Хранительница, стр. 5

На время оставив волка в покое, я решила сходить наверх и привести себя в порядок. Не спеша приняла душ, после чего немного задержалась над сумкой решая что одеть, а спустившись вниз, направилась на кухню. Приготовив завтрак, я присела за стол, неспешно его поглощая думала, чем же кормить волка.

«Понятия не имею что эти звери едят. (Я всё же городской житель.) Но если судить по фильмам и передачам то волки едят мясо, естественно в сыром виде»

На мгновение представив как буду кормить животного сырым мясом и как он будет его есть, передёрнула плечиком от отвращения.

– По-видимому это будет ещё то зрелище. – прошептала не видя иного выхода из этой ситуации, но тут же вздохнула с облегчением поняв что сегодня я от этой участи освобождена, так как волк ещё слаб, и навряд ли сможет есть. – Ладно, будем решать вопросы по мере их поступления.

После завтрака я вернулась в гостиную, достала баночки, которые всучил Михалыч, и стала аккуратно обрабатывать раны зверя, стараясь не разбудить его. При моих прикосновениях он вздрагивал, иногда дёргалось ухо, но тем не имение, зверь спал.

Обработав раны, я решила выйти на улицу, и, так сказать, разведать обстановку. Приехала я сюда поздней ночью и поэтому ничего толком не видела. Сейчас же время близилось к обеду, и через окна в дом пробивались солнечные лучи.

Накинув куртку я вышла на крыльцо и тут же оцепенела: за ночь снега намело много. Если посмотреть на это с позитивной стороны, картина, представшая передо мной, очень красивая. А если смотреть с реальной точки зрения, то я в полной жо..е!

Машину замело почти по самую крышу, а что творится на трассе, мне даже представить страшно!

– И как отсюда выбираться? – сама себе задала вопрос. – Буду надеяться, что через несколько дней дорогу прочистят. А если нет, будем вызывать МЧС! – попыталась утешить себя, только не очень–то у меня это получилось. Не потому, что никто не захочет ехать в такую глухомань, чтобы спасти бедную меня, а потому, что здесь связи нет! Это я заметила ещё вчера как только въехала на территорию леса.

Но паниковать было рано, пока зверь не поправится, я отсюда не уеду. Бросать его, больного, в лесу совесть не позволит, а везти с собой в город – это уже бред. Вот подлечу его, окрепнет, и отпущу на волю, тогда можно будет подумать о возвращении домой. А там найду нотариуса и договорюсь о продаже дома. Да, он прекрасен и мне очень понравился, но само его место нахождения… Очень долго и далеко добираться до него, а селиться и жить в подобном месте – я не готова.

Все это я поняла пока прогуливалась по территории прилежащей к дому. За ним я обнаружила еще несколько построек, но осмотреть их не решилась, да и замёрзла малость поэтому решила вернуться в дом, зная что для этого у меня еще будет время.

Потирая озябшие руки, я вошла в дом, и тут же наткнуться на злой взгляд голубых глаз.

Глава 3

Несколько дней прошли у меня одинаково. С утра я занималась волком, что с каждым разом становилось сложнее. Впрочем дед предупредил меня об этом: как только зверь окрепнет, он будет кидаться и навряд ли подпустит к себе.

Потом от нечего делать я раз за разом обходила дом, осматривая и изучая его. Все старалась понять, что это было за место. Никаких документов я здесь не нашла. Даже не смогла угадать, в какой комнате жила моя предполагаемая бабуля. Сколько бы раз я не обходила, и не осмотрела комнаты, все, как и предыдущая была чуть ли не вылизанная до чистоты! Ни соринки, ни былинки, даже не единой личной вещички нет! Что казалось весьма странным.

«Может старушка здесь и не жила, а дом ей просто принадлежал, и она его сдавала?»

На время пребывания в доме, я решила переселиться на чердак. Только на её двери я обнаружила засов. Но на ночь я все равно блокировала входную дверь креслом. Да, весьма не эффективная мера безопасности, но так было немного спокойней.

Дни шли, волк как и прежде неохотно подпускал меня к себе, но все же я старалась аккуратно обрабатывать раны. Разговаривала с ним во время процедур, иногда ругала, когда едва успевала отдёрнуть руку от его челюсти клацнувшей совсем рядом с ней, а порой уговаривала поесть. Разговор с волком не лучший выход, но от одиночества и скуки, такие разговоры иногда приносили спокойствие.

Вскоре он стал потихоньку разгуливал по дому, что не могло меня не радовать, значит, скоро можно будет выпустить его на волю. А вот как я выберусь в цивилизованный мир, из этого места, остается для меня проблемой. Связь за эти дни так и не появилась, и я стала беспокоиться. Скоро закончится отпуск, и я должна вернуться на работу.

Как обычно гуляя вечером вокруг дома, я стараясь понять, смогу ли добраться отсюда до деревни пешком. Да, погода улучшилась, но снег, по-видимому не скоро растает, а выбираться отсюда как–то надо. До деревни пара часов езда, пешком гораздо дольше,.

«Да, это будет сложно, но что поделать, не зимовать же мне здесь?!»

Вернувшись в дом, я прошла на кухню намереваясь съесть ужин, который приготовила ранее. Но то, что обнаружила там, меня возмутило!

– Ах ты, паршивец! – воскликнула, наблюдая за тем как волк, стоя на задних лапах, держась передними за стол, ест мой ужин!

Волк на оклик даже не обратил внимания, продолжая с удовольствием поглощать еду. Обиженная таким поведением, схватила со стола полотенце и бросила его в зверя. Тот резко поднял морду от тарелки, и как–то нехорошо посмотрел на меня. И его хищный взгляд мне не особо понравился.

Волк медленно спустил лапы и рыча не торопясь пошёл на меня.

Ещё со школы я помнила, что когда рядом хищный зверь, нельзя бежать, или делать резких движений. Поэтому, стала медленно отступать назад, проклиная себя и то несчастное полотенце.

За эти дни я настолько привыкла к волку, что совсем позабыла, о том что он дикий зверь. Отчего–то, ранее я не испытывала к нему страха, до этого самого момента. Только сейчас я поняла, что волку загрызть меня ничего не стоит. И до меня наконец дошло, какую я совершила ошибку, решив оставить волка у себя.

Я медленно пятилась от зверя, а он неспешно шёл на меня. Так незаметно он и припёр меня к стене откуда я уже не видела выхода. Бежать я бы никогда не рискнула. Волк хоть и был ранен, но он все же дикий зверь, и инстинкты у него превыше всего.

Зверь оскалившись зарычал и прыгнул на меня.

Испуганно вскрикнув я закрыв глаза и резко присела, сжавшись от страха в комочек. В голове пронеслась мысль; что это конец!

Почувствовав резкую боль в ноге я вскрикнула, резко подняв голову, тут же встретившись с хищным взглядом. Волк стоял близко, и я чувствовала его горячее дыхание на лице. Посмотрев в его голубые глаза, что напоминали мне лёд в холодной Антарктиде, наполненные ненавистью я неожиданно разозлилась. На него за то что напал, на себя за то что из-за глупости оказалась в опасности. Недовольно отпихнув морду волка, зло воскликнула.