Игра с огнем, стр. 145

– Ты… кто? – хрипло спросил он у нее. – Ты кто такая?

Женщина тонко улыбнулась ему и, пожав плечами, облизала раздвоенным языком красивые полные губы. Дикий закричал.

– Пацаны, у него глюки поперли! Сумасшедший кретин!!

– Ты че наделал?! Да ты его порешил, дура ты тупая!! – заорал один из перепуганных парней в спортивном костюме на обмякшего вмиг любителя наркотиков.

– Никки сказал же, чтоб мы его просто избили, а не пришили! Чего делать-то? – вновь взял роль командира на себя офигевший Гера. – Так, пацаны, делаем ноги. Быстро!

– А бабло и мобила?

– Да по фигу на них! Сваливаем!

– Так, может, «скорую» ему вызвать? – спросил один из молодых людей, с ужасом и сочувствием глядя прямо в глаза Дэна, полные боли. Он не мог отвести взгляд от этих синих глаз.

– Да вы че, какую «скорую»?! Сваливаем! Все, быстро, сваливаем! Пока свидетелей и ментов нет! Саня, козел, отойди от него, сматываемся!

– Не ходи за мной, не ходи! – почти завизжал наркоман, еще больше перепугав тащивших его друзей, не забывших прихватить с собой нож и его кепку – чтобы не оставлять следов. – Не смей ходить за мной! Я тебя убью! Как его, так и тебя! Всех вас убью!

Денис закрыл глаза. Сознание, наконец, померкло.

Женщина, откинув вуаль, поцеловала его в лоб: то ли холодный, то ли горячий.

Он впервые не понял, какое созвездие увидел на небе.

Пусть пламя лучше нежит, светит, греет…

А пламя может спасти?

Маша, проснувшаяся вдруг в своей комнате, испуганно вздрогнула – ей показалось, что случилось что-то плохое. Или кошмар приснился? Она села в кровати, помахала лохматой головой и уставилась в окно – луна показалась ей какой-то особенно злой и красной, словно обрызганной кровью. Девушка с глухо бьющимся сердцем перевернулась на другой бок, подумала немного и послала зачем-то Денису сообщение:

«Смерчик, чем занимаешься? С тобой все хорошо?»

Он не ответил, и обеспокоенная Маша позвонила ему, словно кто-то нашептывал ей сделать это. Фея, сидевшая на подоконнике, облегченно вздохнула сквозь пахнущие ванилью слезы.

Она точно знала, что ваниль для Дениса – символ красного цвета.

А небо было безоблачным и звездным.