Заговор адмирала, стр. 74

В этом решении сказалась личная позиция Сталина. Американцы и англичане и так не имели оснований судить Хорти, они намеревались его отпустить. Советские же прокуроры получили приказ вождя не настаивать на советских обвинениях, уже готовых. Оценив обстановку, Сталин пришел к выводу, что открытый процесс над Хорти невыгоден советской стороне.

Формально СССР отказался от всех претензий к адмиралу Хорти, но взамен очернить адмирала попытались другие. В самой Венгрии попытались организовать крупный процесс над Хорти, но не довели затею до конца. Черчилль развернул массированную кампанию в прессе по дискредитации намечающегося судебного разбирательства. Интервьюеры из контролируемых его партией британских изданий посетили Хорти, и их публикации создавали на Западе впечатление, что, собственно, перед началом войны у Хорти оставались лишь «незначительные возможности избежать невыгодного для себя союза с Германией, что определялось в первую очередь географическим фактором. Любое сопротивление означало бы для венгров ликвидацию национального существования».

Так или не так, но Черчилль в некоторой степени реабилитировался перед адмиралом за провал сорок четвертого года и спас престарелого политика от суда, на котором он должен был быть объявлен военным преступником.

Супруга влиятельного английского политика и сопредседатель Красного Креста леди Клементина Черчилль привлекла невестку Хорти к сотрудничеству с Красным Крестом. Это помогло всему семейству перебраться из Баварии в Швейцарию, а оттуда — в Португалию, где принять Хорти выразил желание диктатор Салазар.

В Баварии оставаться было опасно. Существовали вполне оправданные опасения, что с молчаливой поддержки Москвы, новоявленные правители Венгрии попытаются при помощи спецслужб избавиться от Хорти, опасаясь его возможного возвращения в политику. Такие же сведения были и у англичан. Их агенты, охранявшие Хорти в Баварии, засекли несколько подозрительных лиц, пытавшихся выйти на контакт с членами семейства Хорти и явно изучавших возможность попасть внутрь поместья. Проверка показала, что это кадровые специалисты разведки Тито. Видимо, венгерские коммунисты обратились к ним, чтобы покончить с бывшим регентом.

В Португалии для семейства Хорти наконец наступили спокойные времена. Они жили в Эшториле на берегу океана, местный климат пошел на пользу баронессе Магде — в Баварии она перенесла четырехкратное воспаление легких, и это послужило ещё одной причиной переезда. В Эшториле они жили тихо. По договоренности с англичанами, позволившими ему переехать в Португалию, Хорти не интересовался политикой открыто, но следил за тем, что происходит в Будапеште.

Он работал над мемуарами, через Красный Крест пытался способствовать возвращению домой венгерских военнопленных, оставшихся в СССР. Маренн несколько раз навещала его в Эшториле. Они гуляли на берегу океана, вспоминали прошлое, размышляли о будущем. «Никто не может предсказать, когда наступит окончательное освобождение Венгрии, — заметил как-то адмирал в беседе, — но я и моя жена, вся моя семья, мы ежедневно молим Бога, чтобы оно поскорее случилось. Какими бы средствами ни осуществлялось в будущем отстранение советского империализма от власти в Европе, главная роль в этом, конечно, принадлежит США, но Венгрия будет первой, кто окажется готова к такому долгожданному часу».

Его предсказания сбылись. Как и предрекал бывший флигель-адъютант императора Франца Иосифа, хорошо знавший историю борьбы своего народа за национальное признание, венгры не смирились с советским завоеванием. В 1956 году в Будапеште вспыхнуло восстание. Узнав об этом, Хорти как будто помолодел. Он очень надеялся, что восстание победит и это даст ему возможность вернуться на родину. Каждое утро он вставал рано и просил невестку Илону приносить ему все газеты, писавшие о ходе восстания, и включать радио. Однако 4 ноября, когда восстание было подавлено советскими танками, Хорти понял — если надежда и есть, то она призрачна. Пока.

Он сильно сдал, перестал общаться с родственниками. А через неделю после жестокого подавления восстания в Будапеште, слег. Больше бывший регент монаршего трона Венгрии не поднялся с постели. Он умер на рассвете 9 февраля 1957 года на 89-м году жизни и был похоронен на английском военном кладбище в Лиссабоне. Спустя два года из жизни ушла его жена баронесса Магда.

Младший сын Хорти Миклош, его невестка графиня Илона Дьюлаи дожили до крушения советской системы. Они снова увидели Будапешт и Дунай. Они вернулись в Венгрию в 1992 году. Вернулся и адмирал Хорти, но только мертвым.

4 сентября 1993 года с разрешения правительства Венгрии прах адмирала Хорти и его супруги перезахоронили в семейном склепе в Кендереше. О церемонии не было объявлено, но пока скромный кортеж следовал из аэропорта по Будапешту, множество людей выходило на улицы, особенно пожилых, переживших правление Хорти и войну. Они бросали на проезжую часть цветы, женщины плакали, мужчины молча мяли в руках головные уборы.

Несмотря на то, что коммунистические власти сделали все, чтобы очернить Хорти и сделать его пособником, соратником Гитлера, венгры оценили его старания и его роль по достоинству.

В Кендереше собралось множество людей, ведущие политики Венгрии приехали почтить память адмирала. На церемонии захоронения присутствовали эрцгерцог Отто фон Габсбург, сын последнего императора Австрии и короля Венгрии Карла Первого, и его супруга эрцгерцогиня Регина Майенгемская.

В соборе Матьяша в Буде была отслужена служба. А на концерте в память об адмирале в Замковом театре оркестр Герберта фон Караяна играл «Чардаш» из оперетты «Летучая мышь», любимое произведение адмирала и его супруги. Партию Розалинды пела кавалер ордена Британской империи и бывшая солистка Венской оперы во времена рейха Элизабет Шварцкопф. Она пела столь же вдохновенно, как и почти за полвека до того, когда на бронетранспортере выступала перед солдатами и офицерами дивизии СС «Лейбштандарт» в осажденной противником Вене. Венгерский танец графини Марицы из одноименной оперетты Кальмана исполнила Марика Рек. Благодаря адмиралу Хорти две великие немецкие артистки впервые встретились на одной сцене Замкового театра в Буде после концерта в осажденной Вене, где обе выступали. И словно ненадолго вернулись в прошлое.

Так в 1993 году адмирал Хорти вернулся в свою страну. А спустя три года совместный российско-венгерский отряд поисковиков обнаружил в Белгородской области недалеко от города Старый Оскол место падения самолета, в котором погиб старший сын адмирала Иштван Хорти. Останки самолета достали. Венгерское посольство и представители католической церкви провели на этом месте траурную церемонию. Из Венгрии в страну, где в последний раз она была во время войны в сорок третьем году, когда погиб её муж, приехала его вдова, графиня Илона Хорти Дьюлаи. Она присутствовала на церемонии и положила на место падения самолета белые габсбургские лилии, как знак памяти. И надежды, что страшное прошлое больше никогда не повторится.

Маренн присутствовала на похоронах Хорти в Лиссабоне, приехала она и в Кендереш, вместе с двумя приемными дочерьми, Джилл и Натали. Она стояла у гроба адмирала, украшенного белыми лилиями и покрытого национальным венгерским флагом.

Санкт-Петербург, апрель 2013 г.