Очкарик 4, стр. 1


* * *

Глава 1

Откуда взялся этот коротконогий, Ло в первый момент даже не заметила: происходящее было слишком нереальным и в него просто не хотелось верить.

Именно сейчас она теряла Тангреда, а обступившая её с боков стража и предусмотрительно изъятое оружие это вполне гарантировали.

Когда родня и кредиторы долбаного соседа подключили все связи, она хотела укусить собственные локти, но было поздно: дело стало резонансным и повлиять на приговор не мог никто.

Вернее, герцог предлагал вариант. Указывая взглядом на её декольте, пожирая масляным взглядом, делая сальные намёки.

По большому счёту, в силу происхождения, ей бы даже ничего не стоило удовлетворить человечка разок-другой. Дроу — не иные расы, интимный контакт — как обед.

Ну съел на ужин что-нибудь не то — завтра всё равно забудешь. Жизнь на этом не заканчивается.

Всё так, если бы не Тангред.

Скрывать от него подобное (она с ужасом обнаружила это только сейчас) было бы выше её сил. А переспи она с кем угодно, муж этого бы не понял. И не принял.

До сего момента ей казалось, что происходящее — плохой спектакль. Ну не может это всё происходить наяву! Бред!

Вот-вот пелена с глаз спадёт и кошмар окончится…

Церемониймейстер зачитал бумагу, содержание которой она пропустила мимо ушей.

Герцог, демонстративно игнорируя её, внимательно наблюдал за происходящим на помосте.

Представленные к ней охранники хотя и были знакомы лично, но к делу отнеслись вполне серьёзно: «Не дури. А то всем же хуже будет!».

Личное оружие, включая цепи скрытого ношения и малые клинки, у неё изъяли прямо здесь и, увязав в свёрток, опечатали герцогской печатью: «Через час вернём».

Свёрток лежал справа и сзади, в пяти шагах.

В спину и бока, гарантируя лояльность дроу и просто на всякий случай, предусмотрительно упирались клинки некоторых учеников и коллег в одном лице.

Второго гнома на площади она увидела в момент, когда тот коротко и жестоко зарядил в живот вначале Ри, потом Као.

Самое смешное, что кроме неё этого никто не заметил: толпа, не отрываясь, наблюдала за выражением лица Тангреда.

Приёмные дочери, Жао и Хиё, по приказу герцога тоже находились рядом: обняв с двух сторон новую мать, они прижимались щеками к её бокам и время от времени вздрагивали, молча глотая слёзы.

Когда бывшие члены её бывшей звезды безмолвно скорчились от стенобитных ударов второго коротышки, Ло показалось, что вокруг закончился воздух: происходящее было непонятным, а собственное сердце словно пропустило один удар.

— ИМЕНЕМ ПОДГОРНОГО КОРОЛЯ! — заорал неизвестный гном, смешно подпрыгивая и переваливаясь брюхом на помост.

Впрочем, уже в следующий момент всем стало не до смеха.

Палач оказался не только экзекутором, а и отставным воякой по совместительству. Судя по тому, как он всё понял без разговоров и атаковал бойкого коротышку, насчёт её супруга имелись весьма определённые указания со стороны владельца местного престола.

Профессиональная память тёмной услужливо напомнила: долбаный герцог разочарованно и многозначительно покивал головой в ответ на её замечание «Я не смогу спать с вами при живом муже».

— Вот же тварь! — до Ло только сейчас дошли все нестыковки, о которых настойчиво намекали последнюю неделю все знакомые.

Она рефлекторно прижала к себе детей и, усилием воли успокоившись, скользнула взглядом по герцогу.

Тот сидел, словно проглотив меч, и по-прежнему демонстративно пялился на помост.

— Вот же тварь… Падайте на пол по команде, — сухо уронила она малявкам, изо всех сил сдерживая ураган собственных эмоций.

— Хорошо, — коротко кивнула Хиё.

— Поняла, — покладисто шмыгнула носом Жао.

— Затем очень быстро катитесь отсюда вниз, на площадь, — продолжила дроу.

— Что потом? — девчонки с разных сторон требовательно дёрнули её за рукава.

— Сориентируемся по ходу событий.

Неизвестный соплеменник Тангреда тем временем достаточно профессионально избавился от палача на помосте: в одно движении ушёл от удара, потом без затей спихнул экзекутора вниз. Ударом лба в лицо.

— Zwergland über alles! — прозвучал такой знакомый клич, которому при других обстоятельствах можно было бы даже обрадоваться.

Если бы он исходил не от единственного представителя подгорного народа в окружении толпы чужаков.

Муж что-то сказал сородичу, но отсюда было не слышно.

Стража вокруг помоста наконец протёрла мозги и ринулась в направлении нарушителя спокойствия.

— Люди! — с ненавистью выплюнула Ло.

Вместо того, чтобы взлететь в прыжке и атаковать с разных сторон, хуманы выстроились в колонну по одному и направились вверх по единственной лестнице.

— Это была команда?! — косички Хиё дёрнулись вверх-вниз.

— НЕТ ЕЩЁ…! Три, два… СЕЙЧАС!

Малявки дисциплинированно рухнули на доски пола и стремительными червяками рванули в направлении спуска на площадь. Слава богу, в герцогской ложе из-за суматохи внимания на это никто не обратил.

Ло мысленно поблагодарила саму себя за белую одежду, надетую сегодня. В следующее мгновение она толчком подалась назад, надевая своё тело на три клинка, упиравшихся в спину.

Боль тут же резанула безжалостно и до слёз.

Ло выждала четверть удара сердца, давая собственной крови возможность окрасить белую рубаху в бордовое. Параллельно она просто физически почувствовала, как удивлённо распахиваются за спиной глаза то ли коллег, то ли бывших учеников.

Лезвия вошли неглубоко, на какую-то четверть пальца. Жизни, по большому счёту, ничего не угрожало, но проклятая эльфийская чувствительность сейчас работала против тёмной.

— Ай! За что! — вскрикнула дроу что было сил, перекрывая громкостью даже шум на площади. — Я же ничего не сделала!

Растерянные глаза охранников, ошарашенный герцог и удивлённые зеваки словно бальзамом растеклись по её душе.

— КТО ПОСМЕЛ?! — герцог, выдавая себя с головой, майской осой слетел с трона и подскочил к конвою.

— Это не мы…!

— Я нечаянно…!

— Это случайность…!

Заикающиеся стражники только подлили масла в огонь неразберихи.

— Врач… Мне нужен врач… Умоляю… — Ло, картинно уронив голову на грудь, нетвёрдыми шагами направилась вниз по лестнице.

Самое смешное, что герцог за ней при подобном скоплении народа последовать не мог — нюансы именно этого города и «хорошего» жителей к монарху отношения.