Древний Восток, стр. 7

Хемиун сначала выбрал место для пирамиды — левый берег Нила у самой границы пустыни. Затем он принялся чертить план будущей усыпальницы царя. Она должна стоять так, чтобы все её четыре стороны были точно обращены на север, юг, восток, запад. На, северной стороне надо сделать вход. Хемиун тщательно проверил все размеры, точно вычислил соотношение сторон, нарисовал общий план пирамиды, начертил коридоры и 24 шахты. Склеп для царского саркофага Хемиун поместил внизу под пирамидой, в скале, глубоко под землёй. Больше всего затруднений доставил чертёж входа. Если над дверью поло жить прямую каменную плиту, она не выдержит всей массы нагромождённого над ней камня и рухнет. Поэтому Хемиун решил соорудить над входом треугольный свод из больших плит известняка; при такой конструкции вся тяжесть пирамиды равномерно ложилась на весь свод, и пирамиде уже не угрожал обвал.

Древний Восток - i_011.jpg
Статуя Хемиуна (Древнее царство)

Когда Хемиун закончил свой чертёж, он вместе со своими помощниками отправился во дворец, чтобы доложить фараону обо всём, что было сделано.

Хуфу находился в приёмном зале, здесь он обычно принимал своих вельмож и придворных. Царь сидел на блестящем золочёном троне. Чело его украшала высокая парадная корона, передник из дорогой ткани мягко охватывал бёдра, на ногах были плетёные сандалии, богато украшенные драгоценными камнями. В прохладном зале разлит приятный после слепящего солнца полумрак. Свет слабо проникал через отверстия, сделанные под самым потолком. За троном стояли слуги с опахалами из разноцветных перьев и непрерывно обмахивали фараона. Правитель дворца неслышной походкой подошёл к Хуфу и почтительно доложил ему о приходе Хемиуна с помощниками, Хуфу приказал ввести пришедших.

Хемиун и начальники, переступив порог, почтительно остановились, а затем пали ниц перед фараоном. Только после этого они медленно подошли к трону и снова пали ниц, восклицая. «Привет тебе, о Хуфу, великий владыка всей земли до границ её!» Потом они благоговейно поцеловали подножие трона и медленно поднялись, обратив свои лица к владыке.

Тогда Хемиун подал царю свой чертёж и стал объяснять все подробности плана пирамиды. Хуфу слушал очень внимательно, иногда прерывал Хемиуна вопросами, и приветливая улыбка не сходила с его лица. Он остался доволен докладом. «То, что ты сообщил, прекраснее чего бы то ни было на свете», — обратился он к брату-зодчему. Это значило, что план пирамиды одобрен и можно приступать к работе.

Отряды рабочих были набраны, заранее. Начальник дома царских работ давно уже разослал гонцов с указами во все области страны номы. Каждому номарху предписывалось прислать в столицу много отрядов простых чернорабочих, а также искусных мастеров: каменщиков, каменотёсов, резчиков, плотников и других специалистов. Проще всего было отправить рабов. Значительно труднее было; оторвать от семьи земледельцев и ремесленников. Из дома в дом ходили чиновники и силой сгоняли народ на царскую работу. Не раз приходилось им пускать в ход дубинку или плеть. Вопли и стенания раздавались в каждом селении, стон стоял по всей земле. Наступил период безмерных, народных страданий и мук — царь начал строить свою пирамиду.

Прибывшие в столицу рабочие распределялись по отрядам и рассылались на работы. Самый большой отряд был послан в каменоломни.

Неподалеку от Мемфиса, на правом берегу Нила, в Турре тянется цепь известковых гор. Известняк — великолепный строи тельный материал. Там издавна ломали камень для царских по строек. От зари до зари сотни рабочих, изнемогая от усталости, выламывали из гор огромные глыбы камня. Вот десятник-надсмотрщик начертил на скале большой прямоугольник, наметив таким образом размер и форму плиты. Медленно, с большим трудом рабочие просверливали глубокие отверстия и вбивали туда деревянные клинья, обильно поливая их водой. Мокрое дерево постепенно разбухало, клинья расширялись, и скала трескалась. Глыба медленно отваливалась. После этого глыбу обтёсывали, чтобы придать ей форму правильного прямоугольника. Затем начинали её шлифовать. Обычно шлифовка происходила не в каменоломнях, а уже на месте стройки. В руках у рабочего был небольшой шлифовальный камень, он тёр им глыбу, подливая воду и подсыпая песок. Плита полировалась до полного блеска, её поверхность становилась, совершенно гладкой. Плиты пригонялись друг к другу; настолько плотно, что между ними нельзя было просунуть даже самую тонкую металлическую пластинку. Ведь вся эта огромная масса каменных плит, из которых строили пирамиду, ничем не скреплялась; пригнанные очень плотно друг к другу, плиты держались только собственной тяжестью.

День за днём, год за годом Шла работа в каменоломнях. Люди изнывали от непосильного труда, от голода и зноя. Многие умирали, но на их место пригоняли других, и работа продолжалась. Любым способом, любой ценой должна быть, построена грандиозная усыпальница для его величества царя Верхнего и Нижнего Египта фараона Хуфу. А штабеля каменных глыб, приготовленных к отправке, неуклонно росли. Иногда десятник, чтобы отличить камни, предназначенные для пирамиды, писал на них красной краской имя царя — Хуфу. Такая плита с отметкой сохранилась в пирамиде Хуфу в помещении над верхним склепом; по этой записи учёные установили, какой фараон был её обладателем.

2 300 000 каменных глыб, каждая весом в 2,5 тонны, пошли на постройку этой пирамиды.

Древний Восток - i_012.png
Перевозка камня (Новое царство).

Все эти камни надо было доставить к месту строительства. Геродот говорит, что десять лет строили дорогу, по которой возили камни. Сначала плиты перевозились на лодках из каменоломен на левый берег, затем их клали на полозья, и десятки людей волоком тащили их по укатанной дороге до самого места постройки. Так были доставлены все камни.

Там, где сооружалась пирамида, шла не менее тяжёлая и изнурительная работа. На расчищенной от песка и гладко утрамбованной площадке был заложен фундамент и возводились стены. В скале, глубоко под фундаментом, заранее были высечены и склеп для саркофага и ведущий к нему шахта-коридор.

Под палящими лучами солнца, подгоняемые плёткой надсмотрщика, измождённые рабы строили у пирамиды наклонную насыпь, чтобы втаскивать по ней вверх каменные плиты. Поднятую плиту укладывали на место при помощи рычага, строго следя за тем, чтобы она плотно легла на нижнюю, не оставив ни малейшей щели. Самая маленькая неровность сразу давала себя знать; её тут же исправляли. Для этого плиту снимали с места, а потом снова укладывали обратно.

Работа продолжалась уже много лет. Пирамида постепенно росла, и конец казался близким. Сам Хуфу, сопровождаемый придворными, часто приезжал на постройку, чтобы лично видеть, как движется работа.

Но вот однажды, когда уже можно было представить себе общий вид готовой пирамиды, Хуфу остался недовольным. Слишком маленькой и ничтожной показалась ему его будущая усыпальница. В его воображении рисовалась такая грандиозная пирамида, какой никогда ещё не было на земле. Он приказал брату Хемиуну переделать план пирамиды, увеличить её размеры и сделать внутри неё, высоко над землёй новый склеп.

Прошло тридцать лет после начала работ, и вот, наконец, постройка пирамиды была окончена. Её высота достигала 147 метров и равнялась примерно высоте 50-60-этажного дома.

Когда тело царя будет погребено в пирамиде вместе с сокровищами, которые ему могут понадобиться в загробном мире, вход в пирамиду будет плотно замурован. «Горизонт Хуфу» — так назвал фараон свою грандиозную усыпальницу.

Ни один фараон не смог построить пирамиду, равную по величине «Горизонту Хуфу».

Пирамида следующего фараона, Хафры, или Хефрена, как называли его греки, уже ниже на 10 метров, её высота 137 метров. Пирамиды всех других фараонов не достигали и ста метров.

Почти все цари Древнего царства, начиная с III династии, воздвигали огромные каменные гробницы-пирамиды. Древнее царство поэтому нередко называют «Эпохой строителей пирамид».