Хранительница, стр. 79

– Ближе к делу. –сказала раздраженно скривившись понимая что повторяюсь. – Что именно ты хочешь? И учти, возвращаться обратно я не собираюсь!

– Нет, что ты, от тебя почти ничего не требуется. – произнёс он. – Просто… – дед замолчал ненадолго вынуждая посмотреть на него. – Ты же знаешь, что оборотень не может прожить без пары.

– Да. – настороженно ответила, чувствуя какой–то подвох.

– Я бы и не подумал просить тебя об этом, но ситуация обязывает. – произнес он и повернувшись к автомобилю кивнул.

Тут же двери авто распахнулись и вопреки моим ожиданиям из неё выбрался не Глеб а несколько рослых парней. Но не успела я хоть как–то отреагировать на их появление, как парни тут же вытащили из машины ещё одного пассажира. И им оказался Глеб.

Мне хватило всего одного беглого взгляда, чтобы вздрогнуть от увиденного. Если при первой встрече я посчитала Глеба худощавом то сейчас… в голове не было не одного слова чтобы описать его состояния. Казалось, что с последней нашей встречи прошло лет шесть за которые он высох до состояния мумии. Когда–то белые волосы, что находились в вечном творческом беспорядке свисали безжизненными сосульками, и без того бледная кожа напоминала пергамент сквозь который проглядывали синие завитки вен, одежда на нём весела словно на вешалке.

Очень уж захотелось ляпнуть, что в гроб краше кладут, но успела вовремя захлопнуть рот.

– Если бы он не являлся последним из своего рода, я бы не за что не потревожил тебя. Понимаю, что своими желаниями и поступками мы испортили тебе жизнь, но я прошу, не дай погибнуть его роду.

– И чего ты хочешь, чтобы я против своей воли, несмотря на всю ненависть, стала его парой? – хмыкнув язвительно, поинтересовалась у деда, заметив, как объект нашей беседы приподнял голову и сквозь сосульки прядей, посмотрел на меня.

Вздрогнув от его взгляда я отвернулась. Было что–то в нём не так. В его взгляде не было ненависти или гордости, там даже не было того превосходства что видела ранее, там была пустота и неимоверная усталость. Одним лишь своим взглядом он сказал мне, чтобы не вздумала этого делать. Я поняла, что Глеб готов умереть, но ему не дают этого сделать. Как когда–то не дала умереть я.

– Зачем же?! – удивился он. – Просто дай ему некоторое время побыть рядом, чтобы его волк почувствовал твою волчицу. Как только он оправится то сможет вновь продолжить искать истинную. Только тогда Глеб сможет выжить.

– То есть? – непонимающе спросила, посмотрев на родственника.

– Понимаешь, пара это то чувство что люди называют влюблённостью. А истинный… Вот скажи, что ты чувствовала, находясь с Максом? – спросил неожиданно дед.

– Я чувствовала счастье, безграничную любовь. Мне хотелось летать, петь и танцевать. – проговорила, печально улыбнувшись. – Но это продлилось не долго. – тут же отсекла я плохие воспоминания.

– А что ты чувствовала, находясь рядом с Глебом?

– Ну–у–у… – задумалась я. – Сначала раздражение и возможно ненависть. Было время, когда я думала что люблю его. Но потом он стал убиваться ради девушки, которая должна была защищать, но вместо этого предала, тогда я злилась. Злость скапливалась, перемешивалась с раздражением и обидой тогда я стада ненавидеть. – честно призналась.

– В этом и отличается истинная пара и то что происходит между тобой и Глебом. – произнёс дед. – Чтобы выжить, ему нужна волчица, то есть ты, или же истинная, чтобы перебить эти чувства.

– Я ничего не поняла, но…

– Скажи, что ты чувствуешь сейчас глядя на него? – спросил дед, перебив меня не позволяя развить мысль дальше.

– Кроме жалости? – честно спросила у него. – Ничего!

– Но ведь жалость тоже чувство? – в ответ спросил он.

На что я хмыкнула и вновь посмотрела на Глеба, который сейчас находился в полу сознательном состоянии и если бы его не поддерживали под руки парни, то вероятнее всего он бы валялся на земле.

– Хорошо. – задумчиво проговорила я. – Мне как раз не повредит завести домашнего питомца. – бросила лениво, на что дед хмыкнул.

– Но у меня есть условие!

– Конечно. – согласился дед и в его глазах появился блеск.

– Не ты, никто либо из Ликонтропов не приблизится к нам ближе чем километр. – произнесла я.

– Хорошо.

– И это не просьба! – осадила его. – Я буду уничтожать каждого, кто попытается приблизиться ко мне или моему ребёнку!

Я не видела, но почувствовала, как сила внутри довольно колыхнулась и как загорелись глаза яркой зеленью.

После моих слов дед немного опустил голову и склонил её набок, согласно кивнув. Он признал во мне хранительницу и не вправе оспаривать моё желание.

– Чувствую что твоя дочь будет сильной хранительницей, гораздо сильнее тебя.

Я ничего на это не ответила, лишь загадочно улыбнулась.

Никому до поры до времени не будет известно что впервые за всю историю Ликантропов у хранительницы родится замечательный мальчик. Оборотень одарённый силой. Я назову его Максимилиан в честь отца и любимого мужа

Но как только об этом узнают, на нас объявят охоту.