Мифы и легенды народов мира. Библейские сказания и легенды, стр. 70

В мудрости же ему от Адама не было равных. И если снился кому во сне Соломон, знал человек, что прибавляет ума ему Бог.

Однажды развеселилось от вина сердце царя Соломона, и созвал он к себе соседних владык — из восточных и западных стран. Наполнились чертоги его звуками арф, кимвалов и гуслей. Яств же и вин там было не сосчитать. И, вкушая вместе с гостями своими, захотел Соломон им могущество свое показать. Кликнул он птиц и зверей к себе во дворец. И явились те. Повелел им плясать. И плясали они без устали.

Удивлялись гости и говорили, что подобных чудес не видали прежде. Засмеялся царь Соломон и хлопнул в ладоши. Стал тогда наполняться его чертог оборотнями и бесами, а потом повели хоровод средь гостей ведьмы и демоны. Выкликали по спискам их царские слуги, и представал каждый демон перед царем, кланяясь ему низко.

Один только волшебный петух по имени Бар не явился на царский зов. Разгневался таким ослушанием Соломон и приказал демонам найти его тотчас. Бросились те на поиски и привели петуха к Соломону. Хотел было царь наказать достойно его.

— Выслушай меня, государь, — взмолился Бар. — Три месяца уже не пью и не ем, ибо решил облететь всю землю — не найду ли такой страны, где б не слышали о тебе. И оказалось, есть на востоке, в Савейской стране город Китор. Много раз пролетал я над ним и не мог его разглядеть — закрывают его от палящих лучей кроны деревьев, растущих с тех пор, как мир был создан. Всегда они зелены, ибо орошают их воды рая. Лежит на киторских улицах серебро, словно сор ненужный, и самоцветов у них не счесть. Правит Китором женщина невиданной красоты и поклоняется вместе с народом своим луне и солнцу. Много воинов в той стране, но воевать они не умеют — даже лука и стрел не знают.

И если будет на то, о великий царь, воля твоя, полечу я туда немедля и заставлю тамошних жителей тебе покориться.

Выслушал царь петуха Бара и велел написать Савской царице такое письмо: «Мир тебе и вельможам твоим от царя Соломона. Да будет ведомо вам, что поставил меня Всемогущий Бог властелином земли Израильской и дал Он мне власть над зверями полевыми и небесными птицами, подчинил воле моей бесов и оборотней. Посылают мне свой поклон все цари Востока и Запада, стран полуденных и полночных. Если придете ко мне вы по доброй воле, приму с великим почетом тебя, царица, и тех, кто с тобою будет. Когда же не захотите этого сделать, нашлю на вас духов и демонов без числа. Проберутся они в ваши дома и передушат вас всех во сне. И сожрут вашу плоть дикие звери».

Вручили это письмо петуху Бару, и полетел он в город Китор. И понеслись вслед за ним тысячи птиц.

Вышла утром царица Савская на кровлю дворца поклониться солнцу и не смогла увидеть его — затмили солнечный свет тучи птиц. Затрепетало сердце ее, и собралась уж вернуться в свои покои царица, но подлетел к ней петух Бар и бросил под ноги свиток. Прочитала она его и, созвав вельмож своих и старейшин, спросила у них:

— Слыхал ли из вас кто‑нибудь о могучем царе Соломоне?

Отвечали те, что не знают такого царя и ничего о могуществе его не слыхали. Рассказала тогда царица им о письме и о том, как оно доставлено было. Изумились словам ее старейшины и вельможи и решили сперва дары Соломону послать, а потом и самим в путь отправляться.

Призваны были тотчас в царский дворец кормщики и купцы. Повелела царица им нагрузить корабли эбеном и кипарисом, жемчугом и каменьями самоцветными. И послала с ними она царю Соломону шесть тысяч отроков и девиц статных, как две капли воды друг на друга похожих, родившихся в один день и час, разодетых в одежды пурпурные.

И писала она Соломону так: «Прими дары от Китора, великий царь. Желание же мое и просьба моя таковыпозволь приехать к тебе с поклоном через три года, ибо семь лет пути от нас до владений твоих».

Получив письмо, разгадал легко Соломон притчу и понял, когда царицу ему встречать. И вот, через десять лет прибыла она в землю Израиля. Послал навстречу ей Соломон слугу своего Бенаю, сына Игоиадова. Прекрасен он был, как утренняя заря, как лилия у потоков водных. Едва завидев его, сошла с колесницы царица, ибо решила, что сам Соломон перед ней.

— Привет тебе, о царица, — сказал ей Беная. — Я только слуга царский, и велел мне владыка мой встретить тебя.

Обернулась царица Савская к своим вельможам:

— Каков же сам царь, если от красоты его слуг глаза слепнут?

И вот, привел Беная царицу Савскую к Соломону. Поджидал ее царь в чертоге с хрустальным полом. Едва войдя, решила царица, что окружен царский трон водой, и поспешно края одежд своих подняла. Увидел тогда Соломон в ее красоте изъяны — были стройны у царицы ноги, но густо волосом поросли.

И хотя смутилась царица, сказала она Соломону так:

— Загадаю я тебе три загадки. Отгадаешь их — буду тебя мудрецом великим считать. Не сумеешь — значит, обычный ты человек. Скажи мне, о царь, что из земли выходит, землею кормится, как вода льется, но разливает свет?

— Нефть, — отвечал Соломон.

— Хорошо, — сказала царица, — но вот тебе и вторая загадка. Сперва птицам радость, потом рыбам горе, позор для живых, почет для мертвых.

— Лен. Ибо радость для птиц — зерна льняные; горе для рыб — сети морские; позор для живых — веревка; почет для мертвых — саван.

— Разгадал ты и вторую загадку, — согласилась царица. — Но попробуй теперь разом узнать, кто девушки среди них, а кто отроки. — Махнула она рукой, и предстали перед царем двадцать отроков и девиц, как две капли воды друг на друга похожих.

Велел тогда Соломон принести орехов и стал пригоршнями их бросать вошедшим. Отроки, чтоб орехи поймать, без стеснения край одежд своих поднимали, девушки же стыдливо ловили руками их. И указал тотчас царь, где женщины среди них, где — мужчины.

— Убедилась теперь я сама, сколь велика твоя мудрость, — сказала ему царица. — Блаженны подданные такого царя! Власть твою над собой с радостью признаю.

Александр Македонский [412]

В Стране Амазонок

Сказал однажды македонский царь Александр советникам своим:

— Хочу идти в Африканскую землю, ибо слышал, что есть там некое царство, где умеют женщины воевать.

— Нельзя этого сделать, — отвечали ему мудрецы, — помешают нам Горы Мрака туда проникнуть [413].

— Придумайте что‑нибудь, — приказал им царь.

Обратились они к оракулу за советом и услышали от него: «Возьмите вместо коней ослов ливийских и веревками запаситесь».

Так и сделано было. Когда же достиг Александр с войском своим Гор Мрака, понял он, зачем ему ослы и веревки. Велел воинам царь, чтоб вбили у входов в ущелья колья, а веревки к ним привязали. Держась за них, продвигалась армия македонцев во тьме кромешной. Ослы же ливийские, привычные к темноте, дорогу себе без труда находили.

И, миновав Мрачные горы, подошла армия Александра к городу Карфагену [414]. Увидел царь на стенах его женщин в доспехах и объявил им войну. Отвечали ему на это карфагенские девы: «Одумайся, царь! Если нас одолеешь, скажут — женщин он победил. Если мы тебя разобьем — будешь вдвойне осмеян».

И не знал, как ему быть, Александр, а потом решил попросить он хлеба у женщин. И вынесли из Карфагена ему золотые столы. Лежали на них яблоки и хлебы золотые.

Спросил изумленный царь:

— Разве золото люди едят в вашей стране?

Отвечали со смехом женщины:

— Уж не хлеба ль поесть пришли вы сюда через Горы Мрака? Разве нет его в царстве вашем? Стыдно тебе воевать с нами, но куда стыдней вернуться ни с чем. Забирай золото, царь, и расстанемся с миром.

Удивился Александр мудрости жен карфагенских и, уходя, приказал начертать на воротах: «Был я доселе царем–глупцом. Научили меня уму жены земли Африканской».