантов, скорее всего родившихся все-таки людьми, зажали в небольшом тупичке то немногое, что осталось от связисток. Если быть точным, то Анжелу и еще одну ведьму, перекрывших подступ к себе энергетическим барьером и лишь потому еще живых. Обе были весьма серьезно ранены. Бледная как мел подруга целителя зажимала живот, откуда торчала рукоять какого-то холодного оружия, а ее соратница брызгала кровью из отрубленной кисти. Остальные представительницы русской армии сейчас лежали на покрытом кровью и грязью дне окопа с громадными рублеными ранами, а компанию им составляло еще штук пятнадцать свежих трупов.

– Кавалерия прибыла, – информировал его Олег, лежащий на свежем трупе, а после выпустил весь остаток барабана по зеленокожему здоровяку. Зачарованные пули пробили первую преграду на своем пути навылет, а после, не сильно замедлившись, врезались в спины следующих мутантов. – Сдохните, уроды!

К огромному сожалению парня, в лежачем положении использовать свое соединенное со шлемом дополнительное оружие он не мог. Вернее, мог, но смысл поражать ампулами со снотворным землю? А на то, чтобы встать, ему требовалось время. Больше, чем потребовалось ближайшему громиле, чтобы обрушить на голову парню топор. В глазах Олега потемнело, а сознание начало уплывать… Однако тренировавшийся противостоять собственному яду целитель смог усилием воли и магии вернуть его на место. А вот его противник, от души нюхнувший вырвавшейся из разрубленных или выстреливших куда попало трубочек и стремительно распространившейся в воздухе ядреной самопальной смеси, схватился за горло и опрокинулся навзничь. Возможно, сыграл некоторую роль и факт предыдущего его ранения одной из прошедших через первого орка пуль. Только противников осталось еще четверо, и к ним в любой момент могло подойти подкрепление. Хотя оно, похоже, могло им и не понадобиться.

– Укх! – только и смог сказать Олег, когда его принялись рубить на мясную нарезку сразу трое врагов. Если бы не самодельные латы, сделанные из броневых пластин от «Святогора», он бы скончался сразу. Однако грубые удары разнообразного холодного оружия ломали кости отключившего себе боль целителя и пускали ему кровь, но никак не могли расчленить его на отдельные куски. А сорвать с противника броню или бить по уязвимым местам впавшие в боевой раж мутанты то ли не додумывались, то ли просто не хотели. Сотворить какую-нибудь пакость из медицинских проклятий под таким массажем нечего было и пытаться, поскольку нужной для них концентрации достичь не получилось бы. Уверенно превращаемый в рубленую котлету инвалид даже умудрялся кое-как пинаться, пытаться встать на ноги и достать палаш… Пока не заметил на поясе у одного из противников массивную гранату-колотушку. Учитывая, что долго продолжаться его везение не могло, выход из ситуации был только один. – Ну, аминь, блин!

Телекинез, для которого, в отличие от медицинских чар, контроль был не так уж и важен, рванул штаны орка, кожу орка, пояс орка… И все же сумел заодно дернуть и чеку. Вздохнув, возможно, последний раз в жизни, Олег постарался из всех своих невеликих колдовских сил создать прямо перед собой барьер, сжаться в комочек, спрятать голову и шею, а также подготовиться к неизбежному. Впрочем, учитывая по-прежнему сыплющиеся на него удары, особого времени на мандраж у него не оставалось. Целитель даже не сразу понял, что очередное сотрясение его бренной тушки, сопровождающееся отчетливо чувствительными проникающими ранениями, это и есть долгожданная детонация гранаты.

«Я еще жив, – мысленно констатировал он, выжидая еще пару секунд и пытаясь остановить кровь, текущую из все-таки полученных ран. – Но не сказать чтобы цел».