Краткая история. Монголы, стр. 1

* * *

Краткая история. Монголы

Карта 1. Тюрко-монгольские племена и их соседи ок. 1200 г. накануне набегов Чингисхана в 1206 г.


Краткая история. Монголы

Карта 2. Империя Чингисидов и улусы в ее составе ок. 1280 г.


Краткая история. Монголы

Карта 3. Империя Юань (1261–1368), основанная ханом Хубилаем после падения империи Сун в 1279 г.


Краткая история. Монголы

Карта 4. Мини-государства Ирана после распада государства Хулагуидов в 1335 г.

Введение
От изгнания до абсолютной власти: падение и взлет Тэмуджина (Чингисхана)

Политическую трансформацию, сопровождавшую первый на планете опыт глобализации, часто ставят в заслугу одному человеку – Тэмуджину [1], великому хану Чингису. Захват власти среди тюрко-монгольских племен Евразии, а позднее ловкая игра на слабостях соседних империй позволили ему зажечь искру революции, которая буквально захлестнула полукочевые общества тюрков, изысканные, но уязвимые города Китая, погрязшие в междоусобицах общины исламского мира, практически беззащитные земли на границах Европы.

В пропаганде Чингисидов XIII века монгольское завоевание – всегда неминуемый разгром и безжалостное истребление. Приукрашенный друзьями и союзниками (а также врагами и жертвами), этот образ Чингисидской империи господствует и поныне. Но он слабо связан с реальностью. В сердце Азиатского континента от Восточной Европы до Восточной Сибири, от Японского моря до Эгеиды, от Сирии до Кашмира и от Вьетнама до западных берегов Черного моря правили энергичные, многонациональные ханства. От иранского Тебриза, столицы государства Хулагуидов, до Ханбалыка, столицы империи Юань, где правил объединенным Китаем величайший император мира – хан Хубилай, монгольские Чингисиды поражали весь мир изысканностью и богатством своих городов и караванов. А изменения климата, раздоры в среде недальновидных элит, изветшавшие, коррумпированные империи и застарелые, выхолощенные идеологии – всё это умело обратил себе на пользу вдохновенный авантюрист и охотник за удачей, которому удалось изменить мир и обеспечить своей семье богатство и безопасность, которых сам он в юности был лишен.


Краткая история. Монголы

Чингисхан. Мраморная арка, Лондон. Скульптор: Даши Намдаков

© Halcyon Gallery, 29 Bond St, W1J 6NP


Тэмуджин рос обездоленным юношей, чей взгляд на жизнь сформировался под влиянием жестокого детского опыта. После того как его отец был вероломно убит, юный Тэмуджин, изгнанный из клана вместе с матерью, братьями и сестрами, глубоко впитал в себя подозрительность, решимость и холодную безжалостность – чтобы выжить. За пределами узкого семейного круга в его напористости рано распознали угрозу, и лишь нежный возраст уберег от стального клинка его шею, взамен познавшую тяжесть деревянной канги. Тэмуджин был вынужден сражаться, чтобы спасти семью; превозмогать одну за другой множество бед, дабы отомстить за несправедливость, причиненную его отцу, матери и ближайшим родственникам. К тому моменту, когда он достиг вершины могущества в своем замкнутом мире степи, он уже очень хорошо понимал, что слабость живет не только в сердцах людей, но и в обществе, в совокупности общественных связей. И он не колеблясь насаждал свое видение окружающим, в том числе любому, кто мог бы осмелиться помешать его планам.

Не обращая внимания ни на семейно-клановые связи, ни на социальный статус, Тэмуджин собрал вокруг себя тех, чья преданность была испытана и не вызывала сомнений. Горький опыт научил его разбираться в слабостях, влечениях и движущих силах человеческого духа, а потому даже в пучине боли и отчаяния он никогда не позволял страху и сомнениям поглотить себя. В 1206 году Тэмуджин разгромил, покорил или привлек на свою сторону большинство тюрко-монгольских племен Евразийской степи [2]. Объединенные племена провозгласили его своим вождем и принесли клятву верности; вера в его лидерство была непоколебимой, в подтверждение чего он и получил прозвище Чингисхан: могучий хан всех ханов [1]. Тэмуджин вознаграждал тех, чья вера в его предназначение совпадала с его собственными взглядами, когда дело доходило до назначения на почетные и влиятельные должности. Но он ясно дал понять, что устанавливает в степи новый порядок: власть принадлежит достойным, награды достаются наиболее способным, доблесть находит признание, умения используются должным образом, а профессионализм ведет к повышению статуса.

Ядро империи Тэмуджина сформировалось в тот период, когда он переживал свои худшие времена. В попытке найти выход из сложившегося положения он, поверженный, обманутый, скрывающийся среди холмов, собрал вокруг себя тех, кто остался предан ему. Именно тогда, в момент знаменитой Балджунской клятвы, самые верные его сторонники заявили о своей вечной преданности. Тем не менее соратники Тэмуджина представляли собой не правящую тюрко-монгольскую элиту, а пестрое и разномастное сборище. Среди них было трое христиан-кереитов, меркит [3], двое буддистов-киданей, а также трое мусульман (вероятно, купцов). Достоверно неизвестно, была ли Балджуна рекой, озером, прудом, вади [4] или долиной; но в этой местности «было несколько маловодных родников, недостаточных для них и их скота. Поэтому они выжимали воду из грязи и пили [ее]» [5] [2]. Это краткое описание знаменитого инцидента в вади Балджуна содержится в персидской хронике, повествующей о ранней истории иранского государства Хулагуидов. История передана почти в библейских выражениях и служит подходящим прологом к надвигающемуся перевороту.