Хохот шамана, стр. 29

В.: Есть ли у Вас сейчас связь с Шаманом?

О.: Нет, но мы встретимся через некоторое время.

В.: Общались ли Вы с другими шаманами? Похожи ли они на описанного Вами.

О.: Общался неоднократно, но не столь много. Не похожи. Например, Шаман не смазывает лицо прогорклым нерпичьим жиром от мороза и ветра, и кожа у него все равно не трескается. Я уважаю многих шаманов и ни в коем случае не хотел бы с ними ссориться или сказать о них плохо. Они могут многое, что непостижимо для меня. Все же мне импонирует в Шамане его образованность, открытость, юмор и умение иногда объяснить и научить.

В.: Мне очень – очень нужно встретиться с Шаманом, чтобы он меня вылечил. Отведите меня к нему.

О.: Во – первых, Шаман «лечит» весьма своеобразно. После снятия тяжелых симптомов он уже не лечит в традиционном смысле слова, а учит человека новому образу жизни. Такому, чтобы в нем не было места болезни. Это часто требует изменения привычек, круга общения, иногда даже изменения профессии, на что не все готовы.

Во – вторых, я сам, увы, не знаю, где сейчас находится Шаман, чем занимается и каким именем пользуется.

В.: Каковы отношения Шамана и других отшельников с женщинами?

О.: Шаман полностью регулирует функции своего организма. В книжке приведен его ответ: "В городах я живу как горожанин, в своих землянках – как отшельник". Я почти уверен, что в настоящее время он живет в гражданском браке.

Другой пласт вопроса касается темы любви. В книжке сказано, что Шаман считает мужчину и женщину частями одной целой системы. Шаман долго жил с любимой женщиной и продолжает общаться с ней, несмотря на ее физическую смерть. Возможно, именно этот факт объясняет его целостность, мудрость и долголетие. На мои вопросы о ней он отвечает: "Она здесь".

В.: Судя по тексту, Шаман живет в гармонии с окружающим миром. Почему же он дружит с браконьерами, истребляющими лососевых?

О.: В книге говорится "браконьеры", потому что они сами себя так называют. У них нет лицензий и не может быть, так как они плавают на самодельном беспроектном судне. Никто не возьмет на себя ответственность по их регистрации. Они не платят налогов, работают в таком районе, который не контролируется рыбинспекцией. В то же время они очень бережно относятся с стаду лососей на своих речках. Это – хлеб их семей уже более десяти лет. Они следят, чтобы стада не истощались, и чтобы их никто не истреблял. Если кто – то действительно начинает истреблять лосося в их районе, они защищают его гораздо более успешно и радикально, чем Охотскрыбвод.