Прорыв в Пангею, стр. 98

Они начали меняться прямо на глазах – острые удлинённые морды, чешуя, шипастые хвосты… Через пару секунд на месте людей появились два огромных двуногих ящера. Они постояли ещё секунду-две, привыкая к новым телам, и беззвучно двинулись на нас.

– Отходим? – предложила Каришка.

– Да, бежим! – согласился я.

Но уйти нам не дали – с крыши соседнего дома ловко спрыгнули двое крупных мужчин в масках. Они мгновенно встали на ноги и перегородили нам путь к отступлению. Оба оказались вооружены – у одного в руках была пара длинных ножей, второй же достал из-за спины кривую саблю. Мы с Каришкой застыли, готовясь принять бой. Один из ящеров зашипел, обращаясь ко мне:

– Я же говорил тебе, что я твоя смерть. Никто не может скрыться от ассасинов!

– Первый, кто попытается приблизиться к нам, умрёт! – пригрозил я противникам арбалетом.

– Мы не боимся смерти, – ответил ящер. – Мы дети Мораны и давно готовы к встрече с нашей матерью. Убив одного из нас, ты не успеешь перезарядить оружие и погибнешь от рук остальных. Стреляй – и ты умрёшь!

В разговор вступил обладатель двух кинжалов. Он усмехнулся и проговорил:

– И ещё, парень, у меня для тебя неприятный сюрприз. Все мы не только дети Мораны, но и слуги Моргрима. И все мы загадывали желания древнему богу. Лично я попросил бессмертие. Как тебе такое?

Он постоянно двигался, перетекая из одной стойки в другую. Это был опытный и крайне опасный противник. Наверное, самый опасный из всей четвёрки. Секундная растерянность сменилась у меня внезапным приступом веселья. Я улыбнулся и спросил самоуверенного обладателя двух кинжалов:

– Ты так и попросил, мол, хочу бессмертия?

– Да, я высказывал желание: «Хочу стать бессмертным». Моё желание исполнилось. Так что я совершенно не боюсь твоего арбалета.

Я рассмеялся, чем несколько смутил противников, и продолжил:

– Ты не первый такой. Есть поучительная легенда про древнего героя, который приглянулся богам. Он захотел стать бессмертным, и его желание сбылось. Шли годы, а он всё не умирал. Но он совершил страшную ошибку, впрочем, ты тоже её совершил, – забыл в придачу к бессмертию попросить вечную молодость. Прошла сотня лет, и некогда молодой и красивый герой состарился. Он одряхлел, его тело скрючилось и усохло, волосы выпали, он впал в старческий маразм. В конце концов герой одряхлел настолько, что не мог вставать с постели. Он лишь лежал, писал под себя и стонал от нестерпимых болей. Боги сжалились над ним и превратили в сверчка…

– Ты подсказал мне, чего стоит попросить у Моргрима в следующий раз, – рассмеялся противник. – А то я бы загадал мешок золота и повторил судьбу того неудачника. Теперь я буду вечно молодым!

– У меня для тебя есть ещё одна неприятная новость… – продолжил я.

Противник остановился, готовый внимательно выслушать меня. Наконец-то он перестал перемещаться. Арбалет тренькнул, стрела вошла прямо в глаз ассасину. Кинжалы выпали из его пальцев, а спустя секунду и тело грузно рухнуло на пыльную дорогу. Остальные противники недоумённо уставились на безжизненный труп. В полной тишине я закончил свою мысль:

– Так вот, бессмертие и неуязвимость – это совершенно разные вещи! Каришка, возьми на себя того, который с саблей. А я займусь ящерами!

Ящеры быстро сбросили оцепенение и бросились на меня. Стремительность их передвижений стала для меня неприятным открытием, как и тот факт, что они оказались способны перемещаться по стенам. Я едва увернулся от одновременной атаки двух ящеров, однако им потребовалась всего секунда, чтобы развернуться и броситься на меня повторно.

Происходящее напоминало поединок с зомби возле алтаря. Так же мир вокруг перестал существовать – реальность сузилась до крохотного пятачка земли и двух ящеров вокруг. Я уклонялся, подпрыгивал, приседал и даже иногда успевал огрызаться ударами заточенных клинков. Отпрыгнуть от размашистого удара когтистой лапы, рубануть вдогонку, подпрыгнуть от подсечки хвостом, опять когти, хвост, когти, когти, хвост, когти, когти, зубы… зубы! Про зубы я как-то не подумал – уклонился от страшных когтей, но прозевал укус. Кривые зубы впились в моё правое плечо, легко прорвав крепкую куртку.

Я сумел клинком в левой руке несколькими ударами отсечь голову вцепившейся мне в плечо твари, но свои челюсти ящер так и не разжал – зубастая тяжеленная морда осталась висеть у меня на плече. Вся правая рука была в крови и беспомощно висела вдоль тела, я быстро терял силы. Я неуклюже отразил атаку второго ящера, но он подсёк меня хвостом. Я упал на землю и выронил меч. Попытался встать, но не успел – длинные когти ящера разорвали куртку и глубоко вонзились мне в живот. Кажется, это был конец. Я успел услышать истеричный крик Каришки: «Ещё враги прибыли!» – но сделать уже ничего не мог. Я потерял сознание.

Последнее, что я запомнил, – меня кто-то волочил по земле и кричал:

– Только не умирай, прошу!