Отъявленный хулиган, стр. 19

Сердце Вовки бешено забилось.

– Рикки! – узнал он. – Рикки! Я бегу! Держись! – и, живо сорвавшись с места, во весь дух понёсся в сторону дома.

Визг слышался всё отчётливей. Только теперь Вовка ещё ясно различал грозное рычание, очень напоминающее тигриное. В одно мгновение он оказался у сарая, а там…

О ужас! Соседский Бандит, размером с огромного тигра, страшный-престрашный, с яростью нападал на беззащитного маленького Рикки. Щенок уворачивался, проскакивая между мощными лапами хищника, и отчаянно визжал. Силы покидали его. И вдруг…

– Нет! – исступлённо крикнул Вовка и что было сил рванулся вперёд. – Нет!

Чудовищный кот внезапно исчез, словно растворился в нагретом битвой воздухе…

А Рикки, его Рикки без движения лежал на снегу, но…дышал.

– Жив! – радостно закричал Вовка сквозь подступившие слёзы. – Жив… Теперь только врача нужно. Врача! Срочно! – заторопился он, бережно поднимая щенка на руки. – Врача… Рикки, потерпи! Сейчас тебе помогут.

Людей кругом не было, но Вовка надеялся, надеялся – а как же иначе.

– Уже скоро… Осталось чуть-чуть… Держись… – шептал он, успокаивая больше себя, чем Рикки.

И вдруг – о чудо! – совсем близко, на соседнем пригорке, будто из-под земли, выросла самая настоящая ветстанция, с большим синим крестом и нарядной гирляндой на двери. И, словно в довершение чуда, из этой двери, беззаботно помахивая чемоданчиком, выпорхнул человек в белом халате. Молодой, с непослушным светлым вихром на макушке и большими голубыми глазами. «Доктор!» – решил для себя Вовка.

– Доктор! – с радостно бьющимся сердцем закричал он. – У меня собака… Щенок… Вылечите!..

– Сейчас?! – удивлённо уставился на него «доктор». – Сейчас не могу – Новый год ведь. Вся деревня уже в клубе собралась, и я тоже мигом переоденусь и туда…

Лежащий на руках Рикки сразу всё понял (он ведь ужасно сообразительный пёс) и вздохнул с какой-то безнадёжной грустью, может быть, в последний раз.

– Ну, помогите хоть чем-нибудь! – поглядев на несчастного Рикки, снова взмолился Вовка. Но беззаботного врача уже и след простыл.

– Лодырь! – со злостью и отчаянием закричал Коробков в белоснежную пустоту. – Новый год у него!.. Оболтус! Двоечник! – Вовка кричал всё сильнее и сильнее, пока наконец не проснулся.

Возле дивана, удивлённо глядя на хозяина чёрными блестящим глазами, стоял спаниель с рыжими ушами и забавным белым пятном на мордочке, живой и абсолютно невредимый.

– Рикки! – Вовка быстро вскочил с дивана и радостно потрепал любимца по голове. – Рикки! Как ты меня напугал! Хорошо, что это всего лишь… – вспомнив сон, Вовка неожиданно снова разозлился на врача: – Бездельник! Разгильдяй! Эх, треснуть бы ему сейчас! Или вообще кому-нибудь. Только кому?

Он обвёл взглядом комнату и увидел в большом старинном зеркале на стене своё отражение: взлохмаченный после сна светлый вихор на макушке и большие голубые глаза.

Вовка тяжело вздохнул и достал из портфеля учебник биологии.