Мифы и легенды народов мира. Библейские сказания и легенды, стр. 65

Абсолютное большинство мифов, появившихся в послепленный период, развивали и дополняли (а иногда принципиально переосмысливали) сюжеты Пятикнижия. В сознании иудеев временем, когда происходили мифологические события, оставалась, прежде всего, эпоха, описанная в Книге Бытие. Но в первые века новой эры главной темой иудейского мифотворчества становится Рим. Вновь появлявшиеся мифы стремились объяснить быстрый рост его могущества и сокрушительное поражение, нанесенное им Иудее. Отдавая дань грандиозности города и созданной им мировой державы, они трактовали, однако, Рим как явление периферийное сточки зрения Божественного промысла, возникшее вследствие событий и поступков, совершавшихся в Иудее — истинном центре мира. При этом на все лады подчеркивалась неизмеримо большая древность иудейской истории, культуры и государственности. Характернейшей чертой этих мифов был резкий антироманизм. Рим в их изображении порочен изначально, можно сказать «генетически». Он возник в наказание за грехи израильского народа, а поднялся и окреп при поддержке демона Самаэля. Вместе с водой, доставленной злым духом из Евфрата, Рим воспринял демонизм и злобу Древнего Вавилона. В описании Рима иудейские мифы используют те же метафоры и тропы, что и в характеристиках зловонного чудовища Левиафана.

Мифы и легенды Поздней Иудеи сохранились во многих памятниках древнееврейской письменности. Среди главнейших следует назвать Книгу Юбилеев, Заветы двенадцати патриархов, Книгу притч Соломона, а также в апокалипсисах Моисея и Авраама. Отзвуки этих мифов можно найти и во множестве других сочинений — трудах Иосифа Флавия, апокрифическом «Вознесении Исайи», некоторых трактатах Талмуда, агаде, мидрашах и т. д.

О древнейшем и наиболее содержательном памятнике такого рода следует сказать особо. Таковым считается Книга Еноха, названная по имени библейского патриарха, прадеда Ноя. Наиболее ранние ее части были составлены уже в IV в. до н. э. хотя в окончательном виде текст сложился в II— I вв. до н. э. Фрагменты этого сочинения дошли до нас на древнееврейском, арамейском, греческом и коптском языках, но наиболее полная версия сохранилась на эфиопском.

Мироздание

Небеса созданы были Богом из света Его одежд. И, едва возникнув, сияли они в бесконечном пространстве, простираясь все дальше и дальше, пока не крикнул Творец им: «Хватит!»

Землю и море Бог создал из снега. Растаяла его часть и стала водой, а другая, сгустившись, сделалась твердью. И было сначала больше воды, чем тверди. Но увидал Элохим, что сливаются в страстных объятьях Верхние воды с Земными, словно муж с женой, и повелел, чтобы он к облакам поднялся, а она вниз опустилась.

Расстались супруги, покорствуя Богу. Но, разлуку сносить не в силах, тотчас вновь устремились друг к другу. Вершины гор захлестнув в любовном соитьи, Его престола коснулись. И спросил тогда Элохим:

— Зачем вы сделали так?

— Нас нельзя разделить, — отвечали воды, — не мешай нам любить друг друга!

Захотел разгневанный Бог истребить непокорных и велел морскому царю Рехаву распахнуть огромную пасть и проглотить всю воду земную. Но ответил водолюбивый Рехав:

— Не тревожь меня, Господь Вездесущий!

Еще больше разгневался Бог и поразил Рехава. Был навсегда он утоплен в волнах морских.

А вода земная о пощаде молила Бога и клялась, что ног не замочит народа Его при Исходе и не даст беглецу Ионе уплыть в Таршиш. Пощадил ее Бог, но оставил Нижней воде лишь малую часть пространства. Земную твердь осушив, собрал Он соленые воды в море и запретил подземной воде Тионе смотреть на солнечный свет, запечатав ее в глубинах Именем Своим тайным. Пребывает всегда Тиона в недрах земных и лишь тем, кто достоин того, тонкие струи свои посылает, да еще корни деревьев лелеет и потому втрое больше, чем дождь, полезна всему живому.

Отвел Элохим для суши вшестеро больше места, чем морю. Примыкает с востока к земле сад Эдемский, а с запада Океан, за которым лежит пустыня, где живут лишь змеи да скорпионы. А на южном ее краю бушуют горячие вихри и хранятся в Дымной Пещере запасы огня. К северу, за Халдеей и Вавилоном, простирается Царство мрака. Снег и туманы там, град и мороз, злые духи и демоны обитают.

Если б захотел человек пройти от восточного края земли до западного, то пришлось бы ему идти пятьсот лет. И столько же требует путь с юга на север. Но составляют размеры земли шестидесятую часть Эдема. И в шестьдесят раз Эдем меньше геенны. Так что земля для геенны словно малая крышка на большом горшке.

Говорят иные, что создано было Богом много миров и населяли их люди, и сменились в них тысячи поколений, но уничтожил Бог эти миры, памяти о них не оставив.

Гигантские чудовища

В пятый день творения созданы были огромные чудовища Левиафан и Бегемот. Сперва сотворил Бог двух левиафанов, одного мужского, другого женского пола, и поселил их в морских пучинах. Но столь велики они были, что могли погубить весь мир — не вынесли б его своды тяжести их потомства. И решил тогда Бог истребить самку Левиафана. Вытащил Он ее багром из бездны и засолил, чтоб насытились мясом ее на пиру праведники, когда придет на землю Мессия.

Самец же Левиафана, усмиренный ангелом Иахоилем, царит над морями. Превосходит размерами он всех вместе взятых рыб и жителей моря. Правит ими Левиафан с подводного своего престола, водруженного на огромном камне, а поднимается он из морских глубин лишь на три часа в день. И потому не многие могут похвастать, что привелось им видеть его.

Покрывает шкуру Левиафана алмазная чешуя, блеском своим затмевая солнце. Никакое оружие, измысленное людьми, не может ее пробить. Испускают глаза чудовища яркий свет, и столько глаз у него, сколько дней в году. Пасть его извергает пламя. Дым валит из ноздрей. И если держит Левиафан хвост свой в зубах, тело лежит кольцом вокруг Океана. Зловоние же его таково, что если б не очищал он себя три раза в год водами рая, давно задохнулся б мир.

А когда голоден Левиафан, вырывается из пасти его пар горячий, и закипают тогда воды морей. Пищей же ему служат морские драконы. Однажды видели мореходы, как возникло гигантское чудище из пучин и было начертано у него на рогах: «Я — самое малое из того, что сожрет сегодня Левиафан».

Но сколь ни велик Левиафан, боится он малую пиявицу именем Килбит, которая присасывается к телу владыки морского.

Бегемота же, сотворенного вместе с Левиафаном, поместил Бог на суше, ибо не могла вместить обоих гигантов седьмая часть света, отведенная для воды. Похож Бегемот на громадного гиппопотама. Когда поднимает он свой пушистый хвост, подобный столетнему кедру, укрываются тысячи птиц под тенью его от летнего зноя.

Отдал Бог Бегемоту страну Тысячи холмов, которые служат пастбищем для него. За единый день съедает он всю траву на них, но вырастает она к утру. Ест Бегемот и мясо, ибо пасутся в Тысячегорье многие звери. В жаркое лето способен он, изнывая от жажды, выпить единым глотком всю воду, побывавшую в Иордане за двенадцать месяцев. И могут его напоить только воды реки Жубал, вытекающей из Эдема.

Царит Бегемот над земными тварями и встает раз в году на задние лапы и при этом рычит так страшно, что цепенеют все дикие звери, и не смеют тогда волки, львы и шакалы напасть на стада человека. Не будь Бегемота, не знала бы алчность хищников удержу и предела.

По пришествии же Мессии устроена будет ради утехи праведников охота на Левиафана и Бегемота. Выйдут сразиться с ними храбрейшие ангелы, но притупится их оружие о чешую морского царя, и устрашатся ангелы разъяренного Левиафана. Вышлет Бог после того на бой архангелов своих Михаила и Гавриила. И хоть убьет чудовищ тех Гавриил, помогать ему в этом будет сам Господь.

Иные же говорят, что предстоит поединок между Бегемотом и Левиафаном, и сойдутся они для битвы на морском берегу. Затрясется при этом земля и закипит бездна морская. Вспорет Бегемот своими рогами брюхо Левиафана, но и сам будет убит острым его плавником.