Топь, стр. 3

Егор бережно переложил Грэя в сумку. Щенок скрутился калачиком и, уткнувшись носом в лапку, притих.

- Видно досталось ему в лесу, пускай отлеживается.

- Может нам надо пойти туда, откуда он прибежал к нам? - спросил Егор.

- Не знаю, думаю, что мы так с пути собьемся, кто знает какими кругами он сюда добирался.

- Ладно, пойдем, а далеко нам еще идти, как ты думаешь?

- Не знаю, ручей все шире становится, наверно скоро к реке выйдем.

Ручей действительно становился все шире, а местность все более пологая. Макс понимал, что с наступлением темноты продвигаться в лесу станет невозможно, и единственным выходом было продолжать путь вдоль реки, подальше от густых зарослей.

Глава третья

- Егор, как ты?

- Нормально, далеко нам еще идти?

- Я не знаю, наверно скоро придем.

- Ты все время так говоришь, а у меня уже все ноги промокли. Если я заболею, мама меня ругать будет.

Почва действительно становилась все более вязкая, и местами напоминала болотную жижу. Лес стал настолько редким, что едва можно было определить его границы. Солнце клонилось к закату, и наверняка в лесной глуши уже наступила кромешная мгла.

- Устал? - Макс понимал, что ребенок еле плетется, но все же боялся потерять последние светлые минуты суток.

- Папа говорит, что я не должен жаловаться, что жалуются только девчонки.

- Разве мужчине не нужен отдых? Ведь ты не жалуешься. Папа у тебя наверно много работает?

- Да, очень много, он людям помогает.

- Наверно тоже устает?

- Устает.

- А когда устает, отдыхает?

- Да, у него очень тяжелая работа.

Максу стало так жалко этого маленького, но стойкого как оловянный солдатик малыша, что махнув рукой на солнце, он все же решил сделать привал.

- Ну, вот и мы отдохнем немного.

Подыскав место хоть немного посуше, под деревом, Макс остановился.

- Как там Грэй? - Егор заботливо заглянул в сумку.

- Жив курилка.

- А почему курилка?

- Не знаю, поговорка такая. Наверно курильщики рано умирают, а если до старости доживет, про него и говорят - «жив еще курилка».

- Мама тоже всегда папу ругает за то, что он курит. А он все равно курит. А ты почему куришь? Сам же говоришь, что курильщики рано умирают.

Макс осторожно снял сумку с шеи и достал из нее Грэя.

- Подержи-ка.

Егор бережно прижал к себе своего друга, а Макс, тем временем, сняв куртку, расстелил ее под деревом.

- Присаживайся.

Егор присел на куртку, расправив ноги в коленях и положив щенка себе на грудь. Грей ласково лизнул его.

- Грэюшка, - Егор рассмеялся, - перестань баловаться.

Услышав веселый голос хозяина, щенок еще с большей охотой лизнул его несколько раз.

- Грэй, Грэйка, хватит уже, - весело обнимал собаку малыш.

- Держи-ка, - открыв банку консервы и намазав ее на оставшиеся пару кусков хлеба, он протянул угощение мальчику.

- А тебе?

- Не волнуйся, тут и мне хватит. Ешь.

- Смотри, как он умеет, - Егор, откусив кусок хлеба, оставил кусочек снаружи, чтоб собака могла взять его зубами.

- Гвэй, Гвэйка, - с набитым ртом позвал он любимца.

Щенок поднял голову и с осторожностью взял кусочек хлеба.

- Видел? - радостно спросил Егор.

- Видел, молодец, - Макс сидел рядом, разминая затекшую шею.

Усталость давала себя знать, и он понимал, что расслабляться нельзя.

- Ну, пора собираться, пока солнце совсем не село?

- Пора, - вздохнув, согласился Егор.

- Сажай своего волкодава в сумку, - с улыбкой пошутил Макс.

Егор осторожно переложил щенка в рюкзак и со вздохом прошептал ему на ухо: «Держись Грэй».

Одев изрядно подмокшую куртку, Макс повесил свой импровизированный кенгурятник на шею и, взявшись с Егором за руки, они отправились в путь.

Солнца уже не было видно, но к счастью над лесом появилась огромная полная луна. Погода стояла ясная, безоблачная, и глаза довольно быстро привыкли к сумеркам. Вода прибывала, и уже редко попадались места, где она не переливалась бы за голенища сапог.

- Макс, я устал, я хочу домой, - силы покидали мальчика проделавшего и без того огромнейший путь.

- Ничего, ничего Егорка, держись за меня крепче, немного осталось, кажется, я видел впереди огни города.

- Ты уже говорил, что видел.

- Кажется, в этот раз я точно видел, - поддерживал, как только мог Егора Макс.

- Как там Грэй? - слабым голосом спросил Егор.

- Хорошо, брыкается немного, но ничего. Ты главное крепче за руку держись.

- Может лучше нам привязать руки? Я видел, в кино так делали, чтоб не потеряться.

- Нет, Егорушка, нельзя.

- Почему? У меня уже рука занемела.

- Если я вдруг в топь провалюсь, то и тебя за собой потяну. Понял?

- Понял.

- Ну, а раз понял, то держись крепче.

С этими словами Макс почувствовал, как ноги заскользили по дну и, не удержав равновесия, он с головой провалился под воду. Рука рефлекторно разжалась. За доли мгновения Макс нащупал под собой скользкую, но все же твердую почву и встал на ноги. Рядом, почти по шею в воде, стоял Егор, онемевший от всего произошедшего. В рюкзаке кашлял, фыркал и брыкался перепуганный Грэй.

- Стой! Егор стой не двигайся!

Егор застыл не шевелясь.

- Стой, стой мой мальчик. Все хорошо. Все хорошо, просто я поскользнулся.

Макс осторожными шагами подошел к Егору и обнял его.

- Ничего, ничего, сейчас мы выберемся отсюда. Давай-ка руку. Успокойся, тебе ведь не страшно? Папа наверняка бы не испугался. Ну, скажи что-нибудь. Смотри, вот Грэй не испугался. Ну, как ты?

- Я, я, я подумал, что ты утонул, - собравшись с силами, прошептал Егор.

- Ну, что ты, я ведь бывший моряк, я не могу утонуть. Ну-ка, посмотри на меня.

Егор поднял голову и заглянул Максу в глаза.

- Ну, вот видишь, все в порядке. Так, где мы стояли?

Егор показал рукой назад.

- Кажется там.

- Так, стой не двигайся, - Макс, придерживая мальчика за руку, начал ощупывать дно ногой.

- А может там, - Егор показал чуть левее.

Ощупывая все выступы, Макс не мог найти той возвышенности, с которой они скатились вниз.

- Да где же это место, чтоб его, - выругался Макс.

Возвышенности нигде не было. Макс понял, что видимо, всю эту дорогу они шли по подводной тропе и, теперь, потратив на ее поиски около получаса, окончательно от нее удалились.

- Ладно, не падать духом! Выбора у нас нет, или мы идем вперед и выйдем к городу, или погибнем прямо здесь. Что сказал бы твой папа?

- Он говорит, что никогда нельзя сдаваться.

- Правильно говорит! - Макс старался придать своему голосу бодрости, - так что, вперед?

- Вперед, - дрожащим от холода голосом согласился Егор.

- Ты хоть плавать умеешь? - держась за руки, они направились вперед.

- Неммного, - дрожал Егор, - я ннырять хорошо уммею.

- Ну, вот и отлично, в следующем году обязательно научишься, как дельфин плавать будешь. Папа возит тебя на море? – Макс как мог, пытался отвлечь мальчика.

- Да, даже ззимой ззаграницей были.

- Повезло тебе с родителями, они очень любят тебя, а на новый год что хочешь?

- Автомат, краской стреляет, знаешь такой?

- Знаю, в пейнтбол играть?

- Да, только ббоюсь, мама не разрешит. Она нне любит оружие.

Вода поднялась еще немного выше.

- Ну, все друг мой, дальше тебе самому не пройти, - Макс остановился и повернулся к Егору, - твой телефон еще в кармане? А ну, достань, проверь, работает?

Егор дрожащей рукой расстегнул нагрудный карман и достал телефон.

- Аккуратней, в воду не урони. Ну, работает?

- Рработает, только антенны нет.

- Вот и хорошо, ложи его обратно и залезай ко мне на плечи.

- Ты не сможешь нести нас обоих, - не по-детски серьезно произнес мальчик.