Мифы и легенды народов мира. Библейские сказания и легенды, стр. 47

Давид и Саул в пещере

Немного успокоившись, он сказал:

— Ты, Давид, справедливее меня. Я воздавал тебе злом, ты же мне воздаешь добром. Ведь Господь предал меня в твои руки, а ты меня не убил. Когда человек поймает своего врага и отпустит его, Господь воздает ему добром. Воздаст Он и тебе. Отныне я уверен, что твоим будет мое царство, что твоя рука утвердится в царстве Израиля. Поклянись же, что ты не истребишь после меня моего потомства, что ты не уничтожишь имени моего.

И дал Давид клятву, после чего они разошлись.

Аэндорская волшебница

«Он здесь!» — раздался вопль над Аэндором.

Колдуньи руку сжав, воскликнул: «Где?»

И вдруг сумел оцепеневшим взором

Нащупать тень в кромешной темноте.

И слышит голос, напрягая слух:

«Я спал. Зачем ты мой тревожишь дух?

И чем, когда ты проклят небесами,

Когда Господь уста свои замкнул,

Тебе мертвец поможет? Ведь зубами

Одними не вещают. Вот, взгляни,

Во мраке ночи светятся они».

Исчезла тень. И в ужасе руками

Лицо закрыла баба: «Ты пропал, Саул!»

Р. Рильке (Пер. А. Немировского)

И пришел день, когда тяжелые, черные тучи закрыли небо и, опускаясь, заклубились над землей. Стрелы молний пронизывали мрак. Гром грохотал с невиданной силой. Мощные струи ливня прибили колосья, уже готовые принять серп. В этот день умер в Раме, в доме своем, пророк Самуил, и скорбь охватила весь Израиль.

И тогда же филистимляне собрали воинов со всех пяти городов и расположились станом в Шунеме [305]. Узнав об этом, Саул вывел свое войско на холмы Гилбоа, откуда открывался вид на Изреельскую долину.

Передвижение неприятеля, хорошо видное с высот, заставило дрогнуть сердце храброго Саула. Обратился он с молитвой к Богу, но Он не отвечал ни через вещие сны, ни через знамения. Захотел он обратиться к гадателям, да вот незадача — незадолго до того он изгнал из царства всех гадателей и волшебников. И призвал он к себе слуг своих:

— Не знаете ли вы какой‑нибудь женщины, владеющей прорицанием, хочу я узнать о будущем своем.

— Есть такая женщина, — ответили слуги. — Скрывается она в Аэндоре [306].

Переодевшись, чтобы его не узнали филистимляне, через чей стан лежал путь в Аэндор, ни чудом уцелевшая колдунья, Саул в сопровождении двух слуг покинул царский шатер. Явились они в Аэндор ночью. Дверь хижины была закрыта. Саул постучал и, когда его пустили, обратился к женщине средних лет, сурово смотревшей на него:

— Умоляю тебя, открой мне мое будущее и вызови того, чье имя я тебе назову.

— И не подумаю, — ответила женщина не сразу. — Тебе ведь известно, что наш царь Саул истребил всех прорицателей и волшебников. Не от него ли ты пожаловал, чтобы меня схватить?

— Клянусь Богом, что тебя не постигнет кара! — воскликнул Саул. — И ты останешься довольна моими дарами.

— Хорошо! — сказала колдунья, смягчившись. — Кого же тебе вызвать?

— Самуила, — произнес царь дрожащим голосом.

Обратившись к своему колдовству, женщина увидела Самуила, поднимающегося из земли, и по его грозному облику догадалась, что вопрошает ее не кто иной, как Саул, у которого с Самуилом были нелады.

— Зачем ты обманул меня?! — обратилась она к вопрошавшему. — Ты же Саул!

— У меня потемнело в глазах, — сказал Саул. — Как выглядит тот, которого ты вызвала?

— Это старец, облаченный в эфод.

И пал Саул на землю, поняв, что появилась тень Самуила.

— Зачем ты потревожил меня! — послышался знакомый грозный голос.

— Тяжко мне! — простонал Саул. — Филистимляне пришли с войском, а Бог не отвечает мне ни в знамениях, ни в молитвах. Дай совет, что мне делать.

— Напрасно ты вопрошаешь меня, — отозвалась тень. — Бог оставил тебя и стал тебе враждебен. Ведь Он предупреждал тебя через меня, что отнимет у тебя царство. Ныне близится Им определенное. Вскоре Он предаст тебя и Израиль в руки филистимлян. Завтра же ты и твои сыновья будете там, где пребываю я.

Услышав это, потерял Саул сознание. Не было в нем сил. К тому же, он еще не ел весь день и всю ночь.

Тогда к Саулу подошла женщина и, вернув ему сознание, сказала:

— Хочешь, я дам тебе хлеба, чтобы ты мог идти?

— Не надо, — ответил Саул.

И тут слуги стали просить его поесть и подкрепиться. Он поел все, что поставила ему женщина. Поели и слуги. Когда они ушли, было еще темно.

Гибель Саула

Филистимляне готовились к битве с израильским воинством. В их рядах был и Давид, бежавший от преследований Саула. Царь филистимлян Ахис, зная о судьбе Давида, верил ему как самому себе. Но военачальники воспротивились его участию в сражении, подозревая его в том, что во время сражения он ударит им в спину. Давид со своим отрядом был отослан и не стал свидетелем трагедии.

Все произошло так, как предупреждала тень Самуила устами колдуньи из Аэндора. Израильтяне, вышедшие в долину Изреела, не выдержали натиска филистимских колесниц, всадников и тяжеловооруженной пехоты. Они обратились в бегство к холмам Гилбоа. Филистимляне преследовали по пятам, и Саул был поражен несколькими стрелами.

 

Мифы и легенды народов мира. Библейские сказания и легенды - i_063.png

Смерть Саула

Верный оруженосец попытался поднять Саула и унести его, но услышал слова умирающего:

— Пусть я лучше умру, чем попаду в руки недругов. Убей меня, чтобы я избежал пыток безбожников.

Оруженосец пал перед царем на колени, будучи не в силах исполнить эту просьбу. Собрав последние силы, со стоном, Саул укрепил свой меч между камней и бросился на него. Убедившись, что царь мертв, оруженосец закололся и упал рядом с телом Саула. В тот же день погибли и сыновья Саула вместе со своими ратниками.

Наутро рассеялись филистимляне по полю боя, чтобы завладеть оружием и одеждой павших. Так, на холмах Гилбоа были найдены тела Саула и его сыновей. У Саула была отрублена голова и вместе с его доспехами передана в капище Аштарот [307], а тело его пригвождено было к стене Бет-Шана [308]. Впрочем, храбрецы из Иависа Галаадского, помнившие о том, как Саул спас их от филистимлян, похитили тело Саула, и оно было захоронено с почестями, под тамариском, где ранее Саул собирал своих подданных.

Скорбь Давида

В это время Давид сражался с амалекитянами. Возвращаясь, он встретил человека в разорванной одежде, с головой, посыпанной пеплом.

— Кто ты? — спросил Давид.

— Я из страны Израиля, — ответил беглец. — Много воинов погибло. Пали Саул и сын его Ионафан. Я увидел царя раненным. Кони колесницы филистимлян были почти рядом. Подозвав меня, царь спросил: «Кто ты?» Узнав мое имя, он сказал: «Выпусти из меня душу мою». Тогда я поразил его копьем и снял с его головы корону и запястье, бывшее на руке его.

Услышав это, Давид разорвал на себе одежду. То же сделали люди, бывшие с ним. Человек же, снявший с Саула корону, все это время стоял, ожидая награды. Опомнившись, Давид приказал его убить, сказав: «Такая кара постигнет каждого, кто поднимет руку на помазанника Божия».

После этого Давид оплакал Саула скорбной песней:

Какая же слава твоя, Израиль, пала на высотах!
Какие пали там доблестные мужи.
Не возвещайте об этом в Гафе,
Не объявляйте в Аскалоне,
Чтобы не ликовали дочери филистимлян.
Холмы Гилбоа! Да не ляжет на вас роса!
Да не падет на вас дождь.
Да не будет на вас полей плодоносных,
Ибо на вас опозорен щит доблестных,
Щит Саула. И не защитил его елей.
Дочери Израиля! Плачьте о Сауле!
Он одевал вас в багряницу с украшениями,
Возлагал золото на ваши наряды.
Скорблю о тебе, Ионафан, брат мой!
Любовь твоя была мне превыше женской любви.