Хранительница, стр. 2

Присев рядом, я тяжело вздохнула.

– И не жаль было такую красоту в расход пускать? – печально проговорила поднимаясь. – И как теперь отсюда уехать, зная, что ты тут лежишь? Надо хотя бы снегом тебя прикопать… – Сказав это, я стала оглядываться по сторонам. – Блин, и как назло нечем это сделать! Что ж, наверное, судьба у тебя такая.

Бросив в последний раз печальный взгляд на некогда красивое существо, негодуя, что с ним так поступили, я замерла от увиденного. Зверь оказался жив! Я точно видела, как он едва заметно дёрнул ухом!

Сначала я от испуга сделала шаг назад, но вот потом… Сама не помня себя, я вновь присела перед ним и, осторожно протянув руку, положила её на грудь животного, чтобы тут же отдёрнуть. Грудь животного от редких вздохов еле поднималась, и это было невозможно увидеть. Но я смогла почувствовала это едва прикоснувшись к нему.

Не знаю, что произошло потом, но я, не помня себя, вскочила на ноги и что было сил побежала к машине. Забравшись в неё я вырулила свою малышку в сторону поляны.

В груди колотилось сердце – то ли от быстрого бега, то ли от страха. В ушах шумело, дыхание сбилось, а руки от волнения ужасно дрожали. Я не понимала, что со мной происходит, но точно знала, что обязана помочь умирающему существу.

Добраться до поляны мне удалось быстро. Затормозив рядом со зверем, выскочив из машины и распахнув заднюю дверцу, я стала аккуратно загружать в неё животного. Задача оказалась не из лёгких, так как животное было чересчур большим и тяжёлым, но я справилась! Главным было то что, я его тут не брошу, как те изверги. Пусть даже не успею довезти до ветеринара, зато закопаю, как полагается.

Почему я так поступила? Сама не понимаю! Но мне вдруг стало так жаль этого зверя. Один, брошенный умирать в холодном лесу.

Вот так и доверяй потом людям! Сначала приручат, а потом безжалостно отдадут на растерзания и в итоге бросят умирать. И ведь есть такие люди, которые поступают так не только с животными, но и с себе подобными. И, глядя на этого зверя, с которым обошлись так жестоко, я вспомнила себя много лет назад, в точно такой же ситуации. И просто не смогла оставить его там умирать.

До деревни я доехала быстрее, чем рассчитывала, и у первого же прохожего поинтересовалась, где найти ветеринара. Мужчина озадаченно на меня посмотрел, потом почесал затылок под шапкой ушанкой и махнул в сторону домов.

– Дык дома он, где ж ему ещё быть? Вечер–то уже, – сказал то ли дядечка, то ли дедушка. Кто их разберёт! Отрастят бороду, и гадай, сколько лет этому или тому мужику! – Вон, третий дом, от нас видишь?

Я кивнула.

Трудно было не заметить третий дом, когда на улице их всего штук десять.

– Дык, он там и живёт! – сказал прохожий. – А, чего это тебе, городской, тут понадобилось? – подозрительно спросил мужичок.

Я на это ничего не стала отвечать, лишь поблагодарила и ринулась к указанному дому.

Не став зря терять время, чтобы докричаться до хозяина, я заскочила во двор и, поднявшись на крыльцо, забарабанила в двери. Долгое время никто не выходил и вообще не подавал никаких признаков жизни. Я даже успела подумать, что мужик то меня обманул. Хотела было вернуться и поинтересоваться у него, не спутал ли он чего: ну, мало ли, зрение подводит его или память. Но за дверью, наконец, послышались шаркающие шаги и недовольное ворчание. А через минуту мне открыл худощавый старичок.

Окинув дедушку внимательным взглядом (в принципе, как и он меня), я, в глубине души надеясь, что этот старичок не является ветеринаром (хотелось думать что он… да хоть отец ветеринара),задала вопрос:

– Вы, ветеринар?

– Да, я! – ответил дедуля, причмокнув губами.

«Какой из этого старичка может быть ветеринар? Да он даже лапу зверя поднять не сможет!» – подумала я вздохнув от безысходности.

–Что ж, тогда вы мне и нужны. Точнее, ваша помощь.

– Эт, тебе не я нужен. Эт, тебе к Степанне, – проговорил дедок.

– А она кто? – удивлённо спросила, непонимающе смотря на старичка.

– Так, врач она, – ответил дедок. – Через дом от меня живёт. Если пойдёшь к ней, привет от Михалыча передай, – сказал он и стал разворачиваться, чтобы уйти.

– Эй, а зачем мне к этой вашей Степанне? – спросила я хмуро, не понимая, на кой чёрт мне к этой женщине идти.

– Так ты сама сказала, что тебе помощь нужна, – удивлённо проговорил старичок.

– Да не мне помощь нужна! – воскликнула, начиная потихоньку злиться.

– Вы уж определитесь, милочка, нужна вам помощь али нет! – проворчал дедок.

«Во мля!» – выругалась про себя.

– У меня в машине едва живой зверь лежит, которому требуется помощь, а мы тут лясы точим… то есть, беседы светские ведём. Помощь нужна. Но не мне, а зверю, он там в машине лежит, – очень медленно проговорила я, стараясь все внятно объяснить старичку. Ну, мало ли, возраст, и поэтому ему так трудно понять что от него требуется.

– Так чего ж ты молчала?! – возмутился дедок как только услышал о животном.

«Это я–то молчала?!» – хотела возмутиться, но вовремя поняла, что скорее всего моё возмущение пройдёт мимо ушей дедули или спровоцирует его на дальнейший разговор, а у меня на это нет времени.

– Чего стоишь?! – прикрикнул на меня дедок, отчего я подпрыгнула на месте. – Давай его в дом!

И пусть приказ старичка был сказан так, что я готова была бежать его выполнять в ту же секунду, но тут была небольшая проблемка… Точнее, очень большая проблема.

– Я не могу сделать это сама, он слишком большой. Мне б кого в помощники… – неуверенно проговорила я, опасаясь, что дедок откажет в помощи.

– Колька! – довольно громко крикнул старичок, отчего я вздрогнула.

– Чего, бать? – донёсся из дома басовитый голос.

– Подь сюда, говорю!

И на этот зов из дома вышел… Его и человеком–то назвать язык не повернётся! Мужчина, вышедший из дома, больше напоминал мне скалу, то есть гору. Гору чистых мышц! Широкие плечи мощная грудь… даже вязаная кофта на несколько размеров больше не скрывала всех рельефов тела.

И я засмотрелась на эту красоту! Нет, не то чтобы мне нравилось такое тело, просто… такого я ещё ни разу не встречала! В городе все мужчины по сравнению с этим человеком какие–то дохляки.

– И долго ещё пялиться будешь? – спросил мужчина басом и так посмотрел на меня, что я даже смутилась. Совсем немного, но все же.

– Извините, – пискнула я.

– Где животное?

Видно, пока я некультурно рассматривала мужчину, он успел пообщаться с дедком.

– В машине, – быстро ответила и спешно сошла с крыльца, чтобы почти бегом добраться до машины.

Мужчина, шел вслед за мной и что–то недовольное бурчал, типа «понаехали тут…». Но я не стала обращать на это внимания – не до этого было. Если бы не спешка и боязнь, что не успею помочь животному, я бы с ним поспорила на тему, кто куда понаехал.