Прорыв в Пангею, стр. 56

Отметив для себя магическую ловушку, на следующий раз я специально перешагнул её. Сработало – через полсотни ступеней лестница вывела меня к люку, за которым начинался хорошо освещённый коридор. И прямо возле люка находилась помеченная двумя вертикальными штрихами старая потрескавшаяся дверь. Финиш. И я, кажется, первый! Осталось только преодолеть последнее препятствие. Раздающийся в коридоре приближающийся топот свидетельствовал, что у меня не так уж много времени.

Ещё раз оглядев преграду, я с силой стукнул ногой по замку. Доски лопнули, замок едва держался. Второго удара хватило, чтобы с мясом вырвать хлипкий запор. Я сделал шаг вперёд и осмотрелся. Богато обставленная комната – ковры на полу и на стенах, изысканная мебель. На столике в центре подсвечник с пятью оплывшими свечами и рядом – небольшая серебряная шкатулка. На внутренней стороне двери крепился массивный засов. Усмехнувшись, я отсалютовал уже показавшимся вдали конкурентам и захлопнул дверь, опустив брус. В дверь почти тут же забарабанили, она затряслась от многочисленных ударов, но не поддавалась.

– Что же, Серый Ворон, ты победил, – раздался голос из дальнего угла комнаты, где с удобством развалился в кресле Диккенс Безбожник, один из преподавателей школы. – Возьми свою награду, шкатулка незаперта. Как тебе сегодняшний урок? Было интересно?

– Было интересно, а временами жутко, – признался я.

Диккенс Безбожник рассмеялся:

– Это только начало, дальше будут ещё более интересные задания, но и более опасные. Пока что вы к ним не готовы, сперва вас нужно обучить необходимым для выживания навыкам. Ну что ты стоишь? Бери награду!

Не хотелось пачкать грязной обувью шикарный ковер, но я прошёл к столику и открыл шкатулку. Внутри лежал кожаный мешочек.

– Здесь пятьдесят цехинов и несколько полезных воровских инструментов для вскрытия замков, – подсказал преподаватель. – Добавь их к сегодняшним отмычкам и оставь себе.

Я взял награду и поблагодарил Диккенса.

– У тебя сегодня очень неплохой результат – ты закончил задание на восемнадцатой клепсидре, – Безбожник указал на массивные песочные часы на столе. – При том что тебе достался один из самых трудных маршрутов. Лучшим временем за всю историю Школы Воров пока что была пятнадцатая клепсидра. Надеюсь, кто-нибудь из вашей группы сможет улучшить этот результат во время следующих занятий.

Диккенс встал с кресла и подошёл к двери, из-за которой слышались возмущенные крики учеников. За дверью стояли сразу трое – Денька Длинный, Кортис и Каришка. При появлении преподавателя они смутились и замолчали.

– Что ж, у вас троих тоже неплохое время, – как ни в чем не бывало, обратился к ним преподаватель. – Но вы всё же опоздали, а в воровском деле добыча всегда достается более расторопному.

Ребята скисли и повесили головы, но Диккенс Безбожник неожиданно сказал:

– Хотя на первый раз, думаю, можно вас поощрить – вы показали достойный результат, – с этими словами он выдал обрадовавшимся ученикам по золотой монете. – Вот по этому коридору дойдете до второй лестницы наверх, она приведёт к вашим комнатам и умывальникам. На сегодня занятия окончены, можете идти. А мне ещё дожидаться троих опоздавших…

Глава пятая. Выкуп за Каришку

Забрав арбалет и рюкзак у охранников и заперев их в своей комнате, я пошёл привести себя в порядок, смыть корку грязи с рук, лица и куртки, чтобы в более-менее приличном виде появиться на улице. Отсутствовал я всего пару минут, но когда вернулся, то обнаружил, что мои вещи кто-то трогал – рюкзак был расстёгнут, из него пропал полученный сегодня мешочек с деньгами и отмычками.

Кортис мылся одновременно со мной, оставались только Денька Длинный и Каришка. Вначале я отправился в комнату к Деньке и, с ходу направив заряженный арбалет ему в лоб, пообещал оторвать все выступающие конечности, если он тотчас же не вернёт мне украденные вещи. Откровенно растерянное и испуганное лицо Деньки Длинного убедило меня, что он ни при чем. Извинившись за ошибку, я отправился к своей соседке-воровке. В келье её не оказалось, и я отправился к охранникам школы. Скучающий у выхода головорез, ловко жонглируя тремя острыми ножами, подтвердил мои подозрения – девчонка только что покинула школу, по его словам, она очень торопилась, почти бежала.

Найти её в огромном городе было просто нереально. Махнув рукой с досады, я вышел на улицу и не спеша направился к реке. Был пасмурный, довольно душный летний день. После сегодняшних гонок по подземелью от меня разило плесенью и канализацией, прохожие затыкали носы и отворачивались при моём приближении. Но, как ни странно, большого внимания я не привлекал – меня принимали за золотаря.

Когда я вышел к Стреминке, единственным моим желанием было искупаться в чистой воде и смыть эту вонь. Приметив удобный спуск к воде, я подошел поближе, но тут меня ожидало неприятное открытие – облюбованное мною место оказалось уже кем-то занято. Грязные вещи висели на ветках, а за ближайшими кустами раздавался плеск воды. Я уже хотел было развернуться и уйти, но тут моё внимание привлёк резкий запах от развешанной одежды. Пахло гнилью, плесенью и канализацией. Не иначе как хозяин этих вещей побывал там же, где и я. Приглядевшись, я с удивлением распознал в этих грязных тряпках одежду Каришки.

Злость на подлую воровку просто сжигала меня изнутри. Не колеблясь ни секунды, я снял с куста всю ее одежду, развязал её сумку и забрал заработанный мной мешочек с монетами и отмычками. Потом поднялся на холм и прошёл метров двести, спустившись к реке в другом месте. Спуск оказался очень крутым, и мне пришлось изрядно постараться, чтобы не сломать себе ноги. Зато я мог быть уверенным, что никто не сможет незаметно подкрасться и украсть мои вещи.

Часа два я купался, отстирывал одежду, мылся в реке. За это время злость на Каришку постепенно прошла. Я начал беспокоиться о ней, потому что поставил девчонку в крайне затруднительное положение: тайфлинг в городе, да ещё и без одежды – она просто не сможет выкрутиться.

Моя одежда подсохла, и я отправился обратно. Каришку я уже не нашел – видимо, она спряталась где-то до темноты. Побродив ещё с полчаса, я отправился в гостиницу «Боевой Единорог». Передал хозяйке в стирку грязные вещи Каришки, заплатив вдвое больше обычного. Жена трактирщика, конечно же, обратила внимание, что вещи женские, но вопросов задавать не стала.

Как и раньше, я до самого вечера тренировался – занимался двуручным боем, кувырками, стрельбой из арбалета. Спустившись на ужин, я подозвал хозяина трактира и спросил, не знает ли он мастера, который работает со стеклом, делает бижутерию, стеклянные бусы и прочие дешёвые украшения. И при этом неболтливого. Вопрос явно ещё больше укрепил Василия в его подозрениях о странных делишках постояльца. Но хозяину, похоже, нравилось быть мне хоть в чем-то полезным. Он обещал завтра разузнать и к вечеру найти такого мастера.

На следующее утро я встал спозаранку, быстро позавтракал и пулей помчался в Школу Воров. Меня все сильнее грызла совесть за вчерашний поступок. Каришку в её комнате я не застал, к завтраку она тоже не явилась. Только когда все уже поели, а я был готов броситься на её поиски, Каришка вернулась в школу как ни в чём не бывало. На девушке было нарядное, расшитое узорами светлое платье и бежевая жакетка, на ногах красовались изящные красные сапожки.

При появлении девушки Сулик вскочил со стула и с кулаками набросился на нее. Не раздумывая, я оттащил парня, заломив ему руку за спину.

– Я до тебя ещё доберусь, животное! – продолжал ругаться Сулик, скривившись от боли. – Я не прощу тебе, что ты меня ударила.

Пришлось пару раз врезать Сулику кулаком по рёбрам и расчётливо добавить коленом промеж ног, от чего парень упал на пол и завыл от боли. А я громко, чтобы все присутствующие слышали, произнёс:

– Каждый, кто хоть пальцем тронет Каришку, будет иметь дело со мной.

– Что ты нам можешь сделать, Серый Ворон? – с насмешкой спросил Денька Дурень. – Нас много, а ты один!