На крыльях муссонов, стр. 2

Геродот сообщал также, что финикияне, служившие фараону, объехали вокруг Ливии – так в те времена называли Африку. Она вся окружена водой, кроме той части, где Африка граничит с Азией. Первым это доказал фараон Нехо. Он прервал рытье канала от Нила К морю и послал финикиян на восток, приказав возвратиться через Столбы Мелькарта (Гибралтар). Финикияне отправились в путь из Эритрейского (Красного) моря и вошли в Южное море (Индийский океан). Каждую осень они приставали к ливийскому берегу, засевали поля и дожидались урожая. После уборки хлеба, починки кораблей и пополнения запасов продуктов финикияне плыли дальше. На третий год они достигли Столбов Мелькарта и вернулись в Египет. Рассказывают также, говорит Геродот, что, огибая Ливию с востока на запад, финикияне видели солнце справа, то есть с севера, но он тому не верит, может, поверит кто-нибудь другой.

Именно это обстоятельство, в которое никак не хотел поверить историк древности, доказывает, что грандиозное путешествие действительно имело место. Стало быть, финикияне прошли путь примерно в двадцать пять тысяч километров вокруг всего Черного материка. Это путешествие не представляется невозможным, если учесть, что корабли держались вблизи берегов, пополняя запасы еды и питья, и при этом обогнули Африку с востока, используя благоприятные ветры и течения вдоль ее восточного и южного побережий.

Древние финикияне – народ, который во втором тысячелетии до н. э. поселился на восточном берегу Средиземного моря между морем и горами Ливана, – были искусными мореплавателями, кораблестроителями, купцами и путешественниками. Они построили немало крупных городов, в том числе Тир и Сидон, возделывали землю и пасли скот, но преимущественно занимались ремеслом и торговлей и доставляли как в Египет, так и в Вавилон всевозможные товары: рабов, золото, медь, олово, дерево кедра, вино, оливковое масло, ткани и другие вещи. Они были большие мастера по изготовлению предметов из стекла и металла, украшений и умели получать очень редкую и дорогую краску из морских раковин – пурпур. Тирские пурпурные ткани очень высоко ценились, и спрос на них в домах богачей и царских дворцах непрерывно рос.

Море для финикиян постепенно стало привычным, они узнали и покорили его, строя крепкие парусные корабли из древесины ливанского кедра. Суда достигали тридцати – сорока метров в длину, имели водоизмещение до четырехсот тонн и были снабжены высокими бортами, которые защищали мореплавателей от волн.

В поисках новых областей для охоты за рабами, новых рудных копей финикияне, грабя побережья, отправлялись во все более далекие плавания и по Черному морю, и по Средиземному, которое называли Великим морем Заката, к Балканскому и Апеннинскому полуостровам, Сардинии, Сицилии и Мальте. Из Сицилии финикияне переправились на северный берег Африки и около 825 г. до н. э. основали там Карфаген – «Новгород», ставший впоследствии могучим государством, которое соперничало с Римом в борьбе за господство на Средиземном море. Из Карфагена финикияне проникали еще дальше на запад до Пиренейского полуострова и до берегся нынешнею Марокко на севере Африки.

Финикияне считали, что Великое море Заката отделяется от Атлантического океана особыми столбами. Легенды гласили, что их воздвиг в проливе бог Солнца Мелькарт. Пролив напоминал ворота, по которым бог Солнца каждый день уходил в царство ночи. Скалы, образующие ворота Мелькарта, греки называли Столбами Геракла, римляне – Столбами Геркулеса, а средневековые арабы – Джебель-Тарик (откуда произошло название Гибралтар).

Через ворота Мелькарта финикияне примерно в 1200 г. до н. э. вышли в Атлантический океан и основали на его берегах первые колонии – Гадир (Кадис) на юге Пиренейского полуострова и Тингис (Танжер) на африканском берегу, а также объехали все португальское побережье. Долгое время они блокировали Гибралтарский пролив, не пропуская через него суда других народов, а сами плавали вплоть до Оловянных островов (Англии). Возможно, отважные финикийские моряки проникли и еще дальше на север, достигнув Балтийского моря. Имеются сведения, что они привозили домой янтарь – солнечный камень, или электрон, как его называли греки. Во время плаваний по Атлантическому океану финикияне, очевидно, открыли Мадейру и Канарские острова, где обнаружили новое красящее вещество – красноватую смолу драконова дерева – «драконову кровь».

Возможно, что финикияне ходили под парусами и в Индию – и это расстояние было под силу умелым морякам. Финикияне строили корабли для своих соседей на берегах Красного моря и Персидского залива, нанимались к ним на службу. По заданию египтян, как уже говорилось выше, они совершили путешествие в Пунт, а по поручению правителя Иудеи Соломона – за золотом в легендарную страну Офир (об этой поездке повествуют библейские сказания). Теперь уже невозможно с определенностью сказать, где именно находилась эта таинственная страна золота Офир.

Возможно, она располагалась на юге Восточной Африки и финикияне плыли туда под парусами через экватор до 20° ю. ш. Но возможно и то, что Офир следует искать на побережье Красного моря. Немало легенд сохранилось о том, что легендарная страна золота, откуда царь Соломон получил несметные сокровища, находилась в Южной Аравии, Индии, на Соломоновых островах, на Пиренейском полуострове, даже в Южной Америке – в Перу. С уверенностью можно сказать одно: Офир – это африканская страна. Финикияне привезли Соломону четыреста двадцать талантов золота (по подсчетам различных ученых, это тринадцать, двадцать восемь или даже сорок тонн золота!), драгоценные камни, эбеновое дерево, серебро, слоновую кость, обезьян и павлинов. Приблизительно в это же время Соломона посетила легендарная царица Савская, правившая в IX в. до н. э. в Йемене – «Счастливой Аравии». Эта несказанная красавица привезла в подарок Соломону сто двадцать талантов золота. Царь Иудеи повелел выковать из него двести щитов и сделать из слоновой кости трон с шестью ступенями чистого золота.

После упоминавшегося поразительного плавания вокруг всей Африки в VI в. до н. э. прошло свыше ста лет: карфагеняне продвигались все дальше на юго-запад по Атлантическому океану вдоль берегов Африки. Между 450 и 480 г. до н. э. командующий карфагенским флотом суфет Ганнон по заданию сената через ворота Мелькарта вышел из Великого моря Заката в океан с шестьюдесятью пятидесятивесельными кораблями, на которые было посажено тридцать тысяч колонистов. На северо-западном побережье Африки карфагеняне основали шесть новых городов, причем самый отдаленный из них находился на том же расстоянии к югу от Столбов Мелькарта, что и Карфаген в востоку от пролива. После выполнения этой задачи Ганнон продолжал путь к югу, но что еще открыла эта экспедиция – неизвестно. Очевидно, она миновала Зеленый мыс и достигла Сенегала и устья Гамбии. Ганнон вернулся в Карфаген и доложил сенату, что корабли карфагенян долго плыли вдоль берегов далекой южной земли, покрытых густыми лесами из ароматических деревьев. По ночам там светились бесчисленные сигнальные огни, гремели барабаны к звучали дудки. Они видели также какую-то высокую гору, с которой скатывались в море огненные потоки. Эту гору называют «Боевой колесницей богов», (возможно, это был вулкан Камерун, который время от времени просыпается и извергает лаву), Земля недоступна из-за жара. В одном из заливов был обнаружен остров, населенный дикими людьми. Особенно много там было женщин, тело которых покрывала густая шерсть. Толмачи называли этих людей гориллами. Мореплаватели гнались за ними, но мужчины-гориллы бежали, карабкаясь по скалам и забрасывая карфагенян камнями. Им удалось схватить трех женщин, но те кусались и царапались и не шли за моряками. Гориллы были убиты, а снятые с них шкуры доставлены в Карфаген. Плыть дальше карфагеняне не смогли, так как кончились припасы.

Географ и историк древности Страбон (род. в 66 г. до н. э.) свидетельствует, что в его время на западноафриканском побережье было около трехсот покинутых городов и поселков, когда-то основанных финикиянами и карфагенянами.