Хранительница, стр. 9

Я, не знаю всего и понятия не имею, что Глеб им сделал (или не сделал, кто их разберёт), но это не значит, что они могут прейти сюда и что–то от меня требовать!

И вообще они чуть не убили человека… ну, или не совсем человека (Это с какой стороны посмотреть.) В любом случае, я едва выходила бедного волка, даже пострадала от его лап! Между прочим он ещё не извинился! А теперь, после всего пережитого, я должна по первому требованию его отдать?! Ага, с–сщаз–з–з! Тем более, меня ждёт очень увлекательный рассказ, который я ни на что не променяю.

– С чего это вдруг? – скрестила руки на груди и спросила у того кто, по–видимому являлся главным.

– Слушай, девочка, – произнёс он. – Ты молодая, красивая, у тебя ещё вся жизнь впереди, лучше не связывайся с нами, – проговорил он, и глаза мужчины заблестели, не предвещая мне ничего хорошего.

Отчего–то меня не испугал ни его взгляд, ни угроза просквозившая в голосе. Вероятно, всё дело в том, что я ещё не отошла от шока, после того как у меня на глазах парень превратился в волка. Не знаю, что именно было тому причиной, но я была рада, что злость из-за происходящего отодвинула все страхи на задний план.

– Вы только что вздумали мне угрожать? – шипящим голосом, который сама не ожидала от себя услышать, поинтересовалась у мужчины.

– Девочка! – Он повысил голос, в котором послышалось рычание. – Я настаиваю, чтобы ты отдала мне члена стаи! Его семья требует возмездия, и я не позволю какой–то пигалице встать на пути справедливости! – злобно прорычал он и сделал несколько шагов по направлению ко мне.

– Меня зовут Карина! – сказала я громко и чётко. – Ни девочка, ни пигалица, а Карина! – повторила своё имя, выделяя каждое слово, чувствуя нарастающую внутри злость.

В груди клокотала ярость, на то, что они пришли сюда и смеют угрожать мне.

– Это моя земля! И это вы пришли сюда без моего на то разрешения, а потому не вправе что–либо требовать! – Каждое слово я произносила со змеиным шипением выплёскивая весь негатив.

И я ощутила, как из меня, что–то вытекает – нечто невиданное и непонятное, но такое тёплое, кажущееся родным. Оно скапливалось у меня под ногами словно туман, медленно растекаясь. Словно невидимые щупальца, оно кружило вокруг меня, ощупывало, изучало, запоминало и в то же время оберегало.

Всё закончилось так же быстро, как и началось, стоило мне заметить какое–то движение со стороны гостей. Мотнув головой стараясь прогнать остатки нереальности, я внимательно посмотрела на тех, кто стоял напротив меня.

Они стояли немного дальше чем ранее, склонив головы, а тот, что был у них за главного, сверлил меня гневным взглядом и к чему–то принюхивался. Не знаю, что именно он унюхал, но это его явно взволновало!

Недолго думая, я решила тоже принюхаться… вокруг пахло лесом, свежим срубом от дома, и ещё чем–то таким неприятным… мокрой псиной!

«Но откуда здесь собаки? – подумала, я нахмурившись. – Единственный кто был здесь четвероногий, – это Глеб. Тогда что это за запах? – недоумевала я и вновь посмотрела на мужчин, которых осталось четверо, а рядом с ними стояли два белых волка.

«Я была права: они такие же, как и Глеб», – успела подумать, прежде чем волки, скалясь и рыча, кинулись на меня.

Глава 5

Как бы грозно это не выглядело со стороны, я не испугалась. Хотя, наверное, стоило, но вместо этого во мне проснулась неистовая ярость на всех четвероногих. Раньше я никогда такого не испытывала и даже не представляла, что способна на подобное.

По сравнению с тем, что творилось со мной пару минут назад, это было чем–то другим… пугающим. Ели тогда меня разозлило то, как со мной обращаются, будто с глупой городской курицей, то сейчас… Эта ярость… она, казалось, выжигала меня изнутри.

Меня взбесил тот факт, что каждый из этих гадов пытается меня сожрать! Вчера один чуть не загрыз, сегодня эти вот, а завтра, что, медведь в гости придет, чтобы мной отобедать?

В груди кипело бешенство, и очень сильно хотелось его на кого–нибудь выплеснуть, чтобы не только одной мне было плохо! Правда, я понятия не имею, как это сделать, не с кулаками же мне на них кидаться, в самом деле!

От бессилия я решила выказать своё недовольство: тем, кто стоял напротив, и тем, кто укрывался за дверью.

– Как же вы меня достали! – зло воскликнула я, сжимая кулаки. От этого заявления даже волки замерли. – Сначала хотела помочь одному, думала, спасаю бедное животное, а он в благодарность чуть не разодрал меня. Потом выяснилось, что он и не волк вовсе, а фиг его знает кто. Теперь вы! – сказала и ткнула пальцем на волков. – Пришли сюда, что–то требуете, ещё и рычите! – С каждым произнесенным словом я всё сильнее повышала голос. – Идите туда, откуда пришли, и командуйте, рычите, да хоть войте там! Здесь вы нежеланные гости!

Посмотрев на присутствующих, я успела подумать, что меня сейчас разорвут: ведь именно это читалось во взглядах волков, тут же ринувшихся на меня.

Им оставалось совсем чуть–чуть, и в тот момент, когда пасть зверя готова была вонзиться мне в горло, на поляне раздался гневный рык, и пасть захлопнулась прямо перед моим лицом.

Я в полной мере ощутила на себе фразу «сердце ушло в пятки». Именно это сейчас чувствовала я, глядя на огромного зверя, который продолжал стоять напротив, рыча и скалясь, готовый в любую секунду продолжить начатое.

Недовольное рычание вновь пронеслось над поляной, и, противно поскуливая, волки вернулись к товарищам, а я смогла выдохнуть.

– А ты смелая! – усмехнувшись, проговорил главный. – Гораздо смелей предыдущей, да и потенциал у тебя сильный, только, по–видимому, тебе Карина, ещё никто не объяснил правил нашего мира. Ничего, мы народ терпеливый, подождём,– проговорил он, делая акцент на имени, а потом, оскалившись продолжил: – Будет даже забавно посмотреть, что из тебя выйдет. – Произнеся всё это, мужчина неторопливо скрылся в лесу, вслед за ним скрылись и остальные.

Я ничего не поняла из сказанного мужчиной, но одно осознала точно: нужно сваливать отсюда как можно скорее. И плевать мне хотелось на такое наследство!

В дом я не вошла, а влетела. Проскочив мимо Глеба, сразу же направилась наверх, намереваясь собрать вещи и отправиться в деревню, надеясь что там будет связь.

– Позвоню Андрею, пусть приедет и заберёт. Хватит с меня всех этих превращений! – бурчала я, поднимаясь по лестнице. – Да никакой рассказ о странных зверях–людях не стоит моей жизни!

Пока кипела от возмущения и стремительно собирала разбросанные вещи закидывая их в сумку, настолько погрузилась в себя, что ничего не слышала и не видела. Хотя в этом месте это делать было непростительно…

– Что ты делаешь? – недоумённо поинтересовался Глеб.

Вздрогнув от неожиданности я резко развернувшись к нему. Глеб стоял в дверях и хмуро смотрел на меня.

«Так и заикой можно остаться!» – раздражённо подумала, после чего язвительно ответила парню: – А разве не видно? Собираюсь свалить отсюда, и чем быстрее, тем лучше!