Z – значит Зомби (сборник), стр. 8

Андреич попытался развернуть ружье в сторону нападавшего, но замешкался – ремень зацепился за что-то под сиденьем.

Еще два удара – и стекло осыпалось. Вместе с вечерним холодком в кабину проникла отвратительная вонь: смесь чего-то тухлого с запахом перегнившего ила.

Галина кричала, забившись в противоположный угол кабины. Андреич, потеряв остатки самообладания, судорожно и бестолково дергал ружье, пытаясь освободить ремень.

В следующую секунду на улице раздались три громких хлопка. Неизвестный отлетел в сторону, на одежду Андреича упало несколько капель крови.

В разбитом окне показалось лицо Трошина.

– Ну, что – проспали!? – рявкнул он. – Говорил же – смотрите! Скажите спасибо, что я недалеко ушел.

Он отошел от машины и еще трижды выстрелил. После этого сел за руль, с силой захлопнув дверь. Автомат, источающий легкий пороховой душок, положил рядом.

– Там дальше какая-то дорожка, небольшая совсем, вниз уходит, – сказал он. – Бока поцарапаем, конечно, но ничего, пролезть можно. Куда ведет – знает кто-нибудь?

– Там Нижний город, в той стороне… – обронил Андреич.

– Что еще за Нижний город?

– Склады, набережная, речпорт еще.

– Ну, а проехать-то можно?

– Смотря, как вода поднялась. Там вообще сильно залило. Думаю, можно попробовать. Мимо старой фермы, а потом как раз к котловану выйдем и по кромке – в город.

– Тебя не поймешь, Андреич, – вздохнул Трошин, после чего решительно взялся за руль.

– Постой! – Андреич схватил Трошина за плечо. – Ты ж говорил, они все помрут через пару часов. Так может, схоронимся пока? Обождем, а потом и поедем…

– Что, Андреич, боишься?

– Да я свое отбоялся… Просто тут такое дело… Не знаешь, как и поступать, если что случится. Они ж – не звери дикие, не враги. Даже стрелять по ним как-то неловко.

– Не бойся, Андреич. До города мертвецы навряд ли добрались. Потому и время нам дорого. Я, конечно, один могу поехать – вон машин сколько…

– Нет! – воскликнула Галина. – Чувствую, нам лучше вместе.

– Ну, вот и решили…

7

Следующие минуты всем казалось, что машина продирается через дикие джунгли. Дорожка и впрямь оказалась небольшая – рассчитанная разве что на велосипед. Ветви кустов скрежетали о кабину, подвеска грохотала на неожиданных ямах. Лучи фар метались во все стороны, выхватывая глухие враждебные заросли.

Но это было все равно лучше, чем идти пешком. Высоко в небе показалась белая луна, окруженная серебристыми облаками. Наконец «Нива» выкатилась на разбитую мокрую бетонку, искрящуюся в свете фар.

– Повезло, – заметил Андреич. – Вода здесь была, да только ушла.

– Вроде свет какой-то слева, видите? – отозвался Трошин. – Что там может быть?

– Так то диспетчерская, – ответил Андреич. – Слышь, а кстати, там дежурный круглые сутки. И телефон есть. Может, глянем? Тогда и в город незачем будет пилить…

Трошин протяжно вздохнул.

– Опасно здесь – котлован же рядом. Лучше уж до города поскорей.

– До города еще неизвестно когда и как доберемся, а тут – считай приехали! – настоял Андреич, которому сильно не хотелось в окутанный тревожным сумраком Маклинск.

– Ладно, посмотрим, чего уж…

Машина остановилась перед длинным одноэтажным зданием, окруженным легким заборчиком с палисадником. Над крыльцом горела единственная на всю округу лампочка. Еще немного странно мерцающего света выбивалось из двух окон.

– Открыто… – удивленно обронил Андреич, потянув дверь.

– Галина, оставайся в машине, – сказал Трошин и сунул ей в руки автомат. – Сиди за рулем и смотри в оба. Если что заметишь – сигналь. Андреич, за мной.

В коридоре было темно, и Трошин включил фонарик.

– Воняет, чуешь? – прошептал Андреич.

– Чую…

Здесь стоял уже знакомый запах ила и тухлятины.

– А это еще что?! – в свете фонаря стали видны какие-то блестящие полосы и бесформенные клочья на полу.

– Это ж… кровь! – ахнул Андреич. – Слышь, пошли отсюда, а?

– Стой, – Трошин схватил его за рукав. – Кровь тебя не укусит, так что не дергайся, раз пришли. Где телефон искать?

– По кабинетам надо смотреть…

В коридор выходило несколько дверей, и лишь две оказались открыты. За одной была кладовка с ведрами и метлами. За второй же оказался рабочий кабинет.

– Да что тут творится? – вырвалось у Трошина.

В кабинете был натуральный разгром – единственный стол валялся на боку, пол же застилали разлетевшиеся бумаги. Валялся на боку и включенный телевизор, экран мерцал бессмысленными серо-голубыми полосами.

– Телефон! – заметил Андреич, указав стволом ружья на аппарат, валяющийся среди бумаг.

Трошин сделал шаг вперед и чуть не поскользнулся – под бумагами тоже была кровь.

– Гудка нет, – сказал он, постучав по рычагу. – Хотя сам вроде цел. Вот же черт, провод оборван.

– Так сделать можно, – осторожно предложил Андреич.

– Можно… – Трошин вытащил из кармана перочинный нож. – Ты постой в коридоре, послушай, как там. А я быстренько провода скручу.

Андреич вышел из кабинета, сделал несколько шагов по коридору и обнаружил, что тот заворачивает за угол. В небольшом закоулке было окно, сквозь которое лился призрачный лунный свет.

Андреич приблизился к окну. И в следующую же секунду у него дыхание перехватило от ужаса.

По широкой мокрой дороге брели мертвецы, их были десятки! Скрюченные, неповоротливые, облепленные грязью, они выходили из тумана и двигались вверх, в сторону города, светящегося редкими огнями.

Цепенея от страха, Андреич бросился обратно к Трошину и едва не столкнулся с ним в двери кабинета.

– Тихо! – Трошин приложил палец к губам. – Слышишь?

– Там… там… – запинаясь выдавил Андреич, и затем его прервал треск короткой автоматной очереди с улицы.

– Черт! – Трошин бросился к дверям.

Они выскочили на дорогу и увидели свою «Ниву», окруженную ожившими покойниками. Галина взобралась на крышу машины и оттуда отмахивалась прикладом автомата от тянущихся к ней рук.

– Держись! – крикнул Трошин и выхватил пистолет. – Андреич, бей в головы.

Он решительно пошел к машине, потом чуть притормозил и выстрелил с двух рук, тут же свалив мертвеца. Через секунду – еще двоих. Стрелял Трошин метко и уверенно. Но оставалось еще не меньше десятка.

Андреич вскинул ружье и прицелился. В полутьме это было совсем не просто, но у него тоже получилось сразу же попасть в лицо обмазанного илом утопленника в строительном подшлемнике.

Следующий патрон достался толстой растрепанной женщине в разорванном халате – заряд дроби вырвал ей кусок горла, и она мешком упала на четвереньки.

У Андреича голова шла кругом – он никогда не стрелял в людей, а сейчас видел перед собой что-то среднее между человеком и чудовищем из кошмара. Это было настолько страшно и нереально, что хотелось проснуться и увидеть вокруг нормальный мир…

Толпа мертвецов забеспокоилась, зашевелилась, переключая внимание на двоих мужчин. Послышалось глухое ворчание, бульканье, хрип. Трошин уже отстрелял магазин пистолета и теперь взялся за автомат. Короткие очереди размеренно сотрясали воздух, мертвецы валились на землю, продолжая дергать конечностями и издавать хрип и шипение.

Андреич переломил ружье, выбрасывая гильзы, и полез за новой парой патронов. В суматохе он выронил их, опустился на четвереньки, шаря по жидкой грязи, а когда выпрямился – увидел прямо перед собой распухшую физиономию мертвеца с оскаленными зубами.

Перезаряжать не было времени.

– А-а-а! – закричал старый егерь и со всех сил обрушил приклад на голову врага.

Мертвец покачнулся, утробно зарычал, но устоял. Тогда Андреич просто толкнул его прикладом в лицо, сбив с ног. Появились драгоценные секунды, чтобы загнать патроны в ствол и взвести курки. Выстрел – и лицо лежащего покойника превратилось в розовую слякоть…

– Туда гляди! – воскликнул вдруг Трошин, указывая на дорогу.