Ступень 2. Младший ученик, стр. 63

— Землетрясение, мастер Суань! — раздалось в ответ. Лагерь, ещё минуту назад соответствующий всем требованиям армейского устава, превратился в сплошную мешанину рухнувших палаток, пытающихся подняться на ноги людей, крики, и идущий отовсюду гул. Творилось что-то невероятное, словно на лагерь обрушил заклинание сам император Ло.

— Смотрите! — заорал кто-то, и столько в его голосе было удивления, что все среагировали на его крик. Прямо в воздухе, искрящемся от неизвестной силы, проявлялась огромная серая башня. Угловатая постройка, десятки, если не сотни больших бойниц, сквозь которые можно выйти в полный рост.

— Вон ещё! — крикнул один из учеников Суаня, оказавшись рядом. — Мастер, это то, что я думаю? Слияние?

— Отступаем! — вместо ответа отдал приказ командир полка. — Всем приказываю отступать!

Землетрясение длилось не дольше пары минут, а когда закончилось, местность было не узнать. Десятки чужеродных строений, от пятнадцати метров и выше. Люди, кричащие что-то на неизвестном языке. Чуждые восприятию запахи.

— Похоже Скверна нашла способ, чтобы прорваться в наш мир. — негромко произнёс Суань. — Полк, занять круговую оборону!


Интерлюдия шестьдесят третья. Никто.

Едва он начал себя осознавать, как ему причинили боль. И почти сразу же кто-то быстрый сбил с ног, швырнув в холодную тьму. Он попытался подняться, чтобы вернуться туда, где светло и тепло, но ему вновь причинили боль. Он хотел закричать, но не смог. Руки потянулись к гортани, и пальцы тут же наткнулись на рукоять ножа. В этот момент свет погас, и он остался наедине с тьмой. Поднявшись на ноги, извлёк из шеи нож и попытался его осмотреть. Внезапно глаза перемтроились, и видимость резко возросла. Одновременно с этим в голове всплыли знания. Не его, он только родился, а того, чьё тело сейчас занимал. Именно знания, не память. Он внезапно понял, что за мир его окружает, и что в первую очередь ему нужно делать.

Поразмыслив, решил, что искать тёплую одежду нет смысла, ему не было холодно. Обе раны, нанесённые неизвестными, уже затянулись, из-за чего в груди появилась пустота. Чтобы заполнить эту пустоту, он должен заполнить её, забрав… Да, нужна чужая жизнь!

Осмотревшись, Никто выбрал направление и зашагал. В его правой руке был зажат нож, лезвие которого сияло таким же синим цветом, что и глаза нового хозяина.

Где-то вдалеке раздался одиночный вой зверя. На лице одинокого путника появилась улыбка.


Конец.