Тату, стр. 20

— Никогда не думал, что тебя из центра Москвы на природу потянет, — Леша с сомнением смотрит на жену.

— Ну так пока детей не было и не тянуло, а сейчас уже о малышах больше думать нужно.

— Согласен, обсужу с председателем на днях, — закрывает Леша тему и принимается за еду.

— Девушка должна быть стройной, — немного шепелявит Мирон и накладывает Леточке овощи на тарелку, — мама так говолит.

Рита и Софья прыскаюсь от смеха. А Лета, похоже, не согласная с такой постановкой вопроса, накладывает себе еще котлету и сосиски.

Вечер за городом проходит мирно и весело, дети съезжают с деревянной горки, катаются на качелях и вазюкаются в песочнице.

Мы с Софьей покачиваемся на больших подвесных качелях обнявшись, лениво наблюдаем на ними.

— Может, еще одного заведем? — спрашиваю, потому что не могу удержаться. Так на самом деле хочется доченьку. Мирон уже подрос и опять захотелось понянчиться.

— Рада, что ты завел этот разговор, — Софья достала из кармана маленький продолговатый предмет, с которым я уже хорошо знаком, — пять недель, товарищ Кирилл, так что готовьтесь. На роды опять пойдем вместе.

Сглатываю, потому что вспоминаю, как в прошлый раз хорошенько огребал все двенадцать часов, пока длились схватки. Еще не известно, кому из нас было тяжелее. Я свято верю, что мне.

— И пуповину перережу, думаю, в этот раз обойдется без обморока, я уже воробей стреляный, — вспоминаю мельком свое прошлое фиаско.

— Аха, как же, — усмехается Софья и кладет голову мне на плечо.

— Я тебя люблю, — целую жену висок и плотнее прижимаю к себе.

Вот теперь моя жизнь стала идеальной.