Любовь дракона (СИ), стр. 89

Ласти хрюкнул абсолютно не по-драконьи, в глазах Риль заплясали еле сдерживаемые смешинки, лишь Кэстирон проявил выдержку достойную старшего брата, укоризненно покачал головой, встал, взял Гранту за руки:

— Нет, сестренка, ты возьмешь его, если он сам согласится пойти с тобой. Тарк — не игрушка. Он — живой человек, всегда помни об этом. Не дай небо, потерять его доверие. Мне будет больно видеть слезы на твоем лице. Поверь, друзья, подруги могут обмануть, предать — асхалут нет. Он часть тебя, твоя семья. Я попрошу завтра же включить асхалутство в твое обучение, раз тебе удалось настолько опередить теорию практикой.

— О, нет! — простонала Гранта, — ещё один курс. У меня времени даже размять крылья не останется.

— Привыкай к взрослой жизни, — пожал плечами Ласти.

Внезапно, лежащий на кровати Тарк пошевелился, открыл глаза и попытался сесть. Слабый стон сорвался с его губ, и маг без сил опустился обратно.

— Нет, нет, тебе ещё рано вставать, лежи, — Гранта бросилась к нему, аккуратно поправила сползшее одеяло. Маг внимательно следил за каждым её движением, потом ухватил за запястье, поднес к губам. «Ты — живая!» — выдохнул он, оставляя легкий поцелуй на её коже. Нежно-розовый румянец прогнал бледность с лица Гранты. «Я решил было, что около грани меня встречает Прекрасная Дева, но наяву ты ещё краше».

Риль решительно ухватила за руку Кэсти, другой рукой подцепила под локоть Ласти, и потащила вяло упирающихся драконов вон из комнаты. «Им есть о чем поговорить и без любопытных свидетелей», — пыхтела девушка, выпроваживая драконов в коридор.

— Но она наша сестра, — возмутился Кэсти, пытаясь вернуться.

— Боишься, что Тарк её съест? — Риль перегородила проход, сложила руки на груди — не пройдешь. Кэсти сник, потом вытянув шею, попытался разглядеть происходящее в комнате. Риль бросила на него недобрый взгляд, прикрыла дверь.

— Она права, брат, — Ласти положил руку ему на плечо, — и прости, моя вина. Я не знал, что Лумну нет в Гнезде. Мать никогда бы не позволила ей подобного самовольство.

— Ты не виноват, — отмахнулся Кэсти, — конечно, Гранта ещё ребенок, но уверен, у Тарка хватит ума не брать её под крылья. Мы все слишком баловали младшую, так что магу придется заняться её воспитанием. А ведь осенью должен состояться её первый самостоятельный вылет из Гнезда. Честно, я даже рад, что так всё вышло с этим асхалутством. Неизвестно кто задурил бы голову нашей непредсказуемой сестренке. Младшая, чисто из вредности, могла сделать плохой выбор. Зато теперь я могу быть спокоен за судьбу её Гнезда. Тарк не даст ей ошибиться.

— Да, — кивнул, соглашаясь с братом, Ласти, — и почему-то мне кажется, что Зарран найдет, наконец, себе достойного заместителя.

Риль с блаженством опустилась в теплую воду. Все, прогнать её отсюда не смогут все каррохеды вместе взятые. Ласти вкратце рассказал, что это за твари. Надо же придумать такое! Могущество им подавай! Но получая одно — теряешь что-то другое. Равновесие всегда возьмет своё.

Интересно, как сложатся отношения Тарка с Грантой? Хотелось, чтобы у них всё было хорошо. Тарк заслужил своё счастье, пусть и чешуйчатое, да ещё и избалованное. «А что с твоим»? — кольнула неприятная мысль. Настроение сразу же испортилось. Они так и не поговорили. Ласти куда-то исчез, сославшись на дела, отправил девушку отдыхать. День получился длинным и богатым на события, а уж вечер и подавно. Хирано заперся в кабинете с Главой Совета. Важные дела у них, понимаешь. Как она тут в одиночку все раскручивала, так это нормально. А как умные взрослые дяди появились, так сразу же «Отдыхай, деточка. Дальше мы сами разберемся». Обида горечью свернулась на языке, собралась соленой влагой в уголках глаз.

Красный лепесток спланировал на поверхность воды, золотые буквы поднялись вверх, задрожав, растаяли в воздухе, но Риль успела прочитать: «Жду в саду, Ласти». Дракон предусмотрительно создал надпись на родном языке девушки. Никак, Хирано помог. Но не важно. Сердце отчего-то забилось быстрее. Ванна мигом потеряла свою былую прелесть. Руки чуть дрожали, пока она намыливала голову, смывала пену с волос, вытиралась мягким махровым полотенцем.

На кровати её ждало платье — белое, с золотыми вставками, расходящимися широкими складками от пояса до пола. Блестящий пояс подчеркнул тонкую талию. Волосы Риль забрала наверх, скрепив шпильками, на концах которых крепились разноцветные бабочки. Больше никаких украшений, лишь на плечи стоит надеть меховую накидку. Горы — не южный край, и по ночам здесь довольно холодно.

На улице уже сгустилась темнота, когда тонкая девичья фигурка в белом платье выскользнула во внутренний дворик. Он был небольшим. Драконы никогда не являлись поклонниками фонтанов и розовых кустов, лишь пара-тройка деревьев оживляла это царство камня. Скамейка, пруд, выложенный камнями, изогнутый мост, замерший у краю воды дракон, на другом конце прекрасная девушка наклоняется, чтобы набрать воды в кувшин. Дракон не сводит с неё глаз, кажется, вот-вот взмахнет крыльями, перелетит через пруд и ухватит свою добычу.

— Тебе нравится? — от вкрадчивого голоса, раздавшегося за её спиной, Риль вздрагивает, ладошки предательски потеют, а сердце замирает. Отражение в пруду услужливо рисует чёрный мужской силуэт рядом с белым пятном её платья.

— Да, — выдохнула девушка, не решаясь обернуться. Ласти осторожно обнял её, укрывая от холода ночи. Риль напряглась, но тепло, идущее от дракона, было таким согревающим и уютным… Девушка откинула голову, пристраивая её на широкой груди, прикрыла глаза. Несмотря на меховую накидку, её немного потряхивало. Сказывалось напряжение прошедшего дня, позднее время, да и не ела она ничего толком. Завтра Кэсти опять будет ворчать про доходяг, но это будет завтра. Сейчас можно расслабиться, забыть страхи и переживания, отпустить прошлое. Тепло окутывало, обещая защиту и поддержку. Похоже, с её мерзливостью, Риль повезло отхватить живую грелку.

— Это герои одной старой легенды, самой романтичной, на мой взгляд, — дракон кивнул на статуи. Низкий голос завораживал, и Риль замерла, боясь нарушить очарование ночи. Одна рука Ласти обнимала её за талию, вторая прижимала за плечи. Это было так правильно, так надежно и комфортно, словно она в своей жизни только тем и занималась, что пребывала в крепких мужских объятиях. — Однажды, дракон увидел у реки девушку, потрясающей красоты. Его так поразила внешность незнакомки, что он, не раздумывая, похитил её. Девушка оказалась не робкого десятка, и похититель, представ перед ней в образе молодого мужчины, был выставлен ночью из спальни. На насилие он не пошел и продолжил осаждать неприступное сердце красавицы. Та, хоть и была упряма, но ласка, да забота своё дело делали, да и внешне похититель был довольно привлекателен. Полюбила его девушка, и так сильно, что между ними вспыхнул огонь настоящей любви. Он и сотворил чудо — подарила красавица своёму мужу ребенка, дэрсера. По своей сути, дэрсер — дракон, но без первого облика. Внешне — человек, а вот, по силе магии — такой же, как мы. Правда, летать они не могут, как и перекидываться в драконов. — Ласти искренне вздохнул, — Жаль, что это всего лишь древняя легенда.

— А, что было дальше? — тихо спросила Риль.

— Дальше? Дальше сын вырос, вознесся высоко над людьми, создал огромную империю, правил ею долго и был вполне счастлив, — девушку развернули, прижали к себе. Потом Ласти отстранился, стал очень серьезным, сунул руку в карман и опустился на одно колено.

— Эрилиэлла, по человеческому обычаю, я прошу тебя стать моей женой, — в ладони дракона лунной каплей блеснуло кольцо.

Риль замерла — вот тот момент, которого она так ждала, надеялась и боялась. Почему же сердце щемит, а в глазах слезы? Радость и боль всегда ходят рядом!

— По-человеческому? — переспросила девушка. Странное выражение царапнуло слух.

Дракон почему-то нахмурился, тяжко вздохнул, встал с колена и, взяв девушку за руку, надел ей кольцо. Риль в недоумении переводила взгляд с окольцованного пальца на дракона.