Любовь дракона (СИ), стр. 57

— Нет, — покачал головой Асканье, — последний раз я видел его вчера днем. Он торопился в город, и был чем-то очень озабочен. Доброй ночи, лейсер.

Тарк остался за столом в одиночестве. Брезгливо отодвинул от себя грязную тарелку. Да, подкинули ему помощников. Бонас умный, конечно, но та ещё сволочь, схлопни его портал. Вежливо послал всех. От дела отошел, зараза, и магистрат ему теперь не указ. Нет, конечно, указ, но только тогда вся ситуация с Риль будет предана огласке. А ему очень хочется оградить эту смелую малявку от пересудов.

Асканье большая умница, но целиком поглощен поиском своих аномалий, да и эти его идеи… мозгодробительные, одним словом. Хирано — самая темная фигура из всех и самая подозрительная. Неизвестно где пропадает. Точнее, где он пропадал вчера ночью известно, но больше ничего, одни догадки. Да и верить ему пока нельзя. Подозрительный он, хотя по виду мужик ничего. Работает всегда четко, а что нелюдим, так у каждого свои недостатки. Но поговорить с ним нужно. Как только соизволит появиться. Без веских оснований, давать команду на розыск Хирано он не имеет право. Хоть Тарка и назначили старшим, но драконологи не в его подчинении. Они приданы для усиления команды, и на основании их консультаций и глубоких выводов мосповцы должны работать, в теории.

От раздумий его отвлек звон разбившегося стекла, неразборчивое, пьяно-протяжное бормотание и быстрый перестук каблучков служанки. Тарк замер, а когда оглянулся, то увидел лишь мужчину, раскачивающегося около стола, да темную лужу на полу. Нехороший холодок пополз по спине мосповца.

На тренировку Риль с Ласти собирались отправиться вечером, на закате. Днем, как пояснил Ластирран, там было слишком драконно, а вот к вечеру им никто не помешает осмотреть трассу и может даже пройти её разок. Пока ей выдали объемное изображение трассы для детального изучения, видимо, надеясь, что она впечатлится, испугается и бросит эту идею участвовать в гонках. Риль впечатлилась до замирания сердца, подрагивания кончиков пальцев и азартному блеску в глазах.

Тот, кто придумывал эту трассу, был явно мастером своего дела. Дорога вначале петляла между острых скал, тесных и мрачных ущелий, потом дважды ныряла в темные пещеры, затем по водопаду спускалась под воду горного озера, оттуда по узкому проходу вырывалась на океанские просторы и по финишной прямой заканчивалась на небольшом почти круглом островке.

Как объяснили Риль, каждый год на трассе обновляли заклинания. Какие-то, самые удачные, повторялись из года в год, просто меняли своё местоположение, но организаторы гонок обязательно добавляли что-нибудь новенькое, неожиданное и коварное. Как результат — до финиша долетали далеко не все.

Портал мгновенно перенес их на побережье. Соленый ветер взметнул волосы, попытался пробраться за шиворот, но Риль плотно запахнула куртку. Она была экипирована для полёта, и жалкий бриз ей не страшен. Впереди скорость, упругий ветер, обжигающий холод и будоражащий душу страх. Полный восторг!

На трассе и, правда, было почти пустынно. Лишь высоко в небе кружился темный силуэт. Риль обернулась к Ластиррану — почему он медлит, не оборачивается? Пора бы приступать к тренировочному полёту. Солнце не будет стоять вечно над горизонтом.

Сейчас они поменялись местами. Риль — плотно закрытая щитами, ни один всплеск эмоций не проскочит и полностью раскрытый дракон. Для неё. Потянись и вот он — весь, как на ладони. Вот только стоит ли? Готова она получить ответы на свои вопросы и сомнения? Надо ли ей все это сейчас, когда будущее неясно, словно лик луны днем.

Дракон окинул водную гладь, шагнул к девушке, ещё шаг, ещё, вот он уже совсем рядом, а теплое дыхание волнующе касается щеки.

— Готова, моя маленькая асхалут?

— И не надейся, не откажусь.

— Неужели? — шепот стал жарче. Дракон убрал прядь с её лица, аккуратно заправил за ухо, — знаешь, моя храбрая Риль, что в гонке не просто так участвуют асхалуты. Как минимум, половина заклинаний содержит оба вида магии. Чтобы их обойти или закрыться, паре требуется стать единым целым. Я должен не просто видеть твоими глазами, нет, — он наклонился совсем близко, одна рука скользнула на талию, вторая прошлась вдоль позвоночника. Даже сквозь толстую куртку Риль ощущала тепло от его ладоней, — мы должны стать единым целым, ты и я. Твой источник будет моим, а мои крылья станут твоими. Твоя магия и моя сила, мы победим, я уверен. Если, конечно, ты согласна, — добавил он, чуть отстранившись. В последних словах промелькнула горькая ирония.

Риль сглотнула, вдохнула, жаль, переносица сейчас недоступна, не потереть, — она ею почти уткнулась в плечо дракона, а решение нужно принять немедленно. И решение не простое. Полное слияние сознаний — вот, что ей предлагают. Кто бы ещё заранее ей все объяснил, никогда бы сюда не сунулась. Ну, его, этого предателя. Наверняка, есть другой способ его поймать. Решиться открыть всю себя этой ящерице, нет, это слишком, даже для неё. Она не переживет, если этот чешуйчатый нахал станет обладателем её чувств, эмоций. Ведь в его чувствах к ней Риль абсолютно не уверена, так что об откровенности не может идти и речи.

Глава 29

По нервам скользнула волна жара, короткая, длящаяся лишь секунды, но такая знакомая. Совсем рядом кто-то менял облик. Ластирран напрягся, почуяв собрата.

— Значит, слухи не обманывают, ты, действительно нашел себе асхалута, — низкий приятный голос раздался за спиной у девушки. Ластирран мгновенно развернул Риль лицом к говорившему, но не отпустил, а лишь крепче прижал к себе. На скале стояли двое. Один — типичный дракон, высокий, мускулистый, рыжие волосы собраны в косу, сложного плетения, чёрный кожаный костюм плотно обтягивает рельеф тела, второй…., второй — просто человек, чуть старше Риль, невысокий, соломенные волосы торчат в разные стороны. Симпатичный, но все портит надменное выражение лица, явно со старшего брата скопированное.

— И тебе попутного ветра, Альфар, — спокойным тоном ответил Ластирран, а вот рыжеволосый не остался нейтрален, побелел. Люди от гнева обычно краснеют, а вот драконы теряют свой коричневый оттенок кожи, становясь бледнокожими, а в глазах…, в них разгорается пламя гнева, яростное, жадное, всепоглощающее.

— Неужели ни одна из наших самок не обратила на тебя своего внимания? Решил поразвлечься с человеческой? А она ничего, только зачем делать из неё асхалута или одного раза в постели было маловато?

— А ты не можешь представить, что женщина нужна для чего-то другого? — выдохнул дракон над её плечом. Риль еле сдержалась, чтобы не поморщиться — дыхание было обжигающим. Она даже глаза скосила в сторону — не дымится ли куртка, а то вон как жаром пышет, чуть ли не искры изо рта летят. Дракон так плотно прижал её к себе, что девушка еле дышала. Рыжеволосый смотрел сквозь неё, неприятно, но терпимо. Чего уж тут обижаться — она всего лишь человек. А вот асхалут буквально не сводил с неё глаз. И взгляд, такой липкий, наглый, словно она уже перед ним разделась и готова на все. Мерзость! Риль перевела взгляд на дракона. Тот, по крайней мере, не пожирал её глазами, нет, он просто её не замечал.

— Не могу представить, как можно предпочесть человека, — Альфар даже улыбнулся, если его кривую ухмылку можно было назвать таковой, — хотя, имея такую сестру, я понимаю, почему ты не смотришь в сторону наших самок. Поздравляю, она у тебя редкая красавица. Мы все с нетерпением ждем её первый вылет, чтобы лично засвидетельствовать своё восхищение.

— Этот ветер не для твоих крыльев, Альфар, — уже спокойней рыкнул Ласти, — даже не надейся.

— Гнездо не вправе решать за самку, так что у каждого есть шанс, — рыжеволосый шагнул назад, — встретимся на гонке. Нам не хватало твоих крыльев. Будет весело, — он неожиданно подмигнул Риль, не глядя, шагнул назад, скрываясь в распахнувшемся портале. За ним, словно тень, последовал асхалут, одарив напоследок девушку многообещающей улыбкой, от которой Риль аж передернуло. Хорошо, что таких уродов среди асхалутов мало. Хотя, какой старший брат, такой и младший. Оба, гм, одинаковы.