Мифы и легенды народов мира. Библейские сказания и легенды, стр. 34

Книга Судии фиксирует израильские племена в горных и частично прибрежных частях страны Ханаан, удобных для выпаса скота. Города же Мегиддо, Танаах, Газа, Аскалон и др. принадлежат хананеям, филистимлянам, моавитянам. Из описания войн Деборы и Барака с хананеями явствует, что последние представляли городское население, а израильтяне концентрировались на горах Ефраима и на Таборе. Города хананеев Меггидо и Танаах выставили войско из колесниц и пехоты, в то время как в распоряжении Деборы и Барака не было даже щитов и копий. Тем более у них не могло быть стенобитных орудий для взятия городов.

На время написания Книги Судии указывает стих 6–й в 17–й главе: «В те дни в Израиле еще не было царей и каждый правил так, как это ему казалось справедливым». Такая фраза могла быть написана только во времена царей, очевидно, после царей–объединителей Давида и Соломона, когда важно было показать, какие бедствия испытывал Израиль уже в те далекие времена, когда не было единого правителя.

Такая же фраза, но в сокращенной форме встречается ниже в стихе 1–м из 18–й главы: «В то время в Израиле еще не было царей». Это повторение, наряду с расхождением в написании одних и тех же имен и названий местностей, позволило ученым выделить два самостоятельных источника, объединенных при составлении Книги Судии. Оба эти источника, из которых, как из ручьев, слилась Книга Судии, использовали устные народные предания и песни, равно как и сборник военных песен, связанных со «священной войной» Израиля против иноверцев.

Обоюдоострый меч

Не желая, чтобы народ отвык от войны, Йахве решил его поместить среди пяти правителей филистимлян, ханаанеев, сидонян, йебусеев, занимающих горы Ливана. И испытывал Он его, чтобы узнать, будет ли он соблюдать заповеди, данные ему через Моисея.

Поэтому жили сыны Израиля среди чужих народов, брали их дочерей себе в жены и своих дочерей отдавали за сыновей их, и служили их богам, ваалам и астартам, забыв Бога своего, творя Ему зло и обиду.

И воспылал гнев Йахве на Израиль, и отдал Он его на восемь лет в руки царя Месопотамии Кушан–Ришафаима [241], когда же он возопил, дал освободителя Отниела, сына Кенана, младшего брата великого воина Калева. Будучи судьей Израиля, пошел он на войну с Кушаном–Ришафаимом и его разбил. После этого вкушал Израиль покой сорок лет.

И вновь стали сыны Израиля чинить зло Богу своему, и Он укрепил Эглона, царя Моава. Собрал он аммонитян и амалекитян против Израиля и овладел городом пальм [242]. И служили сыны Израиля Эглону восемнадцать лет.

Тогда воззвали сыны Израиля к Йахве, и Он предложил им нового спасителя, Эхуда из племени Вениамина. Был он левшой. Через него передавал Израиль дань Эглону, царю Моава. И выковал себе Эхуд кинжал обоюдоострый длиною в локоть, прикрепил его у себя под хитоном, на правом боку, и отправился он с данью к ненавистному Эглону. Был тот очень упитанным человеком, и можно было подумать, что разжирел он на дарах сыновей Израиля.

Поднеся ему дань, проводил Эхуд ее носильщиков до Гилгала, где находились истуканы богов, сам же вернулся к Эглону. Он застал его в прохладном помещении в верхней части его дома.

— У меня к тебе слово Божье! — сказал он ему.

Эглон поднялся со стула и сказал: «Тише!», после чего его оставили люди, бывшие при нем. И выхватил Эхуд левой рукой кинжал и нанес удар. Острие вошло в жир и скрылось в нем по рукоять. После этого Эхуд вышел в сени и, затворив их, удалился другим выходом. Рабы Эглона, видя, что двери закрыты изнутри, стали терпеливо ждать. Лишь через долгое время, открыв дверь ключом, они увидели, что произошло. Эхуд же достиг горы Эфраима и вострубил там трубою. И сошли с ним вместе люди с горы и захватили переправу через Иордан, ведущую в землю Моав. Было тогда убито до десяти тысяч моавитян, здоровых к крепких воинов.

Так в тот день признали моавитяне свое поражение, и страна вкушала мир восемьдесят лет.

Песня Деборы

Умер Эхуд, и сыны Израиля вновь стали изменять Богу своему, и отдал Он их в руки царя Ханаанского Ябина, правившего в Хацоре [243]. От имени его двадцать лет угнетал Израиль жестокий Сисара [244], имевший под властью своей девятьсот железных колесниц.

И возопили сыны Израиля к Господу! А в те годы судьей была пророчица Дебора, жена Лапидота. Сидела она под пальмою на горе Эфраим, между Рамой и Бетилем, и приходили к ней сыны Израиля на суд. И послала она за Бараком [245], сыном Абионама, из колена Нафтали. Когда тот явился, она обратилась к нему с песней [246].

Внимайте, князья и все именитые, песне, какую я Богу пою,
Когда Ты, о Боже, шел от Сеира, когда Ты шагал от Эдома,
Горы, Тебя увидев, тряслись и влагу роняли тучи небесные,
Во дни Шамгара, сына Анат [247], во дни Иоили стало безлюдно,
Ибо дорогам прежде прямым предпочитают тропы окольные.
Не было и вождей у Израиля, покуда я его не возглавила,
Покуда я средь него не возвысилась Израиля матерью.
Он богов себе новых избрал, и война стоит у дверей.
Где же твой щит, где же ваше копье, Израиля тысячи!
Сердце поет мое, призывая князей: «Пойте Богу хвалу,
Будь вы в пути, на белых ослицах, будь вы в покоях
Иль у колодцев, где черпают воду, пойте со мной.
Воспрянь ото сна, пробудись для песни, Дебора,
Восстань, Барак [248], пленных бери, о сын Абионама.
Пришел ведь под руку твою Эфраим, на земле живущий Амалика,
Вениамин в твоем воинстве, от Махера явились начальники,
От Зебулона же те, у которых священные посохи,
И Иссахар прибыл с Деборою. Рувим же на водах в раздумий был.
Вижу, сидит он между загонами, слух услаждая свирелями. Гад,
обитающий за Иорданом, и Дан с кораблями. Зачем сидите?
Также Асир на бреге морском и у заливов своих обитает.
Зебулон же в смертельной опасности, Нафтали же на плоскогорье.
Пришли цари, и было сражение с Ханааном при Таанахе
И на водах Мегиддо, дани не получили они.
С неба сойдя с путей своих, звезды бились с Сисарою.
Поток Кишон, быстрый, их потащил [249].
Сердце мое наполнилось силою.
Слышался топот бегущих коней, убегали.
«Прокляните Мероз [250], — вестник Бога сказал, — и всех живущих в нем.
В помощи Богу отказали они, Богу и его храбрецам».
Благословения удостоилась жена кенита Хебера Иаиль.
Между населяющими шатры она прославлена.
Напиться он попросил, молока принесла Иаиль
В чаше, достойной вельможи, сливки дала ему.
Колышек [251] левой рукой ухватила она, молот рабочий правою
И нанесла удар, Сисаре разбила голову.
У ног ее он упал и остался лежать. Был он убит.
В зарешеченное окно выглядывала мать.
Сына звала она: «Где колесница его?»
«Задержалась она», — жены ей говорят [252].
Успокаивает себя сама она речью такой:
«Видно, велик успех. Делят добычу они.
Каждому, кто воевал, девку Сисара дает.
А может быть, девок двоих, а также одежд дорогих,
Взятых с пленниц тех, и их головные платки».