Доктор Проктор и великое ограбление, стр. 16

Это было удостоверение с фотографией Джекила. Рядом с фото значилось его имя, а сверху большими буквами: «СЕКВСС».

– Мы сотрудники Собственной ее королевского величества секретной службы, – пояснил Хайд. – Мы разговаривали с нашими коллегами в Норвегии Хельге и Халлгейром. Вместе с ними мы следим за всем, что вы делали с момента приземления в Лондоне.

– Вот как, – с облегчением сказал Булле.

– Да, – кивнул Джекил. – Но почему ты идешь в эту сторону? Гостиница совсем в другом месте.

Доктор Проктор и великое ограбление - _25.jpg

– А, вы об этом, – сказал Булле и сунул сигару в зубы. – Просто хочу прогуляться перед сном, чтобы прочистить мозги. – Он постучал пальцем по лбу. – И так как здесь всего очень много, то прогулка должна быть особо длительной.

– Может быть, нам пройти в гостиницу и поговорить о наших делах? – предложил Джекил.

– Прекрасно, – сказал Булле.

Несколько секунд они стояли и переглядывались.

– Идите вперед, – наконец сказал Булле.

И они так и поступили.

Проктор и Лисе открыли дверь, и Булле представил их британским агентам.

– Пожалуйста, забудьте наши имена, – сказал Джекил и снял плащ. – Называйте нас агентом номер один и агентом номер два.

– А ноль-ноль перед номером? – спросила Лисе.

– Ноль-ноль? – изумился Хайд и поправил галстук-бабочку. – Что это значит?

– Ничего, – сказала Лисе. – Вы только что со свадьбы?

– Почему ты так решила?

– Вы… в смокингах.

Оба непонимающе посмотрели на нее.

– Давайте приступим, – сказал Хайд. – Так что же происходит?

Они сели и рассказали обо всем. Лисе рассказала о деньгах, которые Булле достал из коробки с игрой «Монополия» и положил в детскую коляску, о переодевании и фальшивом ограблении в парке. Булле рассказал о побеге, вкладе в банк и сверхнадежном банковском хранилище, в котором, судя по словам братьев Хруст, хранятся золото и алмаз.

– Гм, – сказал Джекил, выслушав описание хранилища, и подергал себя за торчащий вверх ус. – В Лондоне и даже во всем мире есть только одно хранилище с инфракрасными и ультражелтыми лучами и датчиками движения. Это хранилище «Банка Самых Богатых».

– Где оно? – спросил Проктор.

– Да не так чтобы далеко, – ответил Хайд.

– А если точнее, то туточки, – сказал Джекил.

Он подошел к окну и стал показывать.

Остальные подбежали к нему. Туман исчез загадочным образом, типичным для Англии, и Лондон предстал перед ними во всей красе, мерцая в темноте.

– Это? – спросил Булле.

– Это, – кивнул Джекил.

– Значит, Биг-Бен? – спросила Лисе.

– Сам банк расположен в здании Парламента, под башней, – сказал Хайд. – Те, кто правил страной, раньше заседали в этом здании, но оно было куплено, и теперь это частный банк.

– Кто-то купил Парламент? – поразился Проктор. – Кто же?

– А как вы думаете? – сказал Хайд. – Только один человек, понимашь, может оплатить ИМЕННО то, что ему надо.

– Рублёв, – выпалила Лисе. – Максимус Рублёв.

– Не в бровь, а в глаз, – сказал Джекил.

– Но… почему Рублёв согласился хранить украденное золото? – спросил Проктор. – Ведь на золоте есть надпись «Банк Норвегии».

– Элементарно, доктор Проктор, – ответила Лисе. – Очевидно, что Максимус Рублёв стоит за всеми этими грабежами. На него-то и работают братья Хруст.

– Но… зачем ему, такому богатому, нужны эти деньги?

– Тоже элементарно, – сказала Лисе и посмотрела на остальных, которые стояли вокруг нее, почесывая в затылке. – Ну же, пошевелите мозгами!

– Ну конечно! – хлопнул себя по лбу доктор Проктор.

– Что? – закричал Булле и стал нетерпеливо подпрыгивать. – Что, что, что?

– Она хочет сказать, что ему нужны деньги на покупку футболиста, купить которого не способен никто, – ответил Проктор.

– Ибранальдовеса, – уточнила Лисе.

На несколько секунд наступила тишина, все переваривали услышанное.

– Ладно, – сказал Булле. – В любом случае мы нашли золотой запас. Теперь ваша секретная служба может арестовать Рублёва, изъять слиток Банка Норвегии и отдать его нам.

Джек Джекил почмокал, покачивая головой. Риппер Хайд покачал головой, причмокивая.

– Мы не можем арестовать такого видного человека, как Рублёв, без веских доказательств, – сказал Джекил.

– Иначе он купит Букингемский дворец, выгонит оттуда королеву и всю Собственную ее королевского величества секретную службу, – сказал Хайд.

– И уж тогда у нас, понимашь, не будет ни королевы, ни работы, – сказал Джекил.

– Вот почему мы не можем прийти вам на помощь, – сказал Хайд.

– Скорее наоборот, – сказал Джекил и переглянулся с Хайдом. – Если бы вам втемяшилось устроить ограбление «Банка Самых Богатых», чтобы захватить этот золотой слиток, то нам пришлось бы арестовать вас.

– Да мы и не думали… – начал было Проктор, но его остановил визгливый выкрик Хайда:

– Поэтому мы уходим до того, как кто-нибудь из вас предложит что-нибудь подобное!

– Но вот если бы вы нашли украденное в хранилище Рублёва, – продолжил Джекил, – то мы были бы, само собой, жутко рады. Потому как тогда у нас были бы доказательства и мы посадили бы Рублёва в тюрягу.

– Прежде чем он успеет купить Букингемский дворец, – закончил Хайд и надел плащ, из кармана которого тут же выскользнул листок бумаги и упал на пол рядом с доктором Проктором.

– Да, – сказал Джекил. – И надо же такому случиться, что мы захватили с собой план хранилища банка, а он вдруг возьми да и вывались из кармана. Странное совпадение, ведь кто-то может подумать, что мы подозреваем Рублёва в том ограблении.

– Желаем вам приятно провести вечер, – попрощался Джекил.

– И что все это значит? – спросил Булле, когда они ушли.

– Неужели ты не понял? – удивилась Лисе. – Они хотят, чтобы мы проникли в хранилище и раздобыли для них доказательства вины Рублёва.

– Но я боюсь, что как раз это, – сказал Проктор, который успел развернуть план и начал его рассматривать, – может быть очень, очень трудно.

– Насколько трудно? – спросила Лисе, наморщив лоб.

– Почти невозможно, – ответил профессор печальным голосом.

– Красота! – воскликнул Булле. – Приступаем!

Глава 13

План, успех которого ГАРАНТИРОВАН. На все сто

ЛУНА СМОТРЕЛА НА ЛОНДОН сверху, когда Биг-Бен пробил три раза. А так как часовщик Эдуард Джон Дент, сделавший эти часы в 1853 году, был прекрасным мастером, это означало, что сейчас три часа ночи. Лондон спал, но в гостиничном номере наших трех друзей жизнь била ключом.

– Ну, что еще ты видишь? – спросил доктор Проктор, изучая план, полученный от Хайда и Джекила.

– Везде охранники, – сказала Лисе. Она сидела на подоконнике с биноклем в руках. – Они стоят вокруг здания Парламента и у входа в башню Биг-Бен. А еще я видела, как они спускались в люк канализации и выходили оттуда. На шее у них были стетоскопы.

– Что такое стетоскоп? – спросил Булле, который вскочил на стул рядом с профессором и тоже стал изучать план.

– Это такая штука, которую врачи прикладывают к твоей груди, когда хотят узнать, правильно ли бьется твое сердце. Но охранники используют стетоскопы, чтобы узнать, не пытается ли кто-нибудь проникнуть в хранилище через канализацию.

– Верно, – сказала Лисе и направила бинокль в небо. – А если кто-то захочет проникнуть туда сверху, на этот случай у них куча прожекторов для освещения пространства над крышами.

– Итак, – устало сказал доктор Проктор и постучал пальцем по плану, чтобы Булле понял, насколько невыполнима эта задача. – Даже если мы пройдем через все три запертые бронированные двери, нас поджидает ловушка с лазерными лучами, которые пересекают все помещение, образуя невидимую сеть для поимки грабителей. Если задеть хотя бы один луч, завоет сирена.