Хранительница, стр. 75

Я кричала и вскочив хотела броситься на поиски Макса, но меня перехватили сжимая в стальные объятья. Продолжая кричать я стала вырываться но, сколько бы не пыталась ничего не выходило. Казалось, что весь мир перевернулся или я сошла сума. Ведь никто не понимал что мне больно, что он нужен мне сейчас, навсегда…

Я слышала словно через толщу воды, как все громче и жалостливее скулят волки, как их протяжённый вой обрывался в вечном молчании. Слышала, понимала что они гибнут, что становлюсь убийцей, но ничего не могла с этим поделать. Мне было больно…

В какой–то миг я услышала негромкое слово «прости», сказанное Глебом, затем ощутила резкую боль в области затылка, после чего наступила темнота и долгожданный покой.

Сознание прояснялось медленно словно нехотя, а вместе с ним болезненно всплывали последние воспоминания, от которых хотелось выть и лесть на стену. От тех картинок что всплывали в памяти не хотелось открывать глаза, не хотелось никого видеть, не хотелось дышать, жить. Хотелось лишь одного, уйти вслед за ним…

Вот только злое бурчание и чей–то недовольный голос возражающий ему, не позволяли мне в одиночестве пережить горе.

– Ей нужно время! – говорил негромко хриплый, смутно знакомый голос. – Сейчас ей не до вас…

– Я знаю, но мне нужно…

– Нет! – перебил его всё тот же голос, начиная приходить в ярость. – Я сказал ей нужно время, оставьте её в покое!

«Михалыч?!» – мелькнула в сознание мысль.

– Она уже три дня такая, ей нужно поесть! – стоял на своём недовольный голос.

Я так и не смогла понять кому он принадлежит, хотя, не очень то и хотелось думать об этом. Впрочем, мне не хотелось думать вообще.

– Обязательно. – согласился с ним старик. – А теперь, пошёл вон.

Через мгновение в комнате раздался звук, закрывающийся двери и наконец, наступила долгожданная тишина. Правда я чувствовала, что осталась не одна, поэтому прошептала…

– Спасибо.

– Не благодари. – бросил раздражённо старик. – Это нам нужно тебя благодарить, но не сейчас… позже. Не беспокойся, больше тебя никто не побеспокоит. – произнёс он, а после я вновь услышала, как хлопнула входная дверь.

Наконец оставшись одна, я больше не сдерживала слёз разрыдалась, переживая горе утраты. Жалея и оплакивая любимого, ненавидя оборотней и проклиная человека отнявшего у меня счастья, обвиняя себя в смерти Макса.

Как и обещал Михалыч, меня больше никто не тревожил, включая и его самого. Сколько прошло времени, пока находилась в полусознательном состоянии, не могла осмыслить. Я запуталась во времени, не понимала где заканчивается ночь и начинается день. Игнорируя еду и питьё что появлялась через равные промежутки времени.

Я погрузилась в пучину боли и отчаянья, не желая продолжать жить. Пока мне не приснился сон. Точнее оно показало мне будущее,… в котором я не одна.

Глава 40

Впервые за столь долгое время, открыв глаза я улыбнулась. И пусть это улыбка едва коснулась моих губ, я знала что всё будет иначе. Ведь теперь мне есть ради чего жить.

После того как мне приоткрылась тайна будущего, боль немного утихла позволяя вздохнуть свободнее. Я знаю, что ничего не изменилось и Макса не вернуть, но так же я знала, что оставаться здесь больше нельзя. Поэтому мне хотелось как можно быстрее покинуть это место. Вот только это было не так–то просто сделать…

Я не могла понять сколько времени провела в своём закрытом мирку страданий, но знала что сил встать и уйти у меня просто–напросто нет. Это время прошло мимо меня, я не хотела даже смотреть на еду. И сейчас смотря на поднос с едой, и не имея сил дотянуться до него, жалела об этом. И пусть аппетит не появился, я понимала чтобы подняться мне нужны силы, а для этого нужно есть.

Несколько дней я только и могла что есть и спать набираясь сил. Кушала всё что приносили молчаливые девушки. Сначала понемногу, а после уже не могла остановиться. Потом начала потихоньку передвигаться, но пока могла осилить только комнату и ванну.

Я видела, что взгляд у девушек становился с каждым разом всё довольнее и довольнее, словно они только и ждали когда приду в себя. И каждый раз, смотря на их довольные выражения лиц, хотелось сказать, что они рано радуются, но в последний момент сдерживала этот порыв.

Так прошёл день, за ним другой, и через неделю я чувствовала себя более уверенней для того чтобы спуститься. Мне нужно было найти Михалыча, поскольку он мне кое–что задолжал.

Аккуратно наступая на следующую ступеньку, я будто пыталась остаться незамеченной. Не очень то хотелось на кого–нибудь наткнуться. Хотя это даже выглядело странным. Ведь в доме, где полным полно хищных существ, не случиться этому было просто не реальным.

Так и случилось, первым кто попался мне на пути, был Егор. Он улыбнулся при виде меня. Я склонив голову набок, стала внимательно рассматривать его.

На когда–то красивом личике красовались свежие шрамы от когтей. Они расчерчивали лицо парня пополам, словно деля на до и после. Под пристальным взглядом Егор повернул голову в сторону, демонстрируя мне здоровую часть лица.

– Зато живой… – бросил он, скрываясь с моих глаз.

– Н–да… – протянула задумчиво.

Я подумала о том, что лучше было бы, если на месте Егора оказался Макс. И пусть на лице любимого были бы эти ужасные шрамы, главное для меня чтобы он был живой. Прогоняя ненужные мысли прочь не желая возвратиться в пучину боли и одиночества, я продолжила спускаться.

Стоило оказаться внизу, я ощутила что меня словно магнитом тянет к входной двери. Не зная до конца, что именно это – интуиция или вновь происки силы, подошла и распахнула её.

В дверях стоял молодой мужчина. Высокий, в темной куртке пуховике, шапке натянутой до бровей, штанах расцветке хаки и в армейских ботинках. Окинув его внимательным взглядом, подмечая некую неряшливость, я поняла что передо мной человек.

Раньше я бы и не увидела этого отличия, но сейчас… в оборотнях всё–таки было что–то необычное… и это не фигура и надменность, скорее плавность в движениях, хищней взгляд.

Встретившись со мной взглядом, мужчина едва заметно улыбнулся и проговорил.

– Вы Карина?! Я Влад, меня Макс попросил забрать вас.

Склонив голову набок, я продолжила смотреть на него, следя за тем, как он внимательно с долей интереса осматривает помещение за моей спиной. Сначала я не поняла о чём он говорит, но потом в сознание всплыли слова Макса: тебе помогут… он сам придёт… Тогда я не предала этим словам значения, а сейчас… было странно видеть перед собой человека.

«Хотя какая разница, у меня, появился шанс свалить отсюда?! Так какого кляпа я ещё здесь?» – подумала, замечая за спиной парня старенький внедорожник.

– Поехали. – сказала выходя на улицу и под немного удивлённый взгляд Влада прошла мимо него к машине. – Ну, чего встал? – раздражённо бросила, увидев что он не сдвинулся с места.