Древний Восток, стр. 65

Вождь восстания Чжан Цзио называл себя великим, мудрым и, добрым учителем. К нему устремилось много последователей. Когда число его сторонников выросло, он послал в разные стороны восемь своих учеников распространять своё учение. Всюду они учили о необходимости установить справедливость и устранить господство богатых. Так продолжалось более десяти лет. Во всей стране появились сотни тысяч последователей нового учения, готовых откликнуться на первый призыв Чжан Цзио. Он разделил всю страну на 36 округов и дал каждому из них, точно армии, особое название… В каждом большом округе насчитывалось более десяти тысяч сторонников Чжан Цзио, а в малых — шесть, семь тысяч. Округа возглавлялись военачальниками. Заговорщики стремились к свержению господства династии Хань и выдвинули следующий лозунг: «Синее небо умерло, должно установиться небо жёлтое». Днём общего выступления по всей стране было назначено пятое число третьей луны 184 г. н. э. Это был первый год шестидесятилетнего цикла, по которому китайцы вели своё, летосчисление. Год этот назывался «цзя-цзы». Поэтому заговорщики писали знаки «цзя-цзы» на воротах дворцов, храмов и провинциальных Казённых палат, прорицая, что «в году цзя-цзы во всей Поднебесной наступит великое счастье».

Однако расчёты повстанцев, на организованное выступление были сорваны. Их предали сторонники, завербованные во дворце. За несколько дней до назначенного срока один из них выдал императору все планы повстанцев. Высшие сановники, в том числе начальник над рабами и общественными работами, были назначены для расследования заговора. Военачальника одного из восставших округов, собравшего уже несколько тысяч человек, привязали к телегам и разорвали на куски. В одной только столице казнили более тысячи сторонников Чжан Цзио. Войска спешили захватить самого вождя с его братьями. Но уцелевшие от разгрома в столице заговорщики уже слали к ним гонцов. Вести о провале дошли до Чжан Цзио раньше, чем императорские войска. На призыв Чжан Цзио поднялись одновременно все округа. Как отличительный знак все повстанцы одели жёлтые повязки. Поэтому их восстание — величайшее восстание рабов и бедняков-общинников в древнем Китае — вошло в историю под названием восстания «Жёлтых повязок». В народе их ещё называли «повстанцами-муравьями», так как число их было несметно. В первые же десять дней поднялась вся страна. Все вожди приняли звания полководцев. Чжан Цзио стал называться «князем неба», один из его братьев — «князем земли», а другой — «князем людей». Всюду, куда направлялись войска повстанцев, они сжигали казённые палаты, опустошали склады и частные владения. Главные чиновники и знать в смятении спасались бегством.

При дворе спешно готовились к подавлению восстания и собирали оружие. Вокруг столицы установили восемь застав и послали туда особых начальников. На придворном совете решили принять срочные меры: освободили арестованных из знати и служилого сословия, чтобы лишить повстанцев поддержки недовольных из среды господствующего класса, собирали средства и коней, вплоть до казны и конюшен, находившихся в личном владении императора. Объявили мобилизацию знати и всех военных.

Старшим полководцем назначили Хуанфу Суна. Другие военачальники терпели поражение в боях с повстанцами. Но Хуанфу Сун был осторожен и хитёр. Больше всего он рассчитывал на своё знание военного искусства, в котором повстанцы были слабы, и старался не принимать открытого боя. Используя недостаток военного опыта повстанцев, он бил их армии поодиночке.

За усмирение восстания Хуанфу Сун был награждён великими почестями, титулами и двумя уездами с восемью тысячами дворов.

Но напрасно думали при дворе, что с восстанием покончено. Отдельные рассеянные части собирались вновь, составлялись новые отряды. История сохранила о них только названия: повстанцы «Чёрной горы», «Белой волны», «Жёлтого дракона» и др. А у руководивших ими вождей были многозначительные прозвища: «Бедный червяк», «Писец», «Начальник над рабами» и много других. Число их было несметное. Вплоть до 215 г. н. э. тревожили они покой угнетателей.

Все эти восстания рабов и бедноты окончательно подорвали власть рабовладельцев. На смену рабовладельческому государству пришло новое — феодальное.

После подавления «Жёлтых повязок» у южной стороны столицы появилась огромная башня. Но прославилась она не тем, что с её вершины наблюдали далёкие виды. Со страхом и ужасом передавали в народе, что сложена она полководцем Хуан-фу Суном в память последнего боя с «Жёлтыми повязками», а строительным материалом для неё послужили сто тысяч голов повстанцев, отрубленных в этом бою. И стояла эта башня памятником самому мощному восстанию рабов и бедных общинников в древнем Китае. После этого восстания рабовладельческий строй был окончательно уничтожен.