Доктор Проктор и великое ограбление, стр. 29

Так оно и было.

И пока наши друзья ели, смеялись и рассказывали свои невероятные истории, а Булле пытался выучить песню о «Тоуз», весеннее солнце медленно опускалось за покосившийся дом в самом конце Пушечной улицы.

И тут мы завершим наш очередной матч.

КОНЕЦ

В стране, расположенной по другую сторону Северного моря, в городе под названием Лондон три брата, сидя за столом, играли в покер. И мамаша только зажимала уши, когда они кричали друг на друга:

– Нет, так! Валет червей означает, что мои черви ползут-ползут и съедают твоего валета, и это значит, что я выиграл! По международным правилам!

– Но тогда я бью твоего туза, потому что моя четверка бубен бренчит, как бубен, и побеждает.

– Подставляй руки!

– Я с ума сойду, – пробурчала мамаша и пошла на кухню готовить бирмингемский пудинг.

В маленьком доме клубного комплекса Крилло позвал Смейла, чтобы тот помог ему поставить кубок в шкаф для спортивных трофеев, который простоял пустым с момента основания «Роттен Хэма» сто лет назад.

– Как странно, – простонал Крилло, когда они вдвоем еле-еле подняли кубок. – Оказывается, он очень тяжелый!

И когда солнце давно уже зашло, праздник закончился и мы тобой тоже легли спать, мужчина по фамилии Нильсен проснулся от звонка телефона, стоящего рядом с кроватью.

– Да? – зевая, сказал он.

– Это квартира ведущего телепрограммы «Вруны Норвегии»?

– Да, – ответил Нильсен и стал думать, где он слышал этот голос раньше.

– У меня анонимный звонок. Помните парня по имени Булле, который участвовал в вашей программе?

– Того, что был Наполеоном и спас мир от нашествия лунных существ? – засмеялся Нильсен. – Его нелегко забыть.

– Я знаю, – сказал голос. – Но я хотел сообщить суперсекретную информацию: это и есть Уннар Гуннар Сол Шерл.

– Тот, который забил гол «Челчестеру» в финале и после этого пропал?

– Да, у него обнаружились более важные дела, не позволившие ему остаться в Англии, чтобы купаться в лучах славы, становиться богатым и знаменитым и убегать от английских девушек, мечтающих расцеловать его. Но вам должно быть интересно, что фигура Булле, то есть Шерла, будет выставлена в Музее восковых фигур мадам Турет.

– Это невероятно! – сказал Нильсен и подумал, что голос ему очень хорошо знаком.

– Вы можете сказать в вашей дурацкой программе, что человек по имени Булле не врет. Спокойной ночи!

– Я понял. А сейчас я, случайно, не с самим ли Булле разговариваю?

Но его собеседник уже бросил трубку.