По струнам гитары, стр. 1

ГЛАВА 1

POV Ульяна

Выхожу на улицу, кутаясь в шубку и поправляя сумку на плече.

Оглядываю пустынную улицу и тёмное небо, затянутое тучами. Похоже, скоро опять пойдёт снег. Это умозаключение заставляет меня поёжиться.

Хоть я нередко отдаю предпочтение белому цвету, зима сводит меня с ума. Не люблю холод. Его мне сполна хватило в собственном доме, чтобы наслаждаться сугробами, промёрзлой землей и заснеженными деревьями.

Отхожу от дома, чтобы поднять глаза вверх и взглянуть на окна квартиры, из которой я только что вышла. Губы растянулись в глупой улыбочке. Думаю, у них всё наладится. Гай умеет добиваться желаемого. И Вили он не просто хочет, а любит до безумия, в чём теперь не сомневаются ни соседи, ни все жители страны. Столь громкое признание с вероятностью сто процентов уже гуляет по просторам всемирной сети.

Облегченно вздыхаю, радуясь и одновременно удивляясь. Когда я подавала заявку на должность ассистента избалованной суперзвезды, я даже не думала, что они с Вили станут мне роднее, чем моя титулованная семья с трёхсотлетней историей.

Ступаю на дорогу, каблуки моих высоких сапожек разъезжаются. Я хватаюсь за воздух, чтобы удержаться. На что я надеялась? Только что на чудо! И оно, видимо, свершилось. Потому что мне удалось удержать равновесие. Спасибо маме и её йоге.

Хруст!

Смотрю под ноги, выдыхаю. Это не каблук, а всего лишь лёд трескается под тяжестью моего тела. Хотя это спорное утверждение. За последнее время я, конечно, немного набрала в весе, но всё же не настолько, чтобы удовлетворить моего лечащего врача.

Достаю телефон, чтобы вызвать такси. Словно почувствовав, он завибрировал, затем пустынный двор оглушил звук рингтона. Морщусь, высовывая язык – неподобающий жест для благовоспитанной девушки.

Живо представляю худощавую фигуру матери, её скрещенные руки на груди и грозящий мне палец, с отполированным до блеска ноготком. Хорошо, что это всего лишь мираж, и я легко могу отмахнуться от него, тряхнув рукой перед собой. На его месте появляется пар, вырывающийся из моего рта.

– Ещё не уехала?

Оборачиваюсь на мужской голос, по-видимому, обратившийся ко мне. По телу сразу расползлись мурашки, стоило только столкнуться взглядом с двумя тёмно-синими сапфирами, служившими этому парню глазами.

Вит Гром.

– Как раз собираюсь вызвать такси, – двигаю рукой и зажатым в ней телефоном.

Лицо парня остаётся в тени, я не могу разглядеть его. Сияют только его глаза. По крайней мере, пока он не двинулся в мою сторону, чтобы поравняться со мной.

Вот теперь мне отчётливо видно лицо, которое должно принадлежать дьяволу-искусителю, не меньше. Точёные формы, вздёрнутый подбородок – по своему высокомерию этот парень может посоперничать с королевскими особами.

Его непроницаемые глаза опустились по мне. Начиная с макушки моих русых волос, заколотых в высокий хвост, немного задержались на лице, затем размашисто прошагали по моему телу.

Я не выдержала, поправила на носу широкие очи в тёмной оправе. Губы парня выпрямились, превращаясь в две сплошные, а колечко в его заострённом носу дёрнулось.

– Хочешь, я тебя подвезу?

Нижняя губа падает вниз от удивления. Вит Гром только что предложил меня подвезти?

Я уставилась на него, больше напоминая рыбку, чем человека. Парень кивает на припаркованную машину.

– О-у, – невольно вырывается у меня. На что Вит почти зло усмехается.

– Что, принцесса, не привыкла кататься на таких машинах? – Парень даже не старается скрыть, что издевается, выделив слово «принцесса». Так меня ещё не называли.

В груди защекотала обида. За кого он меня принимает?

Я выпрямила спину, походкой от бедра направилась к машине, на которую он указал.

Старенький представитель российского автопрома, с вытянутой мордой и скошенной задницей. Не могу сказать, что это за автомобиль. Я не разбираюсь ни в современных марках и моделях, ни в раритетных.

– С удовольствием принимаю твоё приглашение, – пафосно выдаю, бросая вызов, желая доказать, что я не принцесса. И вместе с тем говорю, как принцесса. Пусть теперь сам идёт на попятную.

Вит прыскает, медленно подходя к своей машине. Я против воли любуюсь его плавной походкой и подтянутым телом, облачённым во всё черное – кожанку-косуху, джинсы и берцы. Он как моя полная противоположность.

Если бы нас поставили рядом и спросили, кто ангел, а кто дьявол – в ад бы отправился именно он. И от этого моя гладкая кожа превращается в гусиную, покрываясь мелкими белыми пупырышками.

Парень нажимает на брелок от сигнализации, машина открывается. Я как можно изящнее забираюсь на сиденье. Охаю, оказавшись внутри. В воздухе витает запах полироли. Каждый клочок старенькой машины начищен до зеркального блеска. Сиденья обтянуты тёмной кожей, аналогичным чехлом обмотан руль. А под ногами – синяя неоновая подсветка, создающая в салоне неповторимую атмосферу. Вот это да!

Вит медлит, но всё же занимает своё место. Я называю ему адрес, хотя он и не спрашивал. Парень выруливает на дорогу, а я невольно засматриваюсь на красоту его рук и пальцев, свободно лежащих на рычаге переключения скоростей.

Вит с лёгкостью переключает скорость, уверенно скользя по дороге. Набирает скорость, летит без напряжения, затем быстро притормаживает, когда появляется препятствие или загорается красный свет светофора. Стартует на зелёный, выравнивается, обгоняет и снова набирает скорость. Хоть я его плохо, а точнее вообще не знаю, но что-то мне подсказывает, что Вит и в жизни такой. Движется плавно, чётко, не сворачивая и не юля.

– Мне вот интересно, – быстро поднимаю глаза, услышав бархатный голос Вита, и надеясь, что меня не поймали с поличным за любованием его рук и профиля, – что входит в обязанности ассистента? – Фух! Незаметно выдыхаю, радуясь, казалось бы, нейтральному вопросу. Но не успеваю ответить, как Вит продолжает в издевательской манере: – Бегаешь за кофе и вытираешь слюни?

– Нет, – произношу сквозь стиснутые зубы, – точнее… не только кофе, и Гай не страдает неконтролируемым слюнотечением. – С дикцией у меня всё в порядке. Опять-таки, спасибо маме и её логопеду. – В мои обязанности входит заботиться о Гае, выполнять его просьбы, следить за расписанием, – отмахиваюсь, – и так далее…

– Хм, – Вит задумался. – А если Гай вдруг перестанет быть Гаем Биго, чем ты займёшься?

– Что ты имеешь в виду? – Недоумевая, хмурюсь, отчего над носом образуется складка. – Я чего-то не знаю?

Вит хмыкает.

– Я лишь спросил.

Я заёрзала на сиденье, почувствовав странную тревогу. Абсолютно беспочвенную. Последние полгода моя беспокойная жизнь превратилась в комфортную. Всё благодаря Гаю, на которого я теперь работала, огибая его директора. После того, как Гай и Вили начали встречаться и продвигать свой альбом, я просто следовала за ними, не переживая и не дёргаясь. Гаю было хорошо и мне тоже.