Z – значит Зомби (сборник), стр. 9

Привлеченные грохотов выстрелов, из-за угла здания выходили новые мертвецы, их было больше.

– Слышь, майор, не осилим! – простонал Андреич.

– Знаю. Быстро в машину. – Он помог Галине спрыгнуть с крыши, пока Андреич отгонял наступающих мертвецов грохотом выстрелов, ударами приклада, да и просто пинками.

К счастью, машина завелась почти мгновенно. Дорога впереди вся была заполнена угрюмыми качающимися фигурами.

– Дави их! – крикнул Андреич. – Иначе не пройдем.

Взревел двигатель, Машина рванула вперед, и в первую же секунду сбила бампером пятерых близко подобравшихся покойников. Однако тут же потеряла скорость и едва не перевернулась – месиво из человеческих тел под колесами оказалось серьезной преградой даже для проходимой «Нивы».

– Аккуратней же надо… – обреченно вздохнул Андреич.

– Спасибо за совет! – сердито ответил Трошин. – У меня окно разбито, если ты не заметил.

«Нива» между тем с глухим стуком сбила еще двух мертвецов.

– Я присмотрю за окном, – неожиданно отозвалась Галина. – Езжай медленно, держи руль, а если кто подойдет – это моя забота.

И она выставила в открытое окно ствол автомата.

– А чего ж раньше не стреляла, когда на тебя нападали? – ворчливо заметил Андреич.

– Растерялась, – хмуро ответила Галина. – Стреляла, но не попала никуда с перепугу. Вот и решила, что проще отмахаться.

– Сейчас не промажь, ладно? – проговорил Трошин, выкручивая руль и объезжая очередное скопление шатающихся фигур.

– Куда мы теперь? – спросил Андреич.

– Думаю. Телефон не работает, связи нет. Хоть дымовые сигналы подавай.

– Может, в милицию? – предложил Андреич. – Там и телефоны, и радио…

– Попробуем. Дорогу только покажите.

8

– Не пойму я, майор, – проговорил Андреич, когда машина обогнала поток мертвецов и разогналась на пустой дороге между котлованом и городом. – Телефон-то тебе зачем? Ты у геологов же был, радио у них просил, передавал уже все. Или нет?

– Я передавал только, что лаборатория всплыла, – хмуро ответил Трошин. – А что плотину прорвет, извини, не угадал. И что утопленники пойдут на город – это тоже только мы и знаем.

– Объясните мне как врачу, – заговорила Галина, – что с ними происходит? Почему они встают и идут? Расскажите все, что знаете. Может, мы лучше поймем, что нам делать.

– Делать только одно – войска вызывать. А знаю я не так уж и много, и вряд ли это поможет.

– Все равно, расскажите.

Трошин помолчал, приводя мысли в порядок.

– Это особая биологическая культура, которую выводили для повышения живучести солдат на поле боя. Весь ее смысл в том, чтобы быстро распространиться с кровью по организму и давать ему кислород без участия легких и органов кровообращения.

– То есть это бактерии?

– Бактерии или вирусы – что-то вроде того, не знаю, я не ученый. Они очень быстро распространяются, просто молниеносно. Но поселяясь в организме, они начинают усиленно его жрать. Поэтому век ожившего мертвеца недолог. И он тоже очень хочет жрать, простейшие рефлексы сохраняются.

– Я правильно понимаю, что мы для них можем выглядеть как еда?

– Похоже, так. В этом и ужас. К утру весь этот город может превратиться в кладбище. Поэтому срочно нужна связь.

– Ну, может, им уже сообщили, в Москву, а? – осторожно предположил Андреич. – Мы ж тут не одни такие глазастые.

– А что они могли сообщить? То, что здесь утопленники по улицам гуляют? И кто поверит? А вот мне – поверят. Я знаю, кому сообщать, чтобы поверили.

– Ну, тебе видней, конечно…

– Думаю, о прорыве плотины в центре уже знают. Но толку с этого – ноль. Утром пришлют стройбат да гражданскую оборону. А тут спецвойска нужны, причем немедленно.

Машина уже мчалась по темным и пустым, словно вымершим улицам Маклинска.

– Попрятались, что ли? – пробормотал Трошин.

– Да здесь всегда было ночью тихо… – вздохнула Галина.

– Откуда огни? Свет же оборвало?

– Тут еще гидростроевская ветка, отдельная, – предположил Андреич. – Может, она уцелела. А кстати, видишь, вон там вроде как зарево какое-то. Нам туда. Там и исполком на площади, и милиция рядом.

– Зарево… – хмыкнул Трошин. – А ведь и вправду похоже, что пожар.

Машина вылетела на площадь, и Трошин тут же ударил по тормозам, в голос выругавшись.

Все пространство перед ними было заполнено бродящими туда-сюда утопленниками. Больше всего их было слева – где догорал старый одноэтажный универмаг.

– Фары погаси! – испуганно прошептал Андреич.

– Откуда их здесь столько? – Трошин в сердцах стукнул ладонью по баранке. – Они же не могли нас обогнать.

– Не знаю… Что делать-то будем? Вон райотдел, отсюда видно.

– Объехать можно как-то?

– Смотрите… – ахнула вдруг Галина. – Они же… мне не кажется?

– Не кажется. Они едят друг друга.

– Они не утопленники… – проговорила Галина. – На них ни грязи, ни воды. Только кровь блестит. Они точно мертвые? Или больные?

Трошин только протяжно вздохнул.

– Поедем напрямую, – решил он. – Галина, держи окно. И ты присматривай, Андреич. Время дорого, некогда объезды искать.

С выключенным светом «Нива» медленно выдвинулась на главную городскую площадь. Собственно, площадью это место называлось условно – всего лишь широкое пересечение трех улиц и большая клумба посередине.

Всего минуту удавалось не привлекать внимания. Потом на пути возникла скрюченная фигура в заляпанной кровью рубашке. Мертвец застыл, глядя, как приближается машина. Потом вдруг вытянул руки вперед и шагнул навстречу.

– Не сворачивай, майор, иди как шел, – процедил Андреич.

Мертвец стукнулся о капот и завалился на спину. Машина подпрыгнула, переезжая тело.

– Они нас заметили, – проговорила Галина.

Действительно, в сторону медленно ползущей машины оборачивались бледные распухшие лица, одно за другим.

– Они близко! Я стреляю!

– Так стреляй!

Грохнул автомат, по салону зазвенели гильзы.

– Вроде, попала…

– Молодец, только патроны экономь.

Еще два покойника выбрели навстречу машине и тут же оказались под ее колесами.

– Хорошо идем, – нервно усмехнулся Трошин. – Дальше почище вроде.

В самом деле, ближе к райотделу улица почти опустела, и Трошин прибавил скорости. Торопясь, он решил срезать путь через газон. Однако вместо того, чтобы мягко подпрыгнуть на бордюре, «Нива» вдруг глухо ударилась во что-то, развернулась и начала валиться на бок.

В долю секунды Трошин понял свою ошибку. То темное пятно, которое он принял за газон и кусты, на самом деле было совсем другим – скоплением шевелящихся мертвецов, раздирающих чье-то тело.

«Нива» удержалась на колесах, но плотно засела между деревом и кучей шевелящихся тел. К заднему стеклу тут же прильнуло пугающее белое лицо с бессмысленно выпученными глазами.

– Быстро из машины! – закричал Трошин, распахивая дверь и сбивая ею лезущего к машине мертвеца. – За мной!

Он первый начал стрелять, обездвиживая самых активных. Грохнула егерская двустволка, взвизгнула Галина, которую едва не схватили за ногу.

– Бежим! – скомандовал Трошин, когда все трое оказались на чистом участке асфальта.

А уже через несколько секунд он молотил рукояткой пистолета в железные ворота РОВД.

– Откройте!

Отдел был явно обитаем сегодня – в окнах двухэтажного здания мерцал желтый свет. Похоже, там жгли свечи.

– Они идут к нам! – крикнула Галина, растерянно водя из стороны в сторону стволом автомата. Мертвецы отреагировали на грохот и стрельбу и теперь неторопливо разворачивались в сторону троих оставшихся почти беззащитными людей.

– Стреляйте! – приказал Трошин.

И первым вскинул автомат, уложив двоих близко подобравшихся утопленников.

– Откройте! – снова закричал он, колотя в ворота.

Галина и Андреич стреляли не переставая. Последний едва успевал менять патроны, которых становилось все меньше.