Отъявленный хулиган, стр. 9

В нескольких шагах от них стоял Димка Клычков и торопливо лепил очередной снаряд.

– Ты чё? – подступая к Лебедеву, вызывающе прошипел он. – Мне угрожаешь?

– Я… я… Шишкину это… – испуганно затараторил Ромка, поспешно делая шаг назад. – Я… я на Шишкина…

– На Шишкина, значит, на меня! – снова наступая, медленно и грозно произнёс Димка. – Но так и быть, на первый раз я тебя прощаю, – он презрительно плюнул себе под ноги. – Лети отсюда, Лебедев, не то я тебе все перья выщиплю. Лети!

Видя, что дело принимает серьёзный оборот, перепуганные Трусов с Солдатовым поспешили ретироваться. Лебедев тоже не стал испытывать судьбу.

– Ну, как спектакль? – проводив ликующим взглядом убегающего Ромку, живо поинтересовался Клычков у друга.

Ванька поднял вверх большой палец.

Димка расцвёл. Вообще, Димка сегодня был какой-то особенно довольный и от этого даже немного странный. У школы зачем-то появился, хотя раньше на пушечный выстрел к ней не подходил. Странно.

– А ты чего здесь? – спросил у него Ванька.

– Из-за тебя! – Клычков снова улыбнулся.

– В смысле?..

– Да что ты всё спрашиваешь и спрашиваешь?! Слушай лучше… Короче, позвать я тебя хочу на коньки в Ледовый. Но только с мамкой моей, – Димка немного смутился. – Ничего?!

Ванька пожал плечами и покачал головой: ничего.

– Просто от неё вчера дядя Толик ушёл… Знаешь, козёл он, Толик этот. Мамка от него всегда плачет… Вот и вчера плакала, а потом успокоилась и сказала, что мы завтра, то есть уже сегодня, на коньках с ней пойдём кататься! – при этих словах Димкины глаза снова радостно блеснули. – Но ты не переживай, мамка и тебя с собой взять разрешила. Вообще, она у меня хорошая! И со Степанычем уже договорилась, который в Ледовом коньки точит. Он нам самые лучшие даст! Целый час кататься будем или даже полтора! Представляешь, как здорово!..

Ванька согласно кивнул: ещё бы!

– Эх, а всё-таки хорошо, что Толик ушёл! – помолчав немного, снова радостно протянул Димка. – Он её портил только, Толик этот. Что у неё, кроме него, нет, что ль, никого? Сейчас вот мы придём… Ты, кстати, домой-то заходить будешь? Или сразу ко мне? – неожиданно спросил Димка и, не дожидаясь ответа, торопливо добавил: – Вообще-то нам, конечно, побыстрей нужно: а то вдруг мест не будет или коньки хорошие разберут…

Ванька хотел возразить. Чего спешить? Наверняка ведь все в школе или уроки делают, но, взглянув на раскрасневшееся, счастливое лицо друга, улыбнулся и тихо ответил:

– К тебе.

Некоторое время мальчишки шли молча, а потом Димка снова размечтался.

– Вот было бы здорово каждый день в Ледовый ходить. В хоккей играть научиться. Там же наверняка секция есть по хоккею…

– Есть, – утвердительно кивнул Ванька.

– Представляешь, я вратарь, а ты, к примеру, защитник… Здорово, ведь!

– Ага.

– Конечно, на речке можно тренироваться, только лёд тает уже.

– Ясное дело, весна.

За разговором они не заметили, как оказались у серой пятиэтажки.

– Сейчас поедим только! – бросил Димка через плечо и торопливо нажал на кнопку домофона. Послышались прерывистые тонкие гудки. Пять секунд ожидания, десять…

– Чего звоните-то? – раздался вдруг у мальчишек за спиной громкий, чуть скрипучий голос соседки бабы Шуры. – Ушла она. Поди, минут сорок уже. Вон туда, к парку… с Толей…

Медленно развернувшись, Димка то ли растерянно, то ли снисходительно посмотрел на соседку: ну что можно ответить на эту глупость. Но всё-таки, скорее, машинально достал ключи из кармана.

…В квартире действительно было тихо и пусто. Даже Тимошка куда-то спрятался. Не раздеваясь, мальчишки прошли на кухню. На плите стояла сковородка с макаронами, а на столе лежала записка. Димка развернул её и прочитал: «Сынок, я тебя очень, очень люблю, мы с тобой обязательно сходим…» Дочитывать он не стал, лишь грубо скомкал листок, со злостью швырнул его на пол и отвернулся к окну.

– Не расстраивайся, – подождав немного, осторожно сказал ему Ванька.

– Больно надо! – не поворачиваясь, сердито буркнул Димка и шмыгнул носом. – Было бы из-за чего! Из-за врунов этих. Тебе вот только зря наобещал.

– Слушай! – неожиданно просиял Ванька. – А пойдём на речку, подумаешь, лёд тонкий: не везде же…

Вытерев лицо рукавом куртки, Димка отошёл от окна и хотел было что-то сказать, но у Ваньки зазвонил телефон.

– Т-с-с… – Шишкин приложил палец к губам и ответил: – Да, мам! Где?.. Э…Э…Э, а я сейчас с Димой и Диминой мамой на коньках собираюсь… Кто-кто? Одноклассник! – при этих его словах Клычков улыбнулся. – Уроки? – тоже улыбнувшись, продолжал Ванька. – Не, уроки не задали, ну только устные: природу, там, ОБЖ… Да ладно, мам, не кричи, я вечером у бабули сделаю… Ага, давай, пока.

– Ну ты врёшь! – восхищённо протянул Димка, как только Ванька закинул телефон подальше в полупустой рюкзак.

– Не им же одним можно! – весело подмигнул Ванька другу.

Настроение Димки понемногу поднималось.

– Слушай, а правда, пойдём на речку! Приключение себе придумаем…

– Опасное?

– А то! Опасное, конечно!

Через некоторое время мальчишки уже шагали к реке, оживлённо разговаривали и смеялись. А на голубом апрельском небе с разбросанными кое-где лёгкими дымчатыми облаками смеялось солнце. Смеясь, оно грело разомлевшие сугробы, заставляло звенеть хрустальные сосульки, наполняло округу радостным птичьим щебетаньем.

– Вот это да! – ещё издалека удивлённо заметил Димка. – Лёд сошёл!

На середине река действительно вырвалась из ледяного плена и теперь бежала куда-то беспокойными мелкими барашками волн, радуясь свободе и переливаясь на солнце. А у берега всё ещё лежал лёд. Кое-где он раскололся и превратился в отдельные льдины, напоминавшие спокойные величественные корабли.

– Смотри, смотри! – взволнованно закричал Ванька, быстро спускаясь к одной из них. – Шест!

– Точно! – подтвердил Димка, торопливо спускаясь вслед за ним.

– Мне отец… – Ванька на мгновение осёкся, – раньше рассказывал, что они каждую весну на таких льдинах плавали, а шесты у них вместо вёсел были.

– Вот видишь! – сверкнул Димка карими глазами. – А мы чем хуже? Ты же хотел приключений!

– Хотел! – улыбнулся Ванька и, исполненный решимости, тут же ступил на необычный корабль. Льдина покачнулась.

Димка уже осторожнее ступил вслед за ним.

– Слушай, а кто капитаном будет? – вдруг забеспокоился он. – Кораблю обязательно нужен капитан.

– Давай вдвоём: ты и я! А грести по очереди будем!

Димке идея понравилась. Встав за штурвал первым, он с силой оттолкнулся от берега. Льдина-корабль недовольно чавкнула и, расталкивая соседей острыми боками, вышла в «открытое море». Вначале мальчишки плыли молча – было страшно. Льдина качалась, ноги скользили, приходилось прикладывать усилия, чтобы удержать равновесие. Но постепенно она пошла ровнее, они успокоились и даже развеселились. Весенний ветер щекотал лицо, пьянил чувством опасности и свободы, будоражил воображение.

– Капитан Шишкин! – вдруг дурашливо обратился Димка к другу. – Как вы думаете, мы можем переплыть на нашем корабле этот бушующий океан?

Они быстро приближались к середине реки.

– Конечно, капитан Клычков, – тут же включился в игру Ванька. – Главное, чтобы нас не захватили в плен пираты и не было бури.

Не успел он договорить, как дымчатое облако на небе закрыло солнце.

– О, смотри! Буря! – подняв голову, радостно закричал Димка. – Буря! Поднять пару…

Договорить он не успел. Неожиданно ноги поехали куда-то в сторону, льдина стала разламываться. Соскользнув с отколовшегося куска, капитан Клычков по грудь нырнул в чёрную холодную воду. Дальше всё происходило, как в опасном остросюжетном фильме, где Ванька был всего лишь беспомощным зрителем.

Испуганный, Димка стал отчаянно барахтаться, потом схватился за край отколовшейся льдины, но не удержался и снова оказался в воде – уже по шею. Намокшая тяжёлая одежда тянула ко дну. Он снова схватился и опять соскочил, силы покидали его…