Мифы и легенды народов мира. Библейские сказания и легенды, стр. 2

Будучи, особенно в первых книгах, собранием мифов, Ветхий завет производит впечатление исторического труда, недаром ведь его называют «священной историей евреев». Подкреплением этой иллюзорности служат не только отмеченные нами элементы периодизации, но и распределение всех мнимых и подлинных событий в хронологической последовательности. Но хронология показывает истинный характер этого великого сочинения.

У евреев, в отличие от египтян, шумеров, вавилонян, поздно пришедших к государственной организации, не могло быть собственной точки отсчета исторических событий, или эры. Первая эра у них появилась в эпоху македонского завоевания — это 312 г. до н. э. Но относительная хронология (раньше — позже) используется уже в книге Бытие. При этом отсчет ведется даже от такой природной катастрофы, которая в принципе не совместима с хронологией, ибо лежит за рамками человеческой памяти. Используется и обратный отсчет. Исход из Египта датируется за 480 лет до сооружения Соломоном храма в Иерусалиме.

Производя имена предков, и считая их реальными лицами, от названий народов, библейские авторы, как правило, указывают длительность их жизни. Их сумма должна была указывать на глубину исторической памяти. Элементарный подсчет показывал, что эта глубина ничтожно мала по сравнению с давностью египетских пирамид. Выходом было наделение персонажей еврейской истории фантастическим долголетием.

Еврейский историк эпохи Римской империи Иосиф Флавий, излагая в своих «Иудейских древностях» содержание Библии, уверен в глубокой древности еврейского народа по сравнению с древностью греков и римлян, будущих читателей своего труда. В те времена в этом никто не сомневался. Ныне же нам известно, что город Иерихон, на территории страны Ханаан, завоеванной евреями, на четыре тысячи лет древнее библейского сотворения мира, а история рода человеческого измеряется не тысячами, а миллионами лет.

Нет применительно к Библии большей ошибки, чем ее рассмотрение в изоляции от истории, религии, культур ближневосточного региона, частью которого был древний Израиль. Многие столетия европейцы черпали сведения о Древнем Египте, Вавилонии, Финикии из Библии. В конце XIX в., благодаря раскопкам в Египте и Вавилонии, Библии стали отдавать долги. При этом близость тех или иных библейских и внебиблейских элементов в соответствии с уровнем знаний того времени трактовалась в плане заимствования из более развитых культур. Библия стала мыслиться этакой бедной родственницей, которой в годы вавилонского пленения достались обветшавшие обноски богатой вавилонской родни.

Однако раскопки в 20–30–х гг. и в 70–х гг. XX в. в Сирии (Угарит и Эбла) нанесли по этой концепции, получившей название «панвавилонизм», сокрушительный удар. Библейская мифология, как оказалось, имела много общего с мифологией Угарита, а иврит оказался очень близким к языку Эблы (эблаиту). Последнее означало, что не в VI в. до н. э. — в годы вавилонского пленения, а в конце III тысячелетия до н. э. — время расцвета Эблы — носители родственных языков, иврита и эблаита, обладали достаточно высоким культурным запасом, и к нему могут, в частности, восходить космогонические мифы Библии. Авраам и его семитские предки могли обладать и письменностью, но она была утрачена в годы длительного пребывания обитателей Южной Месопотамии в пустыне и их превращения в полукочевой народ. Но они помнили, что их предки Адам и Авель были земледельцами, считали место их обитания раем земным и страстно стремились плодоносящей земле, называя ее «обетованной».

Таковы некоторые пояснения, необходимые для понимания нашего изложения мифов Библии. Да, это мифы, потому что только в мифах, а не в реальной жизни происходят чудеса: расступаются моря, животные говорят человеческим языком, по мановению руки праведника останавливаются небесные светила. Да, это мифы, отражающие подчас художественное сознание древних земледельцев и скотоводов. Но мы не можем от них избавиться, ибо они пронизывают наше искусство, нашу культуру, наше сознание. Не можем и не хотим!

БЫТИЕ

Мифы и легенды народов мира. Библейские сказания и легенды - i_003.png

Мифы и легенды народов мира. Библейские сказания и легенды - i_004.png

Первая из книг «Пятикнижия» Бытие (от греч. genesis в Септуагинте — греческом переводе еврейского оригинала, посвящена сотворению вселенной и жизни на земле, истории перволюдей, судьбам патриархов, родовладык, от которых пошел еврейский народ и другие родственные ему народы. Действие развивается в ближневосточном ареале. Главное действующее лицо или, точнее, сила — Бог, создатель мира, руководящий жизнью сотворенного им человечества и постоянно вмешивающийся в его дела, то посылая стихийные бедствия, то поучая и поддерживая полюбившихся ему людей.

В Книге Бытие масса противоречащих друг другу версий одних и тех же событий и фактов. Например, по одной версии мужчина и женщина созданы одновременно вслед за птицами и животными, а по другой — сначала мужчина, а потом птицы, животные и женщина. Один и тот же населенный пункт в разных частях книги называется по–разному. У Бога несколько имен. Имеется множество повторений. На основании всех этих расхождений и повторений была сделана попытка восстановить источники, легшие в основы первой из книг Пятикнижия.

Полагают, что наиболее ранним был текст, созданный в колене (племени) Иуда в X‑IX вв. до н. э., названный Йахвистом по употреблению в нем в качестве имени Бога лишь четырех букв — тетрограмматона. Другой составной частью Бытия стал текст, возникший в колене Эфраим в IX‑VIII вв. до н. э. и названный Элохимистом от употребления имени Бога в форме множественного числа — Элохим. Последующий такой же безымянный редактор в VII в. до н. э. объединил два священных текста в один, который принято обозначать буквой К. Наконец, в VI‑V вв. до н. э., в одну из самых трагических эпох еврейской истории, этот объединенный текст оказался в распоряжении некоего жреца, также называвшего Бога именем Элохим, но внесшего немалую лепту в придании Библии актуальности. Эти поправки, внесенные с позиций этого сурового времени, помечают буквой Р — жрец.

Противоречия, повторения и анахронизмы не препятствуют высочайшей оценке Книги Бытие как уникального для тех времен опыта создания универсальной истории человечества. Ни одна из известных нам мифологий не охватывает столь широкий пространственный ареал и не развивает с такой последовательностью идеи общности человеческого рода. Конечно же, можно отыскать в Бытии немало того, что не согласуется с нашими представлениями о справедливости и гуманности. Бог предстает как авторитарная фигура, сковывающая человеческую инициативу, подчиняющая людей своей воле, стоящая на их пути к овладению загадками природы и пониманию ее законов. Но не будем забывать, что, лишая малоразвитого человека доступа к древу познания добра и зла, сам Бог выбирает добро и правопорядок, преследует противоестественные пороки, укрощает инстинкты, порожденные, как он полагает, не порочностью человеческой натуры, а молодостью человеческого рода, его незрелостью. Поэтому, принимая против людей крайние меры, он в них раскаивается.

Перефразируя известную поговорку, можно сказать: «Скажи мне, кто твой Бог, я скажу тебе, кто ты». Созданный образ Бога явным образом повлиял на образы персонажей Бытия — патриархов. Им присущи многие человеческие слабости и пороки, но, находясь в постоянном общении с Богом, они совестливы, человеколюбивы, насколько это позволительно в условиях рабовладельческого общества. И все это не лишает их черт монументальности и величия.

Входящая в раздел книг с историческим содержанием, Книга Бытие наиболее уязвима для исторической критики, ибо более всего противоречит современным научным представлениям о мире, в котором мы живем, и первых ступенях человеческого развития и истории. Но не надо забывать, что автора (авторов) интересует прежде всего история пассивного сопротивления рода людского и «избранного народа» высшей силе, обладающей мудростью и направляющей подопечных к их собственному, превратно ими понимаемому благу. И в этом религиозно–этическом плане Бытие не потеряло актуальности, ибо проникновение к скрытым за семью печатями тайнам природы, как правило, сопровождается нарушением гармонии между человеком и природой и ростом насилия как средства решения всех проблем.