Проклятие Дарка, стр. 1

Проклятие ДаркаГлава 1Проклятие Дарка

Легкие, словно бабочки, поцелуи прошлись по моему телу, вырывая из сна. Крепкие руки любимого мужчины коснулись моей талии. Обхватив мое лицо руками, муж наконец накрыл мои губы поцелуем, на который я с готовностью ответила, крепче прижимая его к себе.

— С годовщиной, любимая!

Горячий шепот раздался возле уха, и я искренне улыбнулась.

Обожаю так просыпаться!

— И тебя с годовщиной, дорогой.

— Я не против, чтобы ты начала меня поздравлять прямо сейчас.

Проворные руки мужа уже залезли под маечку, заставляя меня засмеяться. Я была совершенно не против поздравить горячо любимого мужчину с годовщиной нашей свадьбы прямо сейчас.

— Мама! Мама!

Детский крик и топот ног раздался совсем рядом с нашей комнатой. Я успела лишь скинуть с себя Мишу и протянула руки к любимому сыну.

Максим шустро запрыгнул на кровать и нырнул в мои объятия. Мой маленький ангелочек, как же я люблю тебя!

— Мама, папа, поздравляю вас! – воскликнул Максим после того, как пообнимался и с отцом. – У меня для вас подарок.

Вскочив, он выбежал из комнаты, чтобы вскоре вернуться с рисунком в руках.

— Это вам!

Сын с гордостью вручил нам с мужем рисунок, где была изображена наша семья. На моих глазах заблестели слезы. Кажется, я стала слишком чувствительна в последнее время.

— Спасибо, сынок!

Муж решил первым поблагодарить нашего любимого сына, пока я, как завороженная, смотрела на рисунок. Вскоре и я присоединилась к их объятиям.

После семейных обнимашек Максимка расположился на кровати между мной и мужем. Хитро переглянувшись с Мишкой, мы одновременно начали щекотать нашего маленького ангела. Максим начал вырываться и заразительно смеяться. Так мы и дурачились, как малые дети. Я была невероятно счастлива. Что может быть лучше, чем слышать смех дорогих тебе людей?


Голова ужасно болела. Приоткрыв глаза, я вновь зажмурилась из-за ярких огней вокруг.

— Вы слышите нас, миледи?

Чей-то голос резанул слух, заставляя меня поморщиться. С трудом приподнявшись с какой-то холодной поверхности, я вновь попыталась приоткрыть глаза.

Увиденное заставило меня сомневаться в своей вменяемости. Кажется, я оказалась в пещере. Сидела на огромном камне, жутко напоминавшем алтарь для жертвоприношений из фильмов. Вокруг меня были подозрительные люди в странных красных балахонах, капюшоны которых полностью закрывали лица.

Что происходит? Кто это? И где я, черт возьми, нахожусь?

— Кто вы? Где я? Где мой муж и сын?

Вопросы посыпались из меня, а страх за родных сковал сердце. Где они? Где Мишка и Максим? Что происходит?

Когда один человек отделился от остальных и начал приближаться ко мне с ножом в руках, меня озарило.

Секта.

Я находилась среди чертовых сектантов.

Совсем недавно я слышала по телевизору, что в городе орудует новая секта. Кажется, в передаче рассказывали о людях, которые, попав туда, больше не возвращались домой. Они либо оставались в секте, после того как им промыли мозги, либо их трупы находили спустя несколько месяцев. Никакой из этих вариантов меня не устраивал. Как я могла вляпаться в такое дерьмо?

Когда нож блеснул прямо передо мной, я закричала. Попытка вырваться из западни была пресечена на корню.

— Она слишком рано очнулась! Держите ее!

Меня обхватили несколько сильных рук, не позволяя сопротивляться. Вскоре я почувствовала легкое прикосновение пальцев ко лбу, после чего меня поглотила тьма.

Последняя мысль была о муже и сыне. Где они? Что с ними? Надеюсь, они в порядке.


Проклятие ДаркаГлава 2Проклятие Дарка

Десятилетие нашей с Мишей свадьбы было решено отпраздновать в небольшом ресторанчике, который располагался недалеко от нашего дома. Мы решили отметить торжество в чисто семейном кругу, куда входила еще моя лучшая подруга Марина.

Майская Марина Николаевна. Она была такой же сиротой, как и мы с мужем. Свою фамилию получила потому, что в мае месяце еще младенцем была найдена в старом парке города. Ее бросили недалеко от мусорного бака в малолюдном месте. Что за звери могли это сделать? Как можно было бросить собственное дитя? Я никогда не пойму таких людей.

Мой муж оказался в детском доме в возрасте десяти лет, когда его мать лишили родительских прав. Отца он никогда не знал, а мать была законченной алкоголичкой, которая издевалась над собственным сыном. Миша редко рассказывал о том периоде своей жизни, но долгие годы его мучили кошмары, не дававшие ему покоя. Михаил ненавидел собственную мать. Именно поэтому после свадьбы не я взяла его фамилию, а он мою. Так он и стал Поляковым Михаилом Петровичем.

Я же попала в детдом, когда мне исполнилось семь. Я только пошла в первый класс, когда узнала, что мои родители разбились на машине. Родственников у меня не было. Поэтому я оказалась никому не нужной сиротой.

Детский дом свел нас. Трое никому не нужных людей стали нужными друг для друга. Мы обрели семью.

— Десять лет! Вы женаты уже десять лет! Я так рада за вас! Желаю, чтобы вы прожили в браке еще не один десяток замечательных лет. Будьте счастливы, мои родные!

Маринка с блестящими от слез глазами держала в руках бокал шампанского. Ее тост тронул до глубины души.

— Спасибо, дорогая, — с улыбкой сказала я.

— Ты сегодня потрясающе выглядишь!

Горячий шепот обжег мое ухо. На комплимент мужа я улыбнулась и нежно поцеловала дорогого супруга.

— Люблю тебя, — прошептала я, стоило мне только оторваться от манящих губ.

— И я люблю тебя, моя дорогая. Жить без тебя не могу.

Сейчас мне двадцать восемь лет. Часть жизни уже прожита, и с гордостью могу сказать, что я, Полякова Лилия Владимировна, поистине счастливая женщина. У меня есть любимый муж, шестилетний сын и подруга, которая никогда не бросит в беде. Что еще нужно для счастья?