Кластер Войвод. Третье правило крови, стр. 59

Кир внимательно посмотрел на Валтора.

– Да. – Он не кивнул, а мотнул головой. – Теперь и я тебя узнал. – Он оперся рукой о борт квада и тяжело поднялся на ноги. – Ты тот самый чертов рамон, которого я отправил в Джербу.

– Для этого ты подставил меня.

– Ну, ты же не захотел ехать добровольно. – Дунгаев не оправдывался, а констатировал факт.

Но это была не смелость, а привычное, укоренившееся в подсознании начальственное нахальство. Он был уверен в том, что начальник всегда прав. И даже то, что произошло в последние дни, не поколебало его уверенности в этом. Он вовсе не собирался менять свое мировоззрение из-за этого. Он был самый главный начальник, значит, правоту его никто не мог оспорить.

– Надо же, – покачал головой Иона. – Я даже не предполагал, что он столь болезненно переживает собственную ущербность.

– А ты кто такой? – бросил на него взгляд своего единственного видящего глаза Дунгаев. – Тебя я не знаю.

– Я – Иона Пурпур. Андроид, которого ты отправил убить девушку, чтобы потом обвинить в этом Валтора.

– Мне сказали, что тебя отключили.

– Тебя обманули. Видишь, не настолько уж ты и всесилен. Тебя обманывали везде и всюду, где только представлялась такая возможность. А ты был уверен, что тебя все боятся и уважают.

– Я покупаю тех, кто мне служит, а не уговариваю их быть мне верными.

– Может быть, в этом и заключается твоя ошибка?

Дунгаев ничего не ответил. Он отвинтил пробку и сделал еще один глоток из фляги. Он уже не хотел пить, но все еще чувствовал нестерпимую жажду.

– Куда ты направляешься? – спросил Валтор.

– Не знаю, – пожал плечами Дунгаев. – Вообще-то, я рассчитывал найти ферму реднеков и напроситься к ним в гости.

– Реднеков поблизости нет. А кроме того, они не пускают к себе в дом оборванных незнакомцев.

– Слушай, рамон. – Дунгаев махнул флягой в сторону Валтора так, будто они были старые приятели. – У тебя ведь должны быть в пампе какие-то свои, потайные места, где можно было бы отсидеться несколько дней. Отвези меня туда, и ты не пожалеешь!

– Однажды я уже здорово пожалел, что связался с тобой.

– Тогда у тебя не было выбора, ты действовал по принуждению.

– Ты полагаешь, по доброй воле я захочу тебе помочь?

– Я заплачу. Очень щедро заплачу. Вообще, я могу сделать почти все, что ты пожелаешь.

– Например?

– Хочешь стать Главой Гильдии Кластера Верда? Я запросто могу это устроить.

– Мог. Ты мог это сделать до того, как сбежал из кластера.

– Подожди, рамон, все еще вернется на круги своя. Такие люди, как я, просто так не исчезают. Мы нужны обществу. А будешь держаться возле меня, тоже станешь большим человеком.

Валтор с Ионой переглянулись.

«Стать твою», – подумал Валтор.

«Твою стать», – подумал Иона.

В общем, к этому трудно было что-то добавить.

Человек, которого они нашли в пампе бредущим в никуда и умирающим от жажды, все еще верил в то, что он снова станет самым главным человеком в Кластере Верда. А может быть, и во всем Треугольнике Кластеров. И для этого всего-то и нужно выждать несколько дней, пока поднятая рамонами буча уляжется. Этот человек определенно был не в своем уме. Он жил в мире, который сам для себя придумал. И до тех пор пока его вымысел соответствовал реальности, все было хорошо. Но как только произошел рассинхрон, случилась катастрофа. И случилась она не где-то, а в голове у Кира Дунгаева.

Валтор распахнул заднюю дверцу квада.

– Садись.

Дунгаев с готовностью забрался на заднее сиденье.

Машина тронулась с места.

– Так куда мы едем? – живо поинтересовался Дунгаев.

– Туда, где тебе сейчас самое место, – ответил Валтор.

– Не хочешь говорить, – заговорщицки улыбнулся больными губами Дунгаев. – Понимаю. А рубашка у тебя найдется?

Валтор пропустил вопрос мимо ушей.

– Так что же случилось после того, как ты покинул кластер?

– Мы укрылись в одном из специально оборудованных бункеров. Я ведь, как и ты, рамон, всегда имею место, где можно укрыться. На всякий случай. Но оказалось, что вход в бункере отыскали тинкеры. В сам бункер они, разумеется, пробраться не смогли. Они обосновались в ведущих ко входу коридорах. Поначалу мы даже не знали об их существовании. Но на второй день они захватили разведчика, который вышел, чтобы оценить ситуацию. И вместе с ним ворвались в бункер. Они вели себя как безумные. Устроили настоящую резню. С ними невозможно было ни о чем договориться. Мне повезло, я спрятался под мертвым телом. Пролежал под ним, наверное, сутки. Мочился под себя все это время, между прочим. Потом, когда мне показалось, что тинкеры успокоились, я вылез. У тинкеров ведь состояние плывет по синусоиде, вверх-вниз. То они вполне вменяемые, а то вдруг у них что-то щелкает в мозгу и они превращаются в форменных придурков. Видели мою спину? Это они ее порезали. Развлекались так. Но, по крайней мере, не убили. Даже поесть дали. А на третий день, когда случился приступ у одного из тинкеров, а остальные кинулись его гасить, чтобы он, значит, их не поубивал, мне удалось сбежать. Да тинкеры за мной особенно и не следили. Им вообще на все наплевать, пока у них крышу не сносит. Мне удалось незаметно обойти костры дикарей, стороживших бункер. Они, наверное, до сих пор понятия не имеют, что там внизу произошло. Но поскольку они все еще были здесь, я понял, что в Верде порядок еще не восстановлен. А значит, возвращаться в кластер мне было нельзя. Вот так я и оказался здесь. Честно скажу, рамон, мне повезло, что я встретил тебя. Одному мне пришлось бы туго.

– Один ты бы сдох в пампе, – уточнил Валтор.

– Ну, в общем, мы говорим об одном и том же, – хохотнул Дунгаев. Он уже чувствовал себя в машине Валтора как у себя дома. – А пожрать-то у тебя найдется?

– Поешь, когда приедем. Тут недалеко.

– А что будем делать потом? После того как отвезем этого? – кивнул на Дунгаева Иона.

– Соберем джангуров и отправимся зачищать от айвуров Битхант.

– Это не займет много времени. Я хотел узнать, какие у тебя вообще планы на будущее?

– Знаешь, я хочу попутешествовать. – Валтор провел двумя сложенными вместе пальцами по полям акубры. – Отправиться для начала, скажем, в Заморье. Перехватить где-нибудь по дороге встречников – они дорогу покажут, да и расскажут, что там да как, чтобы впросак сразу не попасть. Да и шляпу мне у них нужно новую прикупить. Видал? – Валтор просунул палец в пулевое отверстие на тулье шляпы и посмотрел на Дунгаева. – Твои стрелки шляпу испортили.

– Это я компенсирую, – вальяжно кивнул Дунгаев.

– Компенсирует он, слышал? – подмигнул Ионе Валтор. – Потом нужно будет сделать крюк и заглянуть в Гройхентрапп, чтобы посмотреть, как там айвуры. Мне не дают покоя твои слова насчет того, что таких ферм айвуров на Земле может быть великое множество. Надо бы выяснить, так ли это? А то ведь я спать спокойно не смогу, думая постоянно о готовящемся вторжении. В общем, мир огромен и интересен. А мы до сих пор видели только крошечный его кусок. Я так думаю, нужно рвануть за пределы. Что ты об этом думаешь?

– Я только «за», – ответил андроид. – В Треугольнике меня ничто не держит. И, рухнувшие небеса, Валтор, я на самом деле считаю наш квад лучшим местом в мире.

– Хочу тебя разочаровать, андроид, – подал насмешливый голос Дунгаев. – Если ты действительно был использован для убийства, тебе осталось недолго. Прости, но такая уж у вас, андроидов, судьба – быть слугами и умирать по приказу хозяев.

Иона вцепился в руль с такой силой, что ногти побелели. Но все же ему удалось сдержаться.

– Не знаю, сколько мне осталось прожить, – ответил он. – Но я уверен, что проведу каждый день своей жизни куда интереснее, чем ты. Посмотри, что у нас впереди.

А впереди над горизонтом медленно вырастали вверх башни Кластера Верда.

И это была та самая объективная реальность, спорить с которой все равно что биться головой о стену.

Мы ведь не в психушке.