Любовь дракона (СИ), стр. 40

Риль застыла в центре пятна. Прошло уже минут пятнадцать, а она все ещё изображала из себя впавшую в оцепенение принцессу. А что оставалось делать, кроме как стоять с гордо поднятой головой, нацепив на лицо маску вежливого высокомерия?

Разговор сейчас ведется без её участия. Ей достаются лишь его эмоциональные отголоски — то один дракон, то другой взрывают тишину яростным хлопаньем крыльев и скрежетом когтей по камням — только искры разлетаются. Маникюра им, похоже, ничуть не жаль.

Знала ведь на что шла. Глупо было надеяться, что ради неё драконы нарушат традиции и примут второй облик. Да, как же, разхлопались они ради презренного человечишки крыльями. Риль многое бы сейчас отдала, чтобы услышать переговоры Совета.

Может рискнуть? Вон тот чёрный, с золотым ободком по краям чешуи, явно глава Совета и отец Ластиррана. К нему лезть — как-то не по-семейному. Слева от него ярко-красный дракон, явно агрессивно настроенный. Справа — потрясающий красавец, зеленая чешуя, по краям отливающая золотом. Очень интересный окрас, величественный и одновременно умиротворяющий. Да и ведет себя не в пример спокойнее некоторых. Так, все, хватит на него смотреть. Для того, что она задумала сделать, привлекать к себе внимание зеленого красавца опасно для жизни.

В теории все просто — обнаружил защиту, взломал, ну а дальше, зависит от мастерства взломщика, останется его взлом не замеченным или же взломщику приходится срочно исчезать с места преступления. Риль исчезнуть никуда не могла, но и стоять разряженной куклой было обидно.

Она, не глядя на объект, даже глазом не смея косить, мысленно представила себе купол над драконом. Потом утончила одну из своих силовых нитей так, что и сама с трудом её различала, протянула нить до дракона.

Риск, что её манипуляции заметят, был огромен, но и необходимость в них не менее велика. Одна надежда — что её гибридная магия не так заметна для драконов и в то же время, не чужда им. Не зря же она пила драконью кровь, это должно помочь. Жаль, конечно, что нет времени на практику, приходится работать без подготовки.

Нить еле различимым лучом протянулась до дракона, едва ощутимое касание, и она прилипает к куполу защиту. Взлом сегодня не планируется. Простого прикосновения должно хватить, чтобы подслушать разговор драконов.

Девушка едва не покачнулась, когда на неё обрушился гвалт чужих голосов. Мозги попытались вскипеть и отключиться, но Риль усилием воли заставила их работать.

— Что здесь можно обсуждать? Вы только гляньте на этого двуного червяка, да её одни когтем зашибить можно.

— Что она против нас? Разорви меня на части, если эта малявка старше моего младшего.

— Отослать её обратно и все. Зачем нам здесь эта мелочь? Да она и взлететь сама не сможет, не то, что нам помочь.

— И вообще, все людишки одинаковы. Это из-за них мы тогда потеряли Араграда.

— Точно, нечего с ними полёты разводить. Они — добыча, а с добычей не разговаривают.

— Нельзя из-за одного гнилого плода рубить все дерево.

О! Неужели хоть один пацифист подал голос.

— Война — не выход. Им есть, что нам противопоставить. Эта добыча с зубами.

— Тем интереснее будет её погонять.

— Тем больше молодняка погибнет, неизвестно за что? Нам мало тех, кого мы потеряли за последнее время?

Ого, страсти-то накаляются. От частых взмахов крыльев пламя бьется встревоженной стаей птиц, разбрасывая искры почти на весь зал. Но Риль даже не делает попыток уклониться от огненных фонтанов искр. Ей нельзя терять контакт с объектом.

Но все происходит помимо её желания. Связь прерывается, словно кто-то лезвием обрезает нить. Риль с трудом удерживает на лице маску невозмутимости. Провал — ещё не повод впадать в отчаянье.

Она поднимает глаза и встречается взглядом с пламенем, пляшущем в чёрных зрачках главы Совета. Спокойствие, только спокойствие. То, что её маленькую авантюру засек отец Ластиррана радует. Лучше он, что тот ярко-красный. Если она правильно просчитала ситуацию, то именно глава Совета выступает за мирное решение проблемы. Именно он является автором идеи, привлечь одного мага для поиска похитителя драконов. И разбираться с наглой девчонкой будет дома, по-семейному.

Между тем драконы закончили сотрясать воздух крыльями. Пещера дрогнула, потолок, словно каменный цветок, стал открывать гигантские лепестки. Сквозь все расширяющуюся щель внутрь проник свет. Взметнулись в последний раз и погасли языки пламени, а вниз, кружась в столбе света, падали крупные снежинки. Там, на свободе, шел снег.

Первым поднялся с насеста, э-э-э, с карниза глава Совета. чёрное тело, красиво изогнувшись, в несколько ударов крыльев достигло потолка и вылетело из пещеры. Следом поднимались в воздух один за другим остальные драконы. Через пару минут зал опустел.

Пятно под ногами Риль нетерпеливо качнулось в сторону выхода. Девушка постояла ещё мгновение, ловя снежинки в ладонь. Те таяли, оставляя на коже ощущение прохлады. Вредное пятно, не дожидаясь человека, самостоятельно рвануло к выходу. Риль поспешила за ним. Остаться в полной темноте ей не хотелось. Сзади что-то зашуршало, послышались тяжелые шаги и скрежет когтей по камням. Ластирран не бросил свою сестру и вместе с ней шел к выходу. Вот и двери. Риль быстро вошла внутрь, отступив за колонны портала. Дракон занял почти весь зал. Двери захлопнулись, отрезая их от пещеры. Миг и дымка окутывает тело дракона, возвращая ему второй облик.

— Ты — сумасшедшая! Недовылетевший птенец, который ещё крыльями махать не научился, а уже летать вздумал. Безмозглая самка, ты понимаешь, что было бы, если бы на Совете узнали, что ты посмела их подслушивать.

Риль безмятежно улыбнулась, по крайней мере, она надеялась, что её улыбка выглядит именно так. Внутри неё все пело от радости, успех вскружил ей голову. Девушка даже с удивлением отметила, что ничуть не боится разгневанного дракона, наоборот, она чувствовала почти восхищение — дракон в гневе был великолепен. чёрный бархатный костюм выгодно оттенял волосы цвета ночи, а глаза — глаза просто сверкали.

Кажется, она проворонила тот момент, когда пламя, раздраженно мечущееся в его глазах, вдруг поменяло оттенок. Оно стало темным, почти бардовым, и его танец был таким завораживающим.

Мгновение, и дракон сжимает её в своих объятиях, а его губы слегка касаются кожи на её лице.

— Глупый птенец, такой глупый и такой храбрый. Не бойся, отец тебя не выдаст, хотя я бы тебе за подобную выходку чешую бы начистил.

Из портала вышли трое. На поляне леса их ожидал весь отряд. Магистрат решил подстраховаться и прислал сразу трех крупных специалистов по драконам, мол, с теми не знаешь, что ждать, поэтому лучше перестараться, чем потом всем миром драконье дерьмо разгребать.

Все трое были практически легендами и привыкли работать поодиночке, поэтому совместная работа им была явно не по душе. Взгляды, которыми обменивались, всеми уважаемые маги были далеки от дружеских.

«Н-да, дело предстоит непростое», — вздохнул про себя Тарк. Нет ничего хуже, чем быть самым младшим в компании мэтров, к тому же ещё и ненавидящих друг друга. Хорошо, хоть, руководство операцией оставили за ним. Вот только эта троица чихать хотела на руководящие указания малолетнего по их меркам мага. Придется лавировать, и как то искать меры воздействия на магов. В противном случае, каждый из них будет играть по своим правилам, а в итоге они разворошат Гнезда и получат стаю разъяренных драконов.

Идущего первым мага Тарк знал лично. Доводилось даже работать вместе по одному делу. Звали его Хирано Эльнесио. Высокий, чёрноволосый, со смуглой кожей он сам напоминал дракона. Впрочем, те, кто осмеливался шутить по этому поводу, потом очень сильно жалели об этом. Хирано был мстителен и злопамятен.

Вторым их посетил Асканье Рохаро. Про него все уже давно позабыли, так редко он появлялся в магистрате, занимаясь своими собственными исследованиями. А тут как раз его визит совпал с поиском специалистов по драконам. Вот и попал под горячую руку начальства.