Сундук с чудовищами, стр. 27

Другие девочки тоже заговорили, и в классе поднялся небывалый для пансиона гвалт. Юлианна подошла к Эсми и потрясла у нее перед носом дневником.

— А еще там из-за тебя появились две девочки! Они призраки! Ты их выдумала?

— Выдумала, — пробормотала Эсми. — Юлианночка, ты, пожалуйста, не горячись… я читала! Да! Я читала вслух! Знаешь, почему? Мне Лисси дала такую книжечку, в которой сказано, как писать книжечки, и… и там есть совет читать свои творения вслух!

— Творения! А у нас там друг теперь с подселенным к нему духом! — покраснев от злости, вскричала Юлианна. — А еще какая-то мертвая ведьма!

— Да! — воскликнула Эсмиральда. — И между прочим, я хотела сама быть героиней, которая с нею поборется! А вы бы лежали в обмороке от страха, в мокрых панталонах!

— Барышня Сланге! Барышня Амадор! — попыталась вклиниться в перебранку госпожа Маркура.

— Она совсем дура! — в ярости закричала Юлианна.

— Я не знала, что оно все материализуется, — сказала Эсми уже тише, но ее все прекрасно услышали. — Честное слово: я не чертила закрепляющих рун и никаких других чар не применяла. Если хочешь знать, Юлианночка, я даже тебе не собиралась вредить, хоть и хотелось иногда. И не знала, что настоящие чудовища и моя книга связаны, пока…

Тут девочка шмыгнула носом. Стало видно, что она еле сдерживает слезы.

— Пока одно чудовище не пришло прямо ко мне под окна. Вчера вечером. Оно было огромное, страшное… и я его узнала. Это была Бяка. To чудовище, которое никак не получалось у меня создать на практике, но зато я его описала…

— Понятно, это ваш особый дар, барышня Сланге, — сказала госпожа Маркура. — Прошу всех сесть и успокоиться. Теперь всем нам нехудо бы разобраться с тем, что произошло.

Карина почувствовала, что ей совсем нехорошо. Она представила, что было бы, прочитай Эсми что-нибудь действительно ужасное из ее «творения», и упала со стула на пол.

Глава 26. Компания растет

Очнулась Карина довольно быстро. Она сидела на своем стуле, с мокрым платком на лбу. Возле нее хлопотали Шарлотта и Генриетта, совали в нос пахучую смесь, которую воспитанницы называли «чихалка» и хлопали по тыльным сторонам ладоней. Госпожа Маркура что-то быстро-быстро перемешивала в стакане. Карина даже издалека почувствовала запах знакомых трав, и про себя улыбнулась этим ароматам. Раддан, горчайка, полынь, зверобой, сосновые почки и вонюшница, про себя перечислила девочка.

И чихнула, потому что Генриетта сунула «чихайку» ей прямо в нос.

— А почему это ты говоришь, что не знала про чудовищ, Эсмиральдочка? — услышала Карина голос Юлианны. — И чем докажешь, что это не ты натравила на меня того быстро растущего чудика, из-за которого я, между прочим, осталась без зонтика? А?

— Ах, перестань, Юлианночка, — сказала Эсми. — Да, я читала вслух. Но никакие чудовища, призраки и мертвые ведьмы рядом не появлялись. Никогда!

Госпожа Маркура отодвинула девочек подальше от Карины и протянула полный стакан травяной смеси. Холодный, даже запотевший стакан! А пахло горячим отваром…

— Выпейте, барышня Розенблюм, — велела директриса. — А вы, барышни, угомонитесь. Я уже просила. Вы ведете себя невоспитанно!

Этого обычно было достаточно, чтобы прекратить споры. Вот и сейчас девочки притихли. Да и остальные стали вести себя гораздо тише: не лезли посмотреть, как там Карина, перешли на тихий шепот и постепенно успокоились.

— А может быть, — сказала Генриетта, — дело не только в Эсми?

Эсмиральда отошла подальше так быстро, что Юлианна кинулась догонять.

— Ну конечно! — возликовала она. — Не могла Эсми все это одна сделать! Нет у нее никакого дара!

— А вот и есть! — обиделась Эсмиральда. — Есть!

И тут же добавила совсем тихо:

— Только рядом с Джеммой он сильнее.

— Джемма Сторм? — удивленно обернулась госпожа Маркура.

Воспользовавшись этим, Карина отставила стакан подальше. Зелье получилось ароматным, но очень крепким и горьким, да еще таким ледяным, что у девочки заболели зубы.

— Она, — кивнула Эсми. — У нее дар усиления.

— Не знала, — нахмурилась директриса.

Ей, конечно, это было неприятно: чего-то не знать о ком-то из воспитанниц. И ладно если б это была новенькая! Но Джемма-то уже отучилась в пансионе целый год!

— У нее недавно это, — сказала Эсми и деликатно высморкалась в платочек. — Только с этого лета. У второгодок еще толком даже практики не было, вот вы и не знали, госпожа Маркурочка. Извините… мы не знали, что это далеко зайдет.

— Извините? — возмутилась Юлианна. — Да вас надо за такое исключить!

— Тебе, Юлианночка, и не то сходит с рук! — сказала Фэнни, заступаясь за одноклассницу.

— Это другое! — заспорила Юлианна, но Карина встала и взяла подругу за руку.

— Нет, Юлианна. Не другое, — сказала она. — Если всякие выходки прощают нам, их простят и другим. Тем более, что от этой выходки никто не пострадал.

— Мне хочется знать, — подняла руку робкая светловолосая Белинда, — а точно никаких последствий не будет? Когда говорят о мертвой ведьме… это звучит страшно.

Тут Карина испуганно икнула.

— Я думаю, надо прочитать все, что написала Эсми, — сказала Шарлотта. — И сделать это должна Юлианна. Только не вслух.

— А чо сразу я? — спросила Юлианна.

— Потому что если что-то произойдет, ты сразу применишь свою наоборотную магию — и ничего не будет, — сказала Шарлотта.

— Нет, — произнесла госпожа Маркура. — Насчет ведьмы выяснять будут специалисты.

И так вздернула маленький круглый подбородок, словно кто-то еще мог осмелиться с нею спорить.

Воспитанницы спорить не стали. Только Эсми подняла руку.

— Можно я буду присутствовать? Все-таки я — автор.

— И Джемма, — тут же сказала Юлианна.

Она была сердита. Карина ее понимала! Очень хорошо понимала! И тем не менее, их компания, кажется, разрасталась. Карине даже казалось, что скоро их маленький круг снова расширится!

И еще ее беспокоило: как там Теренций?

Глава 27. В подземелье

Теренций Августус Геллен был наказан. Господин Тиольф, испуганный грядущим объяснением с матерью проштрафившегося студента, уже успел с утра извиниться раз десять — но наказания не отменил. Оно состояло в уборке подземелья. Там когда-то располагалась лаборатория, а еще раньше, когда Темная школа была еще старинным обиталищем древних некромантов — тюрьма.

Теренций вовсе не роптал. Подземелий он не боялся. Тем более на большом каменном надгробии, которое сюда приволокли неизвестно когда и зачем, сидели — по обе стороны от ловушки для духов — Полина и Мира. В темноте они слегка светились. Но Теренций все же предпочел взять сюда парочку больших волшебных ламп, потому что света от призраков было для уборки недостаточно.