Мифы и легенды народов мира. Библейские сказания и легенды, стр. 44

Младший сын явился босым, в залатанном, не по его росту плаще, но приятно было его лицо, обрамленное белокурыми волосами, прекрасны глаза.

— Это он, — послышался глас Божий.

И, к изумлению Иессея и его сыновей, пророк вытащил свой священный рог и пролил его содержимое на голову Давида, и с тех пор с ним был Дух Господен.

Юноша же достал кифару и запел, подыгрывая себе на струнах, запел так хорошо, что Самуилу открылась истинная суть, о которой говорил Бог, Божественный Дух.

Злой дух

И тогда же Божий Дух покинул Саула, и место его занял злой дух, который стал смущать разум царя всяческими тревогами и страхами. Взгляд царя стал блуждать. Он стал часто оглядываться, словно бы ожидая удара. Двери своих покоев он приказал держать на замке, а тех, кого он к себе допускал, обыскивать [278].

Заметив странное поведение господина, слуги стали думать, как ему помочь. Кто‑то вспомнил, что лучшее лекарство против злого духа — это музыка, и предложил привести в дом Давида, сына Иессея бетильского, умеющего играть на арфе.

Против приглашения юноши царь не возражал, и Давид появился в царских покоях. Конечно же Саул не знал о том, что Давид уже помазан на царство, да и вряд ли сам Давид догадывался о смысле церемонии, участником которой он был.

И отправил Саул к Иессею гонцов с повелением:

— Пошли мне сына твоего, который при стаде.

И взял Иессей осла, навьючил на него мешок с зерном, мех с вином, привязал козленка и послал вместе с Давидом, сыном своим, к Саулу.

Наградил царь отца Давида и отослал его. Удалил он из покоев и слуг своих. Оставшись наедине с отроком, он дал ему знак. Настроил Давид струны своей кифары и запел. Был его голос полон юношеской чистоты и порою звенел, как ручей. Вслушавшись, Саул вспомнил свою молодость, когда он на заре, босиком, поеживаясь от холода, гнал отцовских овец к ручью, когда у него не было никаких забот и страхов, подступающих к нему и хватающих за горло.

С этого дня остался Давид при царе и был при нем оруженосцем. Когда же на Саула нападал злой дух, он призывал Давида и тот извлекал из струн звуки. Тогда царю становилось легче и отраднее, ибо злой дух не выносил музыки [279].

Праща и меч [280]

Собрались филистимские воители и, двинувшись в Иудею, расположились станом между Сокохом и Азикой в Эфес–Дамиме [281]. Саул со своими воинами занял склон поросшего лесом холма. Так они стояли друг против друга на склонах холмов, разделенные долиной, пока от филистимлян не отделился могучий ратоборец по имени Голиаф. Один вид его внушил израильтянам ужас. Ведь был он ростом в шесть локтей и одну пядь, закован с ног до головы в медь.

Голову его прикрывал бронзовый шлем. Туловище покрыто чешуйчатым панцирем весом в пять тысяч сиклей меди. Ноги защищены бронзовыми поножами [282]. С плеч его свисал кидон [283]. Древко его копья напоминало веретено, наконечник же был из железа весом в шестьсот сиклей. Его щит держал оруженосец.

Спустившись в долину, откуда голос его был слышен, он обратился к израильтянам:

— Зачем вы явились сюда, рабы Саула? Разве вы ослепли и не видите, что перед вами не какой‑нибудь израильтянин, а филистимлянин?! Попробуйте мою силу! Пусть кто‑нибудь спустится ко мне. Если я одолею его, вы будете не Сауловыми, а нашими рабами. Если же он одолеет меня, мы будем служить ему.

Страх в стане Израиля был столь велик, что никто не отозвался на призыв филистимского ратоборца. А выходил он утром и вечером сорок дней подряд.

В войске Саула было трое братьев Давида. Сам же он в это время вернулся от Саула к отцу своему и пас овец и баранов в пустыне. Услышав, что воинство Саула отправилось на войну с филистимлянами, он оставил стадо сторожу и явился в израильский стан, чтобы отнести братьям сушеных зерен и десять хлебов, а тысяченачальнику Абинеру — десять кругов сыра и осведомиться у него о братьях своих.

Придя в стан и отдав Абинеру сыры, юноша втесался в ряды воинов, рассуждавших о позоре, который навлек филистимский ратоборец на весь Израиль. Один из старцев, обращаясь к юным воинам, вопрошал их:

— Мужи вы или не мужи? Видите, как возгордился этот человек, а вы стоите с опущенными руками, как бабы! И даже выгоды собственной не блюдете! Только сегодня Саул обещал озолотить того, кто избавит Израиль от позора, выдать за храбреца свою дочь и ввести его и всю его семью в число тех, кто свободен от податей и находится на царском кормлении [284].

Явившись к середине речи, Давид не понял, что надо сделать, чтобы получить эти невиданные блага. Только он заикнулся, чтобы об этом порасспросить, как его увидал старший брат Элиав и заткнул ему ладонью рот. Вместо благодарности за заботу услышал Давид от брата хулу:

— Зачем ты сюда явился, мальчишка? Знаю я твое завистливое сердце! Отправляйся к своим баранам [285]!

Поняв, что Элиав, не решаясь совершить подвиг, который может возвысить его самого и всю семью, не хочет, чтобы прославился он, Давид, юноша отправился прямо к Саулу, чтобы предложить ему свои услуги.

— А знаешь ли ты, с кем должен сражаться? — спросил Саул, выслушав юношу. — Ведь филистимлянин — ратоборец с малых лет, а ты — пастушок!

— Это верно, — кивнул Давид. — Я пасу мелкий скот отца моего. Но и мне приходилось сталкиваться с более сильным, чем я. Не раз на стадо нападали львы и медведи. И я не убегал! Не прятался, а выходил им навстречу и вырывал из их пасти ягненка! Я готов сразиться и с этим чужеземцем, и с каждым другим, кто поносит воинство живого Бога.

Эта речь, которую менее всего можно было бы ожидать от юноши, почти мальчика, настолько удивила Саула, что он сказал:

— Что ж! Иди! Да будет с тобою Бог!

Давид повернулся, чтобы идти, но царь его остановил:

— Сначала вооружись!

Оруженосцы Саула опоясали Давида мечом и хотели надеть на него доспехи, но он, скинув меч, сказал:

— Не привык я к такому оружию. Буду сражаться своим.

Он показал им пастушью пращу в виде палки с углублением для камня [286].

С этими словами Давид отправился к ручью, где долго отбирал обтесанные водой голыши, взвешивая каждый на ладони. Набив ими торбу, ту самую, в которой принес сыры, он стал спускаться в долину.

Судя по тому, как развеселился филистимлянин, появление Давида не осталось незамеченным.

— Это ты! — сказал Голиаф, давясь от хохота. — Взгляните на него! Он принял меня за собаку и идет с палкой! Но я не кусаюсь! Я убиваю [287].

Эти слова не испугали Давида. Он спустился еще ниже и остановился шагах в двадцати от Голиафа.

— Ага, струсил! — захохотал филистимлянин, поднимаясь вверх. — Подойди‑ка ближе! Я разорву тебя на части и выброшу потроха на корм птицам и зверям.

Мифы и легенды народов мира. Библейские сказания и легенды - i_061.png

Давид и Голиаф

Тогда‑то Давид произнес речь, которую много лет спустя передавали все ее слышавшие своим сыновьям и внукам, а те — своим сыновьям и внукам:

— Вот ты идешь против меня с мечом, копьем и щитом, а я выступаю с именем Бога воинства израильского, которое ты, собака, поносил. Вот сейчас предаст тебя Бог в мои руки, чтобы я отсек твою голову и отдал ее и трупы других филистимлян птицам небесным и зверям земным. И все, кто будут свидетелями этого, поймут, что спасение не в мече и копье, а в Боге.