Любовь дракона (СИ), стр. 38

И сейчас это многое позволило ему сделать правильные выводы из увиденного. Отказ возвращаться домой — не прихоть, не детская выходка. За всем этим стоит что-то очень серьёзное и весомое.

В номере портовой гостиницы Коррин дал, наконец, волю своим чувствам.

— Это всё ты, ты виноват, ты разрешил ей остаться! — набросился он на Тарка, но под холодным взглядом командира, отступил, — Я такой дурак, бросил её с этим чешуйчатым чудовищем, — простонал парень, обхватив голову руками.

Тарк встряхнул его за плечи. На него смотрели мутные, ничего не осознающие от душевной боли глаза парня.

— Ты не дурак, ты слепой идиот. Ничего ей у драконов не грозит. Она не могла вернуться с нами. Из-за своей слепоты ты не заметил самого главного. Драконы её не просто инициировали. Она кровник одного из них, и подозреваю, что той ящерицы, которую мы так ловко заломали на скалах.

— Нет! — дёрнулся как от удара Коррин, — не может быть! Риль никогда бы… не пошла на это!

Тарк сочувственно похлопал парня по плечу.

— Драконы, знаешь ли, так просто своею кровью не разбрасываются. Думается мне, что им пришлось пойти на этот шаг, чтобы спасти ей жизнь. И теперь она не просто кровник, но ещё и должник. Никто не собирается бросать твою сестру здесь. Но действовать будем аккуратно. Эти чешуйчатые к нам относятся без должного, скажем, уважения. Если сунемся в лоб, то всё испортим. И ещё, — командир положил руку на плечо Коррину и крепко сжал, — кровник — это, он помедлил, подбирая нужное выражение, — это не просто слово. Мы не знаем в точности, что происходит между драконом и кровником, но между ними образуется некая связь.

— Значит…, - Коррин нахмурился, пытаясь осознать сказанное.

— Значит, у тебя появился новый брат, — ухмыльнулся Ригли, — поздравляю с чешуйчатым родственником!

Маги разом заулыбались. Даже Коррин вяло улыбнулся, шутка сняла напряжение. Но в глазах командира не было, ни намека на веселье. О том, что Риль может теперь вообще не вернуться домой, он решил умолчать. Самому думать об этом не хотелось, но логика страшная вещь. Именно она подсовывала ему неприятные выводы: Риль не просто кровник, она чем-то очень важна драконам. Важна настолько, что те приняли её в Гнездо и помогли с инициацией. Неслыханное участие в судьбе человека…

Была ещё одна вещь, сильно беспокоившая Тарка: отпустят ли драконы девушку, даже если та, расплатившись, захочет уйти? Маги и раньше сталкивались с кровниками драконов, те называли себя «асхалутами» и жили бок о бок с драконами. Может, такую судьбу уготовили чешуйчатые и для Риль? Ещё эта секретность, запорталить бы её куда подальше. Да и интерес девушки к старому порталу был не случаен. Понять бы ещё, что к чему.

Пожалуй, одни они здесь не справятся. Надо запросить поддержку у Магистрата. Пусть пришлют разведку. Там как раз есть спецы по драконам, а то последнее время они совсем обленились, такое дело продраконили.

Портал закрылся, но Риль не сдвинулась с места, позволяя слезам, наконец-то, смешаться с дождем. Она так и стояла, подставив лицо под капли падающей с неба воды. Вздохнула, вытерла рукавом плаща слезы. Время жалости прошло. Шагнула к краю скалы. Размахнулась… В воду, мелькнув белым на темном небе, полетела жемчужная подвеска, следом булькнулся прозрачный камень.

— Прости, брат, — шепнула Риль, — но я не могу принять твою помощь. Пришло время мне решать всё самой.

Она не оглядываясь, потянулась к структуре, удерживающей дракона. Нашла силовую линию, размыкающую структуру. Её показал Тарк, перед уходом. Потянула, и структура беззвучно распалась, лишь лёгкая волна холода, пришедшая от уничтоженного заклинания, заставила девушку поёжиться.

Силовые линии растворились в воздухе, оставив вместо себя легкое марево. Оно тоже развеется, но не сразу. Сильное заклинание наложили маги на дракона, и следы от него продержатся ещё месяц. Потом исчезнут и они.

Риль стояла, напряженно прислушиваясь к тому, что происходит у неё за спиной. Но вокруг ревела, набирая силу, буря. Ветер срывал пенистые шапки волн, с силой швыряя их на скалы. Чёрные тучи клубились над океаном, сливаясь на горизонте с чёрной, бурлящей, словно варево в котле, водой. Чёрные в тон окружающей непогоде, мысли отравляли душу Риль, разъедая сердце горечью.

Она стояла, вглядываясь в темноту бури, трусливо не решаясь обернуться. Кто она сейчас для дракона? Предательница, заманившая кровного брата в руки людей. И сейчас страшно злой дракон прибьёт её на месте или покалечит. Ну и пусть. Ей так плохо, что лучше умереть, чтобы больше не мучиться.

Неожиданно теплые руки обняли Риль. Она дернулась, попыталась отшатнуться, но её лишь крепче прижали к себе.

— Спасибо, — выдохнул ей на ухо дракон.

Риль так и замерла. Она ждала всего — гнева, обвинений, нападения, но….. «спасибо»?!

— За что? — прошептала Риль.

— За то, что ты не ушла с семьей.

— Но…, - девушка с трудом собрала враз разбежавшиеся мысли. К тому же она так устала и совсем замерзла под пронизывающими порывами ветра. А дракон был теплым, почти горячим. К нему хотелось прижаться всем телом, согреться, закрыть глаза и забыть весь сегодняшний кошмар. Ластирран мягко развернул её к себе, скинул с девушки мокрый плащ. Крепко прижав, укрыл от непогоды под своим плащом. Риль осторожно обняла его, с наслаждением впитывая тепло его тела. Сквозь шёлк мужской рубашки слышно было, как ровно и гулко бьётся драконье сердце. Риль только сейчас поняла, как она замёрзла.

Но упрямство не испугаешь простым переохлаждением. И когда зубы девушки перестали стучать от холода, она спросила:

— Ты знаешь наш язык?

— Нет, — тёплое дыхание согрело её макушку.

— Но как ты понял, что… — Риль не закончила, вопрос был ясен и без слов.

— Твоё лицо, сестрёнка, — рука Ластиррана прошлась вдоль её спины, изгоняя холод, — столь красноречиво, что мне не нужны были слова, чтобы понять тебя. Мне жаль, я видел твою боль.

Вот так — мне жаль. Ни одного вопроса, ни одного упрёка. Дракона словно подменили, словно не он лежал поверженный на скалах.

— Ты не сердишься? — Риль подняла лицо, с опаской и недоверием вглядываясь в чёрные глаза. Но пламя в драконьих зрачках лишь слегка трепетало.

— Нет, — Ластирран наклонился, и его горячее дыхание опалило щеку девушки, — твоё удивление не было притворным. Встреча была случайной. Но подобное не должно повториться, — дракон выпрямился, и яростное пламя взметнулось в его глазах, — ты понимаешь, чем это грозит твоим людям.

Риль кивнула.

— Иначе мне придётся отгрызть тому блондину его светлую голову, — добавил Ластирран уже про себя. Уж больно ему не понравились взгляды, которые маг кидал на девушку.

Да и тот чёрноволосый слишком крепко прижимал к себе Риль. Хотя, он ведь её брат. Эмоции Риль, когда она смотрела на него, говорили сами за себя. Как же внезапно проявилась эта долгожданная эмоциональная связь. Видимо, сыграл свою роль испуг девушки за него. Он еле успел прикрыться от Риль. Как всё внезапно и как вовремя! Теперь не нужно задавать лишние и неприятные вопросы. Суть разговора девушки с магами ему ясна и без знания их языка.

Конечно, каждого из них он хорошо запомнил, и не преминёт отомстить за унижение при встрече. Но это дело его и тех магов, впутывать Риль он не станет. Хотя, брата девушки придётся пощадить, а вот того белобрысого он с радостью погоняет по земле. Знатная из него выйдет добыча. Внутри Ластиррана радостно взревел дракон, в предвкушении охоты.

И всё же, как не вовремя семья нашла Риль. Но будем надеяться, что девушка была убедительна, и у семьи хватит ума не вмешиваться в это дело. Своей помощью они лишь ускорят начало войны. Совет не потерпит чужаков. Удачно сложилось, что Риль стала его кровником. Теперь Совет отнесётся к ней более благосклонно.

Ластирран так и стоял, сжимая в объятиях продрогшую Риль. С Совета его мысли перескочили на более приятные темы. Одна рука поползла вверх, зарываясь в волосах девушки, вторая сползла ниже, замерев на поясе. Риль дернулась, но её лишь крепче прижали к себе.