Я - плата вампиру!, стр. 1

1. В лапы к монстру

Ламия


— Почему я?! — слёз не было, лишь горечь разочарования и обида на то, что отец не захотел оспорить падший на меня жребий. — Зачем ты вообще добавил меня в этот чёртов список?!

— Ламия, я никуда тебя не добавлял, — устало проговорил отец.

— Тогда почему именно я должна идти в лапы к этому монстру?! — не унималась я, надеясь выпутаться из этой ситуации.

— Потому что он сам тебя выбрал! — вынес приговор отец, не смотря глаза.

— Но, но…

— Всё решено, назад дороги нет. К рассвету ты должна стоять возле ворот его особняка, иначе даже боюсь подумать, чем всё это может закончиться.

Понимая, что переубедить родителя не получится, я побежала в свою комнату, краем глаза замечая довольный взгляд сводной сестры. Пронеслась по коридорам, словно ураган, из последних сил сдерживая слёзы. Меня не покидало предчувствие, что что-то не так. Внутренний голос шептал, что это ошибка и мне стоит вновь поговорить с отцом, только я не стала этого делать. Упала на кровать и разрыдалась, глуша крики обиды и горечи в комке пуха. За что? За что мне такая жизнь? Мало того, что мама умерла, когда я была ещё совсем крохой, так ещё отец решил привести в дом новую женщину с её эгоистичной дочкой в придачу. Она всячески портила мне нервы, донося отцу и мачехе о каждом моём неправильном шаге. С её появлением в нашем доме мои отношения с отцом стали портиться. Отец поначалу не обращал на её жалобы внимания, но потом что-то в нём поменялось. Он стал более грубым, и мне уже не так легко удавалось доказывать свою невиновность, так как эта паршивка, Юлейна, постоянно приписывала мне поступки, которые я не совершала. Отец перестал слушать меня, уделять внимание, а самое страшное, что он перестал мне верить, как было всегда до его женитьбы на моей мачехе.

Помню, как однажды она разбила любимую мамочкину вазу, которую отец купил на годовщину их свадьбы, и чтобы не схлопотать по полной программе, Юлейна заголосила на весь дом, какая я безалаберная и неуклюжая, что не смогла удержать в руках такое сокровище. На её крик прибежали отец и его новая жена. Как бы я не старалась доказать, что не причастна ко всему этому, мне не поверили, наказывая и запирая в комнате на два дня. Я не могла никак понять, почему отец мне не поверил. Сколько бы ни думала и не гадала, это так и осталось без ответа.

Со временем я стала замечать, что отец больше проводит времени со своей новой семьей, так как я, увы, её частью уже не была. Из гостиной постоянно до меня доносился их радостный смех и обсуждения новых покупок, которые очень часто они стали совершать. Душила в себе горькую обиду, пытаясь отвлечься и заняться чем-то другим, так как ничего больше мне не оставалось.

Слёзы не желали заканчиваться, потоком выплескиваясь на подушку, зажатую у меня в руках. Сквозь рыдания услышала тихий щелчок замка и стремительно подняла взгляд на входную дверь своей комнаты.

— Бедная Ламия! — ехидно пропела Юлейна, едко улыбаясь. — Какая жалость, придётся идти в руки монстра. А хочешь, раскрою тебе секрет? Милый папочка сам предложил твою кандидатуру, спасая меня, любимую доченьку, от тяжкой участи.

— Ты лжёшь! — прохрипела я, так как голос после рыданий ещё не успел прийти в норму.

— Не в этот раз! — блеснула она белозубой улыбкой. — Ему пришло письмо, где было чётко приказано отдать одну из своих дочерей, чтобы продлить договор о защите города.

— Нет! — прошептала я, не веря словам этой мерзавки.

— О, да! Папочка недолго думал, чтобы принять правильное решение, которое ты услышала несколько минут назад.

— За что?! За что ты так со мной?! — всхлипнула я, сдерживая наворачивающиеся на глаза слёзы.

— Да просто так! — рыкнула она. — Хочу быть единственной и неповторимой. А судя по тому месту, куда ты отправишься, теперь так и будет.

Её оскал я запомню на всю оставшуюся жизнь. Она ненавидела меня, вот только за что, я не знала. Юлейна гордо покинула комнату, оставляя меня в разбитых чувствах.

Наш небольшой городок был очень дружным, мирным и спокойным. И всё бы замечательно, да только беда в том, что он стоял на проклятом болоте. Каждое полнолуние из недр земли вылезали жуткие твари, вторгаясь на территорию нашего городка, и утаскивали с собой любого, кто попадался на их пути. Их не останавливали ни двери, ни замки, ни амулеты. Они боялись лишь одного — огня. Люди только благодаря этому и спасались. У нас на центральной площади, есть место, которое никто не решается тронуть или изменить. Небольшой холм, вокруг которого выкопан мелкий ров. В нём находилась не вода, как вы могли подумать, а масло. В ночь, когда должна была взойти полная луна, и болотные твари, обтянутые тиной, вырывались наружу из проклятой земли, все люди города шли именно туда, прижимаясь друг к другу и размещая в самом центре детей. Как только последний человек становился в круг, ров поджигали, бросая в него зажжённый факел. От соприкосновения с пламенем масло мигом вспыхивало, и людей окружал огненный круг. Только так жители города могли спастись от лап болотных монстров, которые не решались переступить через пламя.

Бывали такие моменты, когда огонь частично потухал из-за дождя или снега, и тогда некоторые люди гибли. Монстры мигом утаскивали их из круга, забирая с собой. Никто не решался прийти к ним на помощь, все охраняли детей, стоящих в центре. Такие моменты случались очень редко, но всё же это происходило. Отец много чего мне поведал о таких случаях, рассказанных ему ещё его отцом.

Много людей бы погибло, если бы не древний вампир, который пришёл на наши земли около двухсот лет назад. Он проживает на окраине, возводя вдоль границы города магический барьер, каждую ночь подпитывая его своими силами. Но не всё так хорошо, как кажется на первый взгляд. Раз в пятьдесят лет вампир просит плату за свои услуги — девственницу, которая восполняет его магический резерв, разрешая ему пить свою кровь.

Жители городка не могли придумать другого выхода из ситуации, кроме как выбирать девушку для вампира. Они решили бросать жребий, чтобы избежать обид и недомолвок. Сегодня был как раз тот день, когда нужно было бросать жребий, но что-то пошло не так, раз вампир сам решил выбрать себе еду.

Слёзы высохли моментально, уступая место здравым рассуждениям. Полнолуние через четыре дня, а это значит, что если я возьму лошадь, то смогу удалиться на приличное расстояние от проклятого болота и останусь цела. Ну, я верила в это. Хоть и говорят, что невозможно уехать из города, я всё же решила рискнуть.

Быстро соскочив с кровати, стала натягивать на себя походный костюм и запихивать в сумку все необходимые вещи. Десять минут, и я была готова. Осталось дождаться, когда все уснут, чтобы покинуть это место, которое раньше я считала домом. Пускай эта мерзавка Юлейна идёт вместо меня. Представляю её ярость, когда она поймёт, что именно ей придётся отправиться к вампиру.