Гросс-адмирал. Воспоминания командующего ВМФ Третьего рейха. 1935-1943, стр. 116

И это отнюдь не имитация перемен, но возрождение из традиций прошлого тех из них, которые имеют непреходящую ценность. В дни Веймарской республики, когда перед нами, как и сейчас, стояла задача возрождения из руин нового военно-морского флота, мы не просто следовали старым традиционным методам и обычаям, но прилагали все силы для создания чего-то нового и лучшего для замены того, что устарело или не оправдало себя. Безотносительно, тогда или ныне, основные принципы военной службы не претерпели изменений. Отвага и откровенность, повиновение и боевое братство, любовь к отчизне и преданность государству – вот те главные качества, которые всегда характеризуют солдата и матроса. Формирование характера посредством разумной подготовки и образования всегда остается первейшей и самой важной целью.

Важнейшим фактором в будущем развитии Германии будет степень, до которой народ Германии проникнется пониманием проблем, связанных с морем. Германия имеет протяженную границу на востоке, в самом центре Европы. В то же самое время она представляет собой нацию, создавшую себя промышленностью и торговлей, и тем самым неразрывно связавшую себя с миром, лежащим за пределами Европейского континента. При нынешней ситуации в мире ни один народ не может изолировать себя экономически, политически или даже в военном отношении. И менее других такое возможно для Германии – страны, экономика и промышленность которой зависят от экспорта и импорта, связи которой не ограничены ее соседями, но тянутся за океаны, судоходство и рыбная промышленность которой являются крупными отраслями ее хозяйства. Один из истоков германской трагедии состоит в том, что большая часть ее населения, в том числе самые активные его классы, не осознала этот факт в прошлом и тем самым не смогла понять особую ситуацию Германии.

Как накануне, так и в ходе Первой мировой войны наши политические и военные лидеры не смогли осознать важность военной силы морских держав, противостоящих нам, и не придали значения тем преимуществам, которые получил наш противник из обладания неограниченным господством на морских коммуникациях. Несмотря на разрушение России, величайшей сухопутной державы, противостоящей нам, мы были поставлены на колени в 1918 году путем удавки морской блокады и голодали из-за нехватки продовольствия и сырья для промышленности.

После Первой мировой войны руководство национал-социалистского государства оказалось неспособно усвоить эти совершенно ясные уроки прошлого. В разразившейся второй громадной войне, охватившей весь мир, мы, континентальная страна, располагающая лишь слабым морским вооружением, оказались неспособными прорваться сквозь кордон, который великие морские державы воздвигли вокруг нас. Громадные конвои отправились из Америки в Англию по океану, самому эффективному из всех путей сообщения, и громадный поток военных материалов стал поступать в сражающуюся Россию. По морю союзные армии достигли Северной Африки и высадились в ней, как позднее в Италии, Нормандии и, наконец, в «Крепости Европа».

Уроки, преподанные нам морскими державами в этих двух войнах, были горькими, но ясными. Я считаю, что теперь немцы могут признать это и усвоить их. В наш век воздушного сообщения, радио и телевидения, всех других средств скоростной связи, границы, отделяющие один народ от другого, в значительной степени исчезли. Если искусственно не поддерживать их, они уже не представляют существенного барьера. То, что связывает между собой страны и народы Запада, куда важнее того, что их разделяет. Даже мы начинаем отказываться от узости нашей прежней континентальной точки зрения и устремляем свои взоры за наши побережья и сухопутные границы. Теперь мы стали частью Свободного Мира, к которому мы естественным образом принадлежим, и тем самым оказались в тесном сообществе вместе с великими морскими державами. Противостояв им и будучи побеждены ими в двух войнах, мы ныне двигаемся рядом с ними к новому будущему. Морская мощь, воплощенная в атлантическом содружестве наций, в котором мы заняли свое место, обеспечит нам безопасность и, я горячо надеюсь, мир. Поколение тому назад гросс-адмирал Тирпиц впервые произнес: «Германский народ никогда не понимал моря». Ныне я надеюсь, что наш горький опыт дал нам знание, которого нам так не хватало и которое теперь станет неотъемлемой частью нашего мышления.

* * *

Оглядываясь назад, на те полтора десятилетия, в течение которых я стоял во главе флота, я испытываю глубокое и искреннее чувство благодарности ко всем тем людям, которые столь преданно и талантливо служили под моим командованием. Каждый из них отдал все свои способности делу строительства флота и его морским операциям. За то, что осталось незаконченным или было сделано недостаточно хорошо, я несу полную ответственность. Флот под моим командованием искренне приветствовал соглашение Гитлера с Англией об относительной численности двух флотов. Громадное большинство личного состава флота, приняв мои заверения, до последнего момента верило, что войне с Англией никогда не суждено случиться. Когда же эта война все-таки совершенно неожиданно для нас разразилась, флот принял в ней участие с тяжелым сердцем и без ожесточения, но с твердой решимостью приложить все усилия и сохранить преданность стране и воинскую дисциплину до конца.

Свершения, которых флот, во взаимодействии с другими видами вооруженных сил, добился во Второй мировой войне, не могут быть по достоинству оценены за столь краткий промежуток времени. Но основой их была врожденная преданность каждого немца своему отечеству, отвага, присущая ему на всем протяжении его истории. Испытание, которому подвергают человека военные времена, в корне отличаются от тех, которые выпадают ему на долю во времена мира. И то, что наши солдаты и матросы с честью вынесли все эти испытания, достойно всяческого уважения.

Величие человека не измеряется тем, пришлась ли на его долю победа или поражение, или тем, правильной или неверной оказалась военная политика государства. Когда уйдет в прошлое злоба дня, то, по моему твердому мнению, человеческое величие многих участников событий, при всей разности чинов и званий, займет свое законное место в традициях и истории народа.

Все мы пришли во флот не только из долга отечеству, но и по велению сердца. Многие наши друзья и сослуживцы пролили кровь и отдали свою жизнь за Германию, но то, за что они сражались и погибали, не исчезло и не ушло на дно вместе с их кораблями. Вечное море сомкнулось над павшими; траурные венки, которые их выжившие товарищи опустили на волны в память о них, еще плывут по водам, но через какое-то время и они исчезнут из вида. Но неподвластно стихиям и вечно наследие, которое павшие завещали будущим поколениям: братство моряков германского военно-морского флота, царившее в нем с незапамятных времен и создавшее не только мост между ветеранами и новичками, между прошлым и будущим, но и между моряками всех флотов, пенивших воды морей всего земного шара.

* * *

Эту книгу, теперь уже законченную мной, я вкладываю в руки моей жены, которая делила со мной жизнь в горе и радости, которая вместе с нашим сыном все мрачные годы неустанно сражалась за мое освобождение и которая в своей величественной скорби стояла у смертного одра и могилы нашего единственного сына. За безграничную любовь и нежность я прошу ее, моего лучшего товарища, принять идущую из самых глубин моего существа величайшую благодарность.