Доктор Проктор и великое ограбление, стр. 5

– Это-то я вижу, но кто там внутри?

– Если судить по солнцезащитным очкам и шапкам, то это секретная служба гвардии.

– Ага. В таком разе давай приготовим себе еще какао.

Глава 4

Булле принимает решение

– НЕТ, – СКАЗАЛ БУЛЛЕ.

– Чего нет? – поинтересовался Халлгейр, поправил шапку, отхлебнул какао и осмотрелся в кухне.

– Я не возьмусь за это дело.

– Но почему? – спросил Хельге и стер какао с усов. – Сам король просит тебя спасти Норвегию от ентого финансового краха!

– Спасибочки, я один раз уже спас Норвегию, и смотрите, что получилось.

– Но… тут украдено золото, и ты нужен людям, Булле!

– Нужен людям? – повторил Булле. – Наверное, для того, чтобы они смеялись надо мной?

– Смеялись? Это еще почему?

Булле сложил руки на груди.

– Идите домой, добрые люди. Идите и расскажите королю и другим, что, хотя они постарались нанести ущерб невероятно доброму имени и репутации Булле, он сохранил свою гордость. – Голос Булле слегка задрожал. – Скажите, что на этот раз им придется обойтись своими силами, что никакой Булле не придет их спасать, что я желаю удачи великой Норвегии и удаляюсь в лес!

С этими словами Булле встал и вышел.

Хельге и Халлгейр вопросительно посмотрели друг на друга. Потом на Петтера.

– Сдается мне, что вы этого не видели, – сказал Петтер.

– Не видели чего? – спросил Хельге.

– Это что-то секретное? – спросил Халлгейр.

– Да нет, это выложено на YouTube, – ответил Петтер.

– Мы смотрим, только если там есть что-то секретное, – сказал Халлгейр. – Эн-эр-ка-два [13] и тому подобное.

– По телику это тоже передавали, – сказал Петтер. – «Вруны Норвегии».

– А, понятно. Его сестрица тоже говорила об этой программе…

Две минуты спустя Петтер включил компьютер и поставил сюжет из YouTube. Репортер стоял на Пушечной улице перед желтым домиком, в котором несколько часов назад побывали Хельге и Халлгейр, и со смехом шептал в камеру:

– Сегодня передача «Вруны Норвегии» пришла к дому в Осло, в котором, по слухам, живет самый большой – и в то же время, очевидно, самый маленький – врун Норвегии. Мы, по своему обыкновению, будем делать вид, что мы серьезная программа и верим во все, что он говорит. Пойдемте поздороваемся с его матерью и сестрой…

Следующая сцена показала двух человек, сидящих на диване в комнате, где царил невероятный беспорядок. Это были девочка, которую Хельге и Халлгейр встретили в доме Булле, и женщина в стеганом розовом халате.

– Все началось с небольших преувеличений, – сказала женщина и печально посмотрела в камеру. – Со временем становилось все хуже и хуже. А недавно он стал утверждать, будто вместе со своими друзьями спас мир и будто он путешествовал во времени, находясь в ванне.

– А откуда у него стремление лгать, как вы думаете?

– Не от меня, во всяком случае. Это со стороны его отца. Дед написал книгу под названием «Животные, которых, на твой взгляд, лучше бы не было». В этой книге все вранье, от начала и до конца.

– От начала и до конца, – повторила девочка и скорчила язвительную гримасу.

В следующем кадре Булле стоял в зале ток-шоу с поднятыми вверх руками, готовый принимать восторженные приветствия зрителей.

– Он даже не замечает, что над ним просто издеваются, – вздохнул Петтер.

– Добро пожаловать на передачу «Вру… ммм… Норвегии»! – громко произнес журналист, ради такого случая облаченный в элегантный костюм. – Это правда, что ты путешествовал во времени и перенесся в день битвы при Ватерлоо?

– Истинная правда.

Публика в зале ответила аплодисментами, Булле повернулся к зрителям и галантно поклонился.

– Ты действительно встречался с Наполеоном?

– Конечно, – милостиво улыбнулся Булле и сложил руки вместе, соединив кончики пальцев. – Собственно, какое-то время я и был Наполеоном. Именно таким образом я воспрепятствовал началу битвы.

– Значит, ты был Наполеоном и предотвратил битву при Ватерлоо, так что она не состоялась?

– Кому-то надо было это сделать, а я случайно оказался там, – как можно более скромно сказал Булле и стал изучать свои ногти.

Восторженные приветствия зрителей. Но крупный план показал, что они чуть не падали со стульев от хохота.

– И за это мы благодарим Булле, он же Наполеон!

Аплодисменты продолжали греметь, пока миловидная помощница провожала Булле, который, уходя, улыбался и махал зрителям.

Когда Булле вышел из кадра, ведущий программы повернулся к телезрителям и прошептал:

– И это, по моему мнению, совершенно бесспорный кандидат на титул самого большого вруна Норвегии. Но теперь вы, телезрители, должны путем голосования ответить на вопрос, кто же…

Петтер выключил компьютер.

– Ничего удивительного, что он обиделся и не хочет повторения, – заметил Хельге.

– Как нам его переубедить? – спросил Халлгейр.

– Надо, понимашь, сказать о защите домашнего очага и семьи, короля и отечества.

– И норвежской денежной единицы – кроны.

– Отлично, Халлгейр! И еще можно исполнять душещипательную музыку, пока мы будем говорить все это, говорить все громче и громче, со слезой в голосе.

– Хорошо придумано, Хельге. Идем в лес и найдем нашего малыша…

Но в ту же секунду громко и жалобно проскрипели дверные петли – это кто-то рывком открыл дверь.

А в следующую секунду этот же человек с грохотом захлопнул дверь.

Перед ними с рюкзаком на спине стоял Булле.

– Мы думали, что ты, того, ушел в лес, – сказал Халлгейр.

– Я передумал, – заявил Булле.

– Скорее включай душещипательную музыку, – прошептал Хельге Петтеру. – А я тем временем начну говорить про домашний очаг и отечество…

– Если вы кончили пить какао, я готов ехать в Осло, – сказал Булле.

– Как? Я даже не дошел до слезы в голосе…

– Обойдемся без этого. Я же сказал, что передумал.

– И?..

Булле пожал плечами и поковырялся в зубах грязным ногтем.

– И, и, и. Хорошо заниматься дельтапланами и китайскими шахматами, но кража золота звучит гораздо более заманчиво. А ты, неужели ты можешь выпить столько чашек какао?

Вот так и получилось, что точно в тридцать три минуты и двадцать четыре секунды после половины седьмого по зулусскому времени над безлюдным поселком прозвучали звуки «жжик-жжик». Петтер, оставшийся на земле, стоял и махал им вслед.

Рядом с пилотом сидел Булле в наушниках, почти полностью закрывающих его маленькую рыжеволосую голову с веснушчатым курносым носом, и канючил, чтобы ему дали порулить, потому что он – вот те крест! – летал на военных самолетах в двух мировых войнах и, кроме этого, был первым пилотом моложе восемнадцати лет, который управлял беспилотной ракетой во время полета к планете Сатурн и ее окрестностям.

Глава 5

Наши друзья всё узнают про задание. Правда, не совсем ВСЁ…

КОРОЛЬ СЛЕГКА ОТТЯНУЛ ЧЕРЕСЧУР тугую орденскую ленту, откашлялся и немного отодвинул назад конторский стул из ИКЕА. Как-то раз он попробовал перенести в кабинет свой трон, но тот оказался слишком высоким и прижал его ноги к столу. Перед королем стояли единственные во всем королевстве люди, которые знали о краже золотого запаса Норвегии. Хельге и Халлгейр из секретной службы гвардии, директор Банка Норвегии Тор. А также доктор Проктор, Лисе и Булле.

– Итак, к следующему понедельнику, когда сюда явится с инспекцией Всемирный банк, золото должно быть на своем месте в хранилище Банка Норвегии, – сказал король. – Если этого не произойдет, нас ждет банкротство и мы будем жить как в восточной части Австрии. Вы этого хотите? Да или нет?

– Э… – сказала Лисе и посмотрела на доктора Проктора, у которого взлетели вверх брови, и на Булле, который, прикрыв глаз, задумчиво почесывал щеку.

Доктор Проктор и великое ограбление - _08.jpg
вернуться

13

Норвежская вещательная корпорация.